ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Джибути

Совершая самостоятельное путешествие в Африку, я решил лететь на восток континента "Ethiopian airlines", и хотя посетить Сомали не вышло, зато вышло увидеть достопримечательности Джибути, а также попробовать местную кухню; чтобы узнать, что посмотреть и где поесть в Джибути,  читайте отчёт

 

Сказать по правде, это самостоятельное путешествие в Африку вообще не должно было состояться. Чёрный континент я посетил несколько раз, и наелся им по горло – что экваториальной частью, что южной, что северной. Мне, конечно, хотелось разменять сотню посещённых государств, и я одно время присматривался к связке Мавритания-Сенегал-Гамбия, рассчитывая выгодно потратить накопленные мили программы «Etihad Guest» на билеты «Royal Air Maroc», но всё-таки решил отложить арабско-негритянский экстрим на отдалённое будущее. Мне куда больше нравилась идея совершить круиз по Карибским островам и добыть нужное число тамошними «карликами». Всё, казалось, было «на мази», и круиз подыскался, и билеты бизнес-класса до Мартиники сулили комфортную поездку, однако грянула пандемия, и счётчик стран после удачного 2019 года, когда я пополнил коллекцию аж шестью позициями, надолго замер. Весь «ковидный» год приходилось мотаться исключительно по России, следующий порадовал меня отдыхом в Танзании, и хоть затем мне удалось-таки побывать в Саудовской Аравии, достигнув отметки 96 государств, темпы продвижения отнюдь не радовали. Действительно, набирая по стране в год, я рисковал затянуть дело очень надолго. Требовался решительный шаг, и, скрепя сердце, я отважился на ещё одну африканскую вылазку.

 

 

Две страны из нужных четырёх сомнений не вызывали – удобнее всего летать по Африке «Ethiopian airlines» и, значит, Эфиопия попадала в пул однозначно, а отдых на Коморских островах должен был поставить эффектную точку в конце вояжа. Требовалось добавить ещё пару мест, и мне пришлось поломать голову, прежде чем нарисовался оптимальный маршрут. Заманчивую мысль посетить Сомалиленд я после размышлений отверг, получить визу Эритреи оказалось слишком проблематично, история повторилась с Южным Суданом, и в списке вариантов остались Джибути да Бурунди.

 

Что ж, если абстрагироваться от негативной репутации этой парочки, всё складывалось неплохо, по крайней мере с виду. Я собирался прилететь в Аддис-Абебу рано утром, прогуляться по окрестностям, вернуться в аэропорт, пообедать и на закате отбыть в Джибути. Вечерний рейс оттуда отлично стыковался с ночным до Бужумбуры, где следовало провести три дня, после чего опять-таки ночью улететь в Эфиопию и пересесть на рейс до Комор. Поистине, отличный расклад, особенно, если учесть, что все перелёты я собирался совершить бизнес-классом, с толком потратив мили «Miles and More», благо сборы «Ethiopian airlines» совсем не велики.

 

Как обычно, я подошёл к вопросу подготовки путешествия, тем более такого серьёзного, по странам Африки, с максимальной тщательностью. Выяснил, можно ли получить визы Джибути и Бурунди по прилёту, прояснил вопрос насчёт эфиопской визы, продумал программу экскурсий, подобрал достойные гостиницы, выбрал лучший отель на Коморах, словом, постарался на славу. И надо же тому случиться, что в самый ответственный момент бронирования премиальных билетов обнаружилась проблема, едва не поставившая крест на всех планах: чёртовы эфиопы изменили расписание, убрав из него ночной рейс в Бужумбуру.

 

Удар был силён, очень силён… Потребовалось срочно менять всю схему поездки, планировать ночёвку в Аддис-Абебе, сокращать пребывание в Бурунди, а, главное, при новом раскладе мне перестало хватать миль для выкупа билетов бизнес-класса по всему маршруту. То есть на дальние рейсы в Африку и обратно средства имелись, но для внутренних перелётов оставался только «эконом»…

 

Несложно представить, в каком настроении я пребывал вплоть до отлёта: самостоятельное путешествие по Африке, которое должно было стать образцово-показательным и ненапряжным, превратилось в настоящую эпопею выживания среди негров…

 

 

Ей-богу, проводи я время в «бизнесе», как планировалось изначально, впечатления от общения с чернокожими были бы на порядок лучше, ведь по дороге до Аддис-Абебы и далее в Джибути меня окружали вполне воспитанные люди, прилично одеты и почти не пахнувшие потом. Нет, конечно, меня малость покоробило, когда одна из VIP-персон, с почтительностью встреченная стюардессой, щеголяла заштопанным на спине пиджаком, но в целом первые два полёта прошли нормально. Я неплохо выспался на первом рейсе и, прибыв в столицу Эфиопии, вполне мог бы посвятить весь день, как и планировал, экскурсии. Увы, раз мне предстояло затем ночевать в Аддис-Абебе, не было смысла проходить контроль и платить за визу, а, стало быть, предусмотренная мной длинная стыковка теперь не имела смысла, о чём я очень сожалел. Хорошо, удалось комфортно провести время в уже хорошо знакомой бизнес-ложе аэропорта Боле, где и еды полно, и мест навалом, если, конечно, речь не идёт об утреннем «часе пик», когда прибывает и отправляется куча рейсов, а число пассажиров просто закшаливает. Как только волна схлынула, я получил зал ожидания практически в своё полное распоряжении, развалился в кресле с видом на город и принялся копаться в Интернете, изучая события, произошедшие за время перелёта. Пока то да сё, настал момент отправления, которое состоялось буднично, без огонька. Вот помнится, в прошлый визит мне пришлось побегать по терминалу, поскольку система регистрации дала сбой, и никто не мог сказать, в каком конце грузится рейс до Занзибара. Хорошо, тогда я успел на посадку, пусть и в последний момент. Нынче же суетиться не потребовалось, выход оказался именно тем, который объявили по трансляции.

 

 

Как я уже говорил, летать по Африке удобнее всего авиакомпанией «Ethiopian airlines», которая мотается в десятки мест, включая такие гиблые, как Конго, Сомали и Гвинея. Более того, в том же ДРК эфиопы не ограничиваются столицей, обслуживая также Лумумбаши с Гомой. Порой кажется, что самолёты используются как маршрутки: если летим на Занзибар, то высаживаем народ возле горы Килиманджаро, а по пути до Цюриха делаем остановку в Милане и т.д. Вот и здесь перелёт Аддис-Абеба – Джибути, сам по себе занимающий около полутора часов, был прерван на 50 минут ради посадки в какой-то дыре под названием Дыре-Дауа. Там вывалилась примерно половина пассажиров самолёта, причём освободился практически весь бизнес-класс, до того набитый под завязку. Процесс его постепенного заполнения, к слову, стал для меня сущей загадкой: пока мы торчали в аэропорту, ожидая вылета, каждые несколько минут из эконома появлялись всё новые и новые рожи, занимавшие свободные кресла. Учитывая, что вход осуществлялся через переднюю дверь, я так и не смог понять, откуда брались эти «бизнесмены»…

 

На побережье Аденского залива мы прибыли уже в полной темноте. Первая по маршруту страна встретила меня духотой и влажной жарой. Поначалу, пока пассажиры непринуждённо топали по лётному полю от «Боинга» ко входу в аэропорт, температура не особо чувствовалась, но потом я в полной мере ощутил, куда попал. Думаю, свою роль сыграл перепад между наружным воздухом и кондиционированным, заполнявшим терминал. Внутри здания было прохладно, вполне культурно и на удивление чисто, даже в туалете. Формальности не заняли и пары минут: я сумел заранее оформить электронную визу Джибути, которую и предъявил пограничнику. Тот спросил, где я собираюсь ночевать и, получив точный ответ, им удовлетворился. Вскоре мой верный рюкзак обнаружился в куче лежащих возле ленты транспортёра вещей, и, после того, как рентгеновский аппарат таможни не выявил в моём багаже ничего предосудительного, я вышел в зал ожидания, на землю 97-го по счёту государства, посещённого мною…

 

Перед тем, как стартовать, я некоторое время вёл оживлённую переписку с джибутийской гостиницей «Ras Dika», пытаясь получить подтверждение бесплатного трансфера. Отвечавший мне менеджер упорно талдычил, что ему обязательно нужна копия моего паспорта, а я не мог взять в толк, на кой чёрт она ему сдалась. Как выяснилось, отель посылает водителя с распечатками документов прибывающих, дабы точно знать, что везёт своих клиентов, не чужих. Шофёр, худощавый негр, стоял со скучающим видом в углу около двери на улицу и, кабы не моя внимательность, приветственную табличку я мог бы и пропустить.

 

Представитель гостиницы, уловив мой интерес, достал копию паспорта, предъявил её и, получив подтверждение, что на фото я, с некоторой грустью сообщил известие: придётся подождать других постояльцев. Я решил покамест осмотреться и опрометчиво выбрался на улицу. Ого, это после прохлады самолёта температура казалась сносной, на деле же липкая и влажная жара заставила меня вернуться на исходную позицию. Хорошо ещё можно было пройти в зал прилёта без досмотра…

 

Увидев меня вновь, водитель понимающе ухмыльнулся и продолжил безмятежное ожидание. Ждать пришлось недолго: я едва успел утереть выступивший пот, как подвалили попутчики, а именно пожилая итальянка и её то ли любовник, то ли племянник – понять сразу не получилось, уточнять же я не стал.

 

 

Тут случилась ещё одна заминка, так как пара пожелала обменять валюту. Я обычно стараюсь вести обменные операции в городе, ведь курс в аэропорту, будь то Джибути, Сеул или там Рио-де-Жанейро, почти всегда паршивый, однако, как говорится, своего ума не вложишь. Пришлось подождать ещё немного, пока мужик вернулся. Мы тем временем успели познакомиться и поболтать с его спутницей. Они, как оказалось, рассчитывали посмотреть на белых акул, коих у побережья Африканского рога пруд пруди, тогда как остальные достопримечательности Джибути их интересовали мало. На вопрос, что привело меня в подобное захолустье, я честно дал ответ: смотреть китовых акул мне без надобности, мною движет надобность посетить 100 стран, и эта 97-я по счёту.

 

На это итальянка с гордостью заявила, что Джибути у неё 108-я страна.

 

М-да, с понтованием вышел облом-с…

 

Дорога из аэропорта в центр города заняла около получаса. Всё это время мы мило болтали на тему путешествий, обмениваясь впечатлениями об экзотических уголках планеты. Итальянка поделилась воспоминаниями о Западной Африке в лице Бенина и Того, я убеждал её, что посещение Сальвадора и Гватемалы, которые она почему-то считала рассадниками криминала, совершенно безопасно. Попутно выяснилось, что дама - большой любитель волонтёрства, и вроде как собирается порадовать джибутийцев донатами. Ещё чуть позже меня шокировала её готовность сразу после заселения отправиться «в ночное» ради ужина в каком-нибудь аутентичном ресторане. Я сам люблю пробовать местную кухню, чем успешно занимался в самых разных местах, от Перу до Японии, однако сама мысль поесть в Джибути приводила меня в ужас; я ведь специально сытно пообедал на пересадке в Аддис-Абебе, чтобы избежать знакомства с общепитом сомалийского пошиба. Короче говоря, итальянцы произвели на меня очень сильное впечатление…

 

Возвращаясь к хронологии, могу сказать, что впечатление произвёл на меня и отель. Вопрос, где лучше жить в Джибути, я решил быстро: гостиницы делились на дорогие и очень дорогие. Платить 200-300 евро за номер, ей-богу, жаба душит, и, чтобы избежать чрезмерных расходов, я выбрал «Ras Dika Hotel» с хорошими отзывами и ценой в 72 евро за номер с завтраком. Решение было верным, здание казалось оазисом чистоты в окружении беспросветного джибутийского свинства. Правда, в соседней Эфиопии за те же деньги можно поселиться в роскошных условиях, однако другие варианты жить по разумной цене отсутствовали напрочь.

 

 

Сам отель, в целом, неплох, за исключением соседства с мечетью. Когда уставшего человека, лёгшего пораньше в надежде выспаться, будят около пяти утра, его реакцию предсказать несложно. Ладно, в моём распоряжении имелись четыре подушки с двух кроватей, и, завалив себя с головой, я всё-таки сумел снова заснуть. И ещё вечером где-то на час отключили воду, так что принять душ я не смог. С другой стороны, кондиционер работал, комары отсутствовали, шторы были достаточно плотными, то есть достоинства всё же перевешивали недостатки.

 

Возможно, своё слово сказала резкая смена климата, возможно, повлиял начатый мною курс приёма антибиотиков, но утром я ощутил некое бурление в желудке. Во избежание последствий пришлось сократить до минимума завтрак, который и так получился скромнее некуда. Я запихал в себя свежеприготовленный омлет, но отказался есть арабский фуль, ограничившись бутербродами, соком и кофе. Слопанное впрок не пошло, я около полутора часов лежал затем на кровати, опасаясь колыхать живот. Однако чекаут неумолимо приближался, вынуждая начать укладку вещей. Ближе к одиннадцати я собрал волю в кулак, попросил брюхо угомониться, обвешался рюкзаками и спустился вниз. Управляющая отелем, пожилая негритянка, укутанная до бровей в никаб, и портье, крепыш-китаец, мигом оформили выезд, приняли под свою ответственность мой большой рюкзак и попросили сказать, когда планируется трансфер в аэропорт. Я сообщил время вылета, тяжело вздохнул и вывалился на пышущую жаром улицу, рассчитывая за следующие несколько часов осмотреть главные достопримечательности Джибути.

 

 

Вопреки ожиданиям, город не плавился, даром, что столбик термометра перевалил за отметку +30. Думаю, причиной тому ветерок, тянувший со стороны океана – давеча вечерние 29 градусов ощущались очень сильно как раз из-за полного штиля. Тем не менее, я чувствовал себя не в своей тарелке, особенно ежели учесть моё прибытие из заснеженной декабрьской Москвы. Думаю, никто не удивится той радости, которая переполнила меня после встречи с огромным супермаркетом «Nougaprix», расположенным южнее торгового центра Хаммуди. Если тот в общих чертах напоминал европейские ТЦ, то продовольственный магазин и выглядел как нормальный, и внутри был устроен таковым. Главное, за стеклянными дверьми царил холод, которым я наслаждался всё время, пока болтался по торговому залу, изучая ассортимент. Надо отметить, цены на продукты в Джибути приемлемые, особенно если речь идёт о местном производстве. Например, килограмм яблок стоил 50 франков, бутылка «фанты», расписанная арабской вязью – столько же. Вот молокопродукты обходятся в копеечку, хотя, например, присмотренное мною мороженое-эскимо можно было купить примерно за евро. Что очень завышено, так это тропические соки – за каждый литр вынь да положь 450-500 франков, сиречь 3-4 евро. В целом, купить продукты в Джибути реально, и, ежели грамотно подойти к вопросу, за разумные деньги. Я не взял мороженое только потому, что опасался втравить желудок в очередную авантюру.

 

Народная пословица гласит, что сколько верёвочке не виться, конец всё равно отыщется. Вот и мне пришлось покинуть гостеприимный супермаркет, когда охрана начала косо смотреть, тем паче, что белую расу я представлял один-одинёшенек. Вздыхая по прохладному раю, я выкатился на улицу, чтобы, прячась от солнца по теням зданий, начать осматривать достопримечательности Джибути. С одной из них, кстати, как было сказано ранее, я свёл заочное знакомство, поскольку именно она не давала мне спать. Мечеть Хаммуди построили в конце XIX века посреди центра города явно в расчёте докучать иностранцам. Ничем особенным в плане культуры или архитектуры она не выделяется, чего нельзя сказать про её коллегу, Турецкую мечеть. Вот та хоть и построена недавно, меньше 10 лет назад, отличается определённым изяществом. Как легко догадаться, её появлением джибутийцы обязана турецким единоверцам, отчего здание сильно напоминает мечети Стамбула, а не, к примеру, Дамаска или ОАЭ. Венчают постройку два минарета, вытянувшиеся почти на полсотни метров; именно они привлекли моё внимание, поскольку сама нетривиальная достопримечательность Джибути практически отсечена от любопытных взглядов домами, выстроившимися вдоль ближайших улиц.

 

 

Получив первые впечатления, я стал соображать, куда направиться дальше. Город расположен на полуострове, отчего в трёх направлениях от меня находился океанский берег. Следовало решить, как лучше к нему подобраться. После некоторых размышлений, я выбрал дорогу на восток, которая для начала одарила меня «дивными» пейзажами понтовой, судя по имени Rue de Geneve. Разбитое в хлам дорожное полотно удачно сочеталось с кучами гниющего мусора по обочинам, плюс там и сям велась оживлённая торговля разным добром типа картошки и бананов. Наконец, я выбрался в более цивилизованные места, и, миновав площадь с давно пересохшим фонтаном, двинулся по одной из крупнейших артерий столицы, Avenue 13. Мелькнувшую мысль отойти в сторону, где высилась мечеть Салихия, я отринул, ибо не хотел ради довольно-таки заурядной достопримечательности Джибути снова тонуть в мусорному аду. Впрочем, «авеню» тоже не отличалась чистотой. Откровенных куч, правда, не наблюдалось, зато имелись во множестве дурно пахнущие потёки невесть каких субстанций. Пейзаж оживляли вездесущие торговцы, плотно оккупировавшие кривые тротуары. К моему счастью, получилось идти прямо по дороге, ибо в начале проспекта случился затор. Перегруженный сверх всякой меры допотопный грузовик заглох, напрочь перекрыв пусть остальным, каковые, вместо оказания посильной помощи водителю, толпились рядом и ругали его на чём свет стоит. Трафик всё же возобновился, но я уже успел преодолеть две трети дороги, чем был очень рад. Теоретически, для пешеходов доступна и центральная аллея, вымощенная плиткой и обсаженная чахлыми деревцами, однако там солнце припекало совершенно нещадно, и я старался прятаться от него на южной стороне авеню.

 

Что мне понравилось, так это поилка для птиц, наполненная водой. Категорически не понравились боковые улочки, совершенно жуткого вида; они выглядели даже хуже тех трущоб, что регулярно попадались мне на глаза в панамском Колоне. Я отважился сделать несколько фото, но углубляться не рискнул.

 

 

Куда приятнее выглядел бульвар Шарля де Голля, уведший меня на север. Его чистота просто радовала глаз, равно как и безлюдье. С другой стороны, там негде было укрыться от солнечных лучей, и я был очень рад, когда отыскал проход к набережной, откуда тянуло свежим ветерком.

 

Увы, океанский берег, встречи с которым я так ждал, помимо приятного бриза, принёс сплошные разочарования. Возможно, где-то есть чистые и приспособленные для отдыха пляжи Джибути, однако осмотренная мною зона убивала всякое желание искупнуться. Вода выглядела грязной, песок выглядел грязным, и всевозможный мусор, летавший по округе, заставлял адресовать туземцам самые нелицеприятные эпитеты.

 

 

Любопытно, что вдоль набережной стояли урны и мусорные баки, девственно чистые. Кажется, я был первым, кто воспользовался ими, вместо того, чтобы кинуть посреди пляжа пропитанные потом бумажные салфетки. Право слово, мне помстилось, что в момент, когда барахло полетит в бак, а не на песок, из-за угла выскочит съёмочная группа местного канала, дабы запечатлеть историческое событие…

 

Как ни странно, в прибое, несмотря на свинство, резвилась дюжина местных ребятишек. Компанию им составляла орава, состоявшая из полицейских и солдат. Они, шумно переругиваясь, таращились на застрявший среди волн экскаватор. Не иначе, он вёл какие-то раскопки и застрял, а когда начался прилив, джибутийцы слиняли, оставив технику на произвол судьбы...

 

 

Двигаясь дальше на север, я прошёл мимо ещё одной достопримечательности Джибути, католического собора. Он меня не заинтересовал, поскольку выглядел на снимках совершенно неказисто – без африканского колорита, не то, что, допустим, его собрат посреди Касабланки. Соответственно, я в поисках аутентичного материала двинулся параллельно бывшей железной дороги и давно заброшенного вокзала, пока не вышел к французскому посольству. Именно около него на круговой развязке обнаружился занятный памятник с явно католическим крестом. Естественно, я тут же пустил в дело камеру, не обращая внимания на чьи-то вопли, доносившиеся сбоку.

 

Напрасно не обратил: это орал полицейский, потребовавший немедленно прекратить съёмку. Эта скотина, как две капли воды похожая на сомалийских пиратов, какими их изображают в фильмах, на прескверном английском заявила, что, дескать, я фотографирую запрещённый объект и, значит, будут последствия. На вопрос, с какого бодуна крест является запрещённым объектом, джибутиец ответить не пожелал, а пожелал он проверить кадры во смартфоне. Его попытку подсмотреть код разблокировки я пресёк, но показать фото был вынужден. Листать их пришлось недолго – я успел запечатлеть пару дюжин уличных сценок, однако полицай предпринял со своей стороны всё, что можно, пытаясь отыскать криминал. Он даже увеличил одно изображение, однако вместо ожидаемых солдат под пальмой разглядел лишь торговцев. Тем не менее, негроараб продолжал буквально брызгать слюной через отсутствующие передние зубы и нёс какую-то околесицу про грядущую ответственность. Его пытался урезонить пожилой напарник, заверяя, что иностранец всего лишь снимал христианский символ и только, но всё это мой недруг пропускал мимо ушей. Мало того, он пытался куда-то звонить якобы с докладом, а сам тем временем словно невзначай сунул смартфон в карман штанов. Тут уж и я перешёл крик, громогласно требуя вынуть мою собственность и держать на виду. Мы малость поскандалили, после чего джибутиец довольно ехидно заметил, мол, вы, американцы, полагаете, будто вам всё позволено, а это не так! Я ответил, что прибыл из России, и к США не имею никакого отношения. Слово «рюс» вроде как охладило пыл полицейского, он сбавил тон, стал и впрямь набирать какой-то номер, и действительно куда-то дозвонился. Похоже, услышанное после доклада ему не понравилось, ибо «смуглянка» скривился, пробормотал явно матерные слова по-арабски и велел мне топать восвояси, предварительно стерев фото креста.

 

Конечнно, фото я стёр, чтобы потом, уже в Эфиопии, его восстановить из облака. Стёр и пошёл потихоньку, стараясь изображать беззаботность, хотя меня натурально трясло. Думаю, реальная отсидка в тюрьме Джибути мне всё же не светила, однако дело могло кончиться скверно – возможна была конфискация смартфона, возможно, пришлось бы раскошелиться на штраф или мзду…

 

 

Помнится, мы с братом оказались точно в такой ж ситуации, когда гуляли по Лусаке, однако тогда претензии военных были оправданы, так как мы по незнанию принялись снимать замбийский Генштаб. Теперь же я сломал голову, пытаясь понять, с чего полицай ко мне прицепился, если я всего лишь снимал достопримечательности Джибути. Лишь много позже, разглядывая злополучный кадр с большим увеличением, я обнаружил, что в тени за крестом отдыхала парочка солдат.

 

Кстати, этот самый Лотарингский крест, едва не обошедшийся мне очень дорого, был поставлен французами как напоминание о событиях Второй Мировой войны. Тогда заморская территория поддержала генерала де Голля и его движение «Свободная Франция», отсюда и признательность метрополии.

 

Думаю, все уже заметили, насколько в стране сильно французское влияние. Фактически государство является куском Сомали, некогда оторванным колонизаторами, отсюда и видимое сходство многих местных жителей с сомалийцами, отмеченное мною во время инцидента.

 

 

Между прочим, вскоре я вляпался ещё в один конфликт, на этот раз с военными. Меня вынесло к западному побережью города, где имелся ещё один пляж Джибути, такой же, как и предыдущий, то есть грязный и замусоренный. Я для порядка запечатлел панораму и собрался делать селфи, как услышал вопли солдат, коротавших время на ближайшем посту. Они, видите ли, решили, что ведётся съёмка охраняемого ими забора. Попытка объяснить, что задействован объектив на другой стороне смартфона не увенчалась успехом. К счастью, нынче дело ограничилось своего рода дружеским внушением и предложением катиться восвояси побыстрее, пока офицеры не пронюхали.

 

Понятно, мне резко расхотелось что-либо снимать, тем паче, что военные и полиция в столице торчат буквально на каждом перекрёстке. Была у меня мыслишка сползать на север, в район, где находится отель «Kempinski» и при нём зона отдыха, однако, поразмыслив как следует, я счёл, что все прочие пляжи Джибути вряд ли сильно отличаются от уже виденных, и, значит, их вполне можно оставить без внимания. Вдобавок, идти по открытой местности под взглядами бдительных охранников казалось не комильфо; до тех пор, пока я не скрылся за углом, опасность всё-таки нарваться на неприятности была неиллюзорной. Соответственно, дорога увела меня сперва на юго-восток, к супермаркету «Cash Center», где, как оказалось, можно купить продукты и промтовары недорого, а после на строго юг. Свернув на авеню General Galleni, я вскоре оказался возле порта и затем вышел к местному выставочному комплексу. Внутри «Djibouti Expo» как раз проходила некая конференция, куда стекались официальные делегации – к воротам периодически в сопровождении полиции подъезжали сияющие лимузины, казавшиеся чужеродными телами посреди унылого африканского пейзажа. Я, конечно, постарался держаться от джибутийского ВДНХ как можно дальше, и, учитывая обилие соглядатаев, не решился фотографировать. Куда смелее оказался невесть откуда взявшийся иностранец, с которым мы столкнулись на тянущейся по дамбе Rue Venice. Он, завидев белую физиономию, так сказать, собрата по несчастью, очень обрадовался и попросил запечатлеть его на фоне портовых сооружений. Моё замечание насчёт опасности подобных забав мужик отмёл взмахом руки, ему, видите ли, страшно хотелось запечатлеть себя на фоне океана. Что ж, думаю, с таким легкомысленным подходом он быстро вляпался в неприятности…

 

 

Снимать порт и Экспо-центр я не рискнул, однако панорама искусственного озера и зданий на его восточной стороне меня очень заинтересовала. В поисках точки, откуда можно будет сделать несколько кадров незаметно для постовых, я подошёл к небольшой будке, и, когда уже приготовился фотографировать, обнаружил, к своему ужасу и разочарованию, чьи-то ноги, торчащие из-за угла. У страха глаза велики: мне сперва показалось, что передо мной отдыхающий в тени солдат или полицейский соглядатай, и, думаю, пара седых волос в шевелюре добавилась. Представьте моё облегчение, когда выяснилось, что торчавшие конечности принадлежали бомжу. У него, понимаете ли, имелось на берегу целое лежбище: в сложенной из кирпичей хибаре он, очевидно, спал ночью, а в тени, видать, проветривался днём. Помимо основных точек он завёл ещё одну, «выездную». Плетёное кресло, едва живое, продавленное и расползающееся, стояло сбоку от будки и прямо-таки провоцировало его занять. Именно такими пользовались многочисленные патрульные, виденные мною ранее, поэтому я помедлил немного, опасаясь снова нарваться на конфликт. К счастью, в обозримом пространстве претендентов не имелось и, вздохнув, я, наконец, смог дать отдых натруженным ногам.

 

Подвернувшееся седалище было особенно кстати, потому что солнце уже просто неистовствовало, а укрытия отсутствовали как класс. Вообще-то, думаю, Rue Venice и озерцо близ неё планировалось сделать зоной отдыха, если судить по заброшенным павильонам и облупившимся вывескам ресторанов. В принципе, у района есть досуговый потенциал, однако в текущем состоянии это просто разновидность помойки.

 

 

Признаюсь честно, следующие полтора часа стали самым приятным временем за весь день. В тенёчке, да при ветерке я чувствовал себя прекрасно, и, будет возможность сидеть там до вечера, никакие достопримечательности Джибути не оторвали бы меня от заслуженного отдыха.

 

Жаль, что наслаждение нельзя было продлить до заката: момент отъезда неумолимо приближался и, значит, следовало добраться сперва в центр, затем в аэропорт. Тяжело вздохнув, я покинул гостеприимный уголок, и сразу ощутил, насколько губителен для белых людей климат Африканского Рога. Жара ударила резко, воздух едва не выжигал лёгкие. Я пытался прибавить ходу, но только без толку взмок. Общественный транспорт, естественно, отсутствовал, вызвать такси не имелось возможности и оставалось лишь одно – стиснув зубы, двигаться вперёд, пытаясь достичь старой части города с её плотной застройкой и, само собой, благодатной тенью.

 

 

По большому счёту, идти требовалось не так уж долго, километр или около того; именно столько насчитал навигатор, который я предусмотрительно запустил. Он предлагал на ближайшем перекрёстке свернуть влево и – вуаля! – дело почти сделано. Я доверился картам, прибыл на искомый перекрёсток и, повернув налево, упёрся в шлагбаум, дополненный военным постом. Завидевший моё обалдение солдат подошёл поближе и, нарушая устав, запрещающий часовому вести разговоры, поинтересовался, какого дьявола я забыл на охраняемом объекте. Объяснения насчёт короткой дороги, проложенной навигатором, его не тронули, и мне пришлось возвращаться по собственным следам на исходную позицию по всё то же невыносимой жаре. Бог свидетель, какие огромные усилия потребовались мне, чтобы миновать ставшее родным кресло в тени…

 

Всё-таки, я одолел весь путь кругом озера и даже сумел спрятаться от солнца на его восточной стороне, где красовался невесть зачем установленный забор. Следуя его извивам, я по Rue de Geneve дошлёпал к парадному входу в Народный дворец, постройку самого пафосного вида. Здание возвели на деньги Китая в середине 1980-х годов, когда Поднебесная начинала заводить шашни с африканскими странами. Кстати, в Джибути, помимо французской и американской военных баз, есть и китайская…

 

После некоторых колебаний, вести съёмку или нет, я всё-таки решился, но, перед тем, как достать смартфон, тщательно изучил окрестности на предмет полицейских и вояк. Фотографии, сделанные по-воровски, получились не ахти, ну а что, спрашивается, можно сделать в таких дурацких условиях?!

 

 

Чуть позже паутина улиц, пересекающихся под прямым углом, вывела меня к Rue de Mosque, где ничто не напоминало о российской столице, как, впрочем, и перпендикулярная ей Rue de Paris, кроме названия, на Париж не походила вовсе. Наконец, я очутился возле последней по счёту достопримечательности Джибути, Mosquee Nouriye, выделяющейся необычной формы минаретом – я подобных изысков не видел ни в Иране, ни в Саудовской Аравии, ни в Бангладеш. Оттуда до отеля было рукой подать, и я с облегчением направился на базу.

 

Прежде чем браться за финальную часть отчёта о первом этапе самостоятельного путешествия по странам Африки, освещу по традиции вопрос питания. Как уже говорилось, купить продукты в Джибути не проблема, в том числе европейские. Что до готовых блюд, то здесь всё менее однозначно. Большинство ресторанов и кафе, где, казалось бы, можно поесть в Джибути сытно и недорого, лично у меня не вызывали доверия. Я для порядка заглянул в несколько заведений, и лишь в одном согласился бы сесть за стол. И то пиццерия выглядела максимум на троечку по десятибалльной шкале. Аборигены не заморачиваются с гигиеной, и с удовольствием трапезничают в уличных едальнях, где готовят на открытом огне практически посреди улиц. Там еда стоит очень дёшево, равно как и в закусочных сетевого типа. Одна контора, например, предлагала гамбургеры по 900-1200 франков и, с учётом курса доллара в Джибути, получалось 5-7 USD. Одним словом, коли хочется поесть, будет или недорого, на свой страх и риск, либо дорого, когда и если удастся найти приличный ресторан.

 

 

В отеле меня встретили очень любезно и, оценив моё состояние, тётка-заведующая предложила пройти в свободный номер, дабы переодеться и отдохнуть. Я был безмерно признателен ей за гостеприимство, коим с наслаждением воспользовался. Отдых под кондиционером привёл меня в божеский вид, а там и вернулся микроавтобус, которым народ возят из аэропорта и обратно.

 

В аэропорту Джибути рейсов не так, чтобы очень много, поэтому персонал явно скучает, а, может, просто ленится работать. По крайней мере тётка, которой выпало регистрировать меня, радостью от встречи не сочилась. Уж не знаю, чем я её допёк, но, поинтересовавшись, где, мол, пассажир хочет сидеть, у окна или прохода, негритянка, как выяснилось позже, выбрала «проходное» сиденье, хотя ей чётко было сказано про «window».

 

Надо, надо было проверить, что к чему сразу, однако я, пребывая в радости от близкого расставания со столь жаркой и военизированной страной, малость расслабился. Меня ещё отвлёк бесплатный Интернет, доступный даже в зале регистрации, из-за которого я просидел в «предбаннике» довольно долго. Меня также печалила перспектива остаться без воды на контроле безопасности, поэтому момент его прохождения я оттягивал как мог. Наконец, время стало поджимать, следовало ловить момент. К тому времени практически все пассажиры уже миновали границу, на КПП народ отсутствовал от слова вообще. Меня пропустили быстро, задав лишь вопрос о месте назначения. С английским у африканцев, право слово, полная беда, и я смог лишь с третьего раза понять, чего от меня хочет погранец. Самое занятное, что бутылки, ножи и прочее добро отбирают перед входом в накопитель, и, стало быть, я вполне мог проводить время в ещё более комфортных условиях внутреннего зала ожидания, устроенного на втором этаже.

 

Уже перед самой посадкой мне на глаза попались французские вояки, прибывшие в рамках ротации на свою базу. Позже, когда людей выгнали на лётное поле, стал виден привезший солдат транспортник с опознавательными знаками Пятой республики. А наш борт, к моему удивлению, был разукрашен цветами и надписями «Djibouti Air» - я полагал, авиакомпания давным-давно загнулась.

 

К моему приятному удивлению, внутреннее пространство было выдержано в гамме «Ethiopian airlines»; не иначе, соседи купили самолёт и приспособили для своих нужд. К моему неприятному удивлению, место мне досталось около прохода, плюс сзади уселся жирный шиложоп в ночной рубахе и тюбетейке, болтавший, не закрывая рта, со своим соседом. И ладно бы он просто громко нёс околесицу – у него, похоже, свербело в одном месте, заставляя всё время пинать моё кресло. Пока я, откинувшись, не уложил спинку аккурат на брюхо негра, тому и в голову не пришло сидеть спокойно. Справедливости ради, после «взбучки» шиложопина умерила пыл, а справиться с его вещанием мне помогли наушники.

 

В общем, знакомство с Джибути получилось, мягко говоря, неоднозначным. Теперь мне предстояло узнать, какова на вкус Эфиопия…

Посмотреть фото Доминиканы...

Скачать путеводитель по Джибути...

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru