ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Египет

Совершая путешествие по Ближнему Востоку, я смог добраться до Каира из Нувейбы автобусом, увидеть Нилометр, коптские церкви и многие другие места, что можно посмотреть в Каире; чтобы узнать больше, читайте подробный рассказ, как поехать в Египет без турфирмы

 

Путешествие по Ближнему Востоку самостоятельно оказалось делом нелёгким: посетив Ливан, Сирию и Иорданию, мы здорово вымотались, так что я поблагодарил себя за предусмотрительность: маршрут поездки включал целый день отдыха на Синайском полуострове. По плану нам следовало переехать из Акабы в Нувейбу, затем добраться автобусом до Шарм-эль-Шейха, там выспаться, всласть накупаться, отведать блюда египетской кухни и преспокойненько отчалить в Каир, чьи достопримечательности заслуживают самого пристального внимания. Однако ближневосточные реалии обратили все надежды в прах, и в тот момент, когда нам полагалось, поужинав, любоваться закатом с берега Красного моря, мы всё ещё сидели в порту Акабы, голодные и страшно злые…

 

Погрузиться на паром нам удалось лишь после смены тринадцатых суток путешествия четырнадцатыми; день, представлявшийся беззаботным, не сулил нам ничего хорошего: расписание автобусов из Нувейбы подсказывало, что ни в Каир, ни в Шарм-эль-Шейх ночью добраться невозможно, и где можно провести время до утра – большой вопрос. Я всё-таки немного радовался, что мы, наконец, расплевались с поганой Иорданией, а вот брат сидел мрачнее тучи. На мой вопрос он высказался прямо: «Ежели на одной стороне залива индивиды ходят, намотав на голову полотенца, бебекают, живут по уши в грязи и строят всяческие козни туристам, то ежели на другом берегу ожидаются полотенца, бебеканье и грязь по уши, то без козней уж никак не обойдётся». Хотя мне уже довелось побывать в Египте, над этими словами я призадумался…

 

 

Тем временем, красавец-теплоход, явный родич того корабля, на котором я промчался из Бергена в Ставангер всего за 4 часа, уныло плёлся через Акабский залив. На путь длиной в 60 километров нам потребовалось порядка двух часов; складывалось ощущение, что арабы демонтировали мощнейшие двигатели и посадили в трюм десятки рабов, что ныне орудуют вёслами под свист плети волосатого надсмотрщика. Долгожданный египетский берег приближался медленно, очень медленно…

 

Около трёх ночи паром из Акабы всё таки смог добраться в Нувейбу, и мы попали в какую-никакую, а цивилизацию. То есть поначалу процесс высадки заставил нас усомниться в том, что дела пойдут гладко, но потом всё изменилось. Во-первых, прибывших восьмерых иностранцев египтяне избавили от лишних формальностей: ещё на пароме они пограничники забрали у туристов паспорта и все манипуляции с ними проделали самостоятельно. Во-вторых, к нам прикрепили офицера, помогавшего ориентироваться на территории порта. В-третьих, нам не пришлось проходить, как арабам, таможенный контроль, и пока мешочников шмонали по полной, европейцев, равно как и прибившуюся парочку с Тайваня, пропустили сквозь терминал без досмотра. Наконец, даже когда процедура въезда в Египет официально завершилась, наш провожатый, расспросив, кому куда надо, грамотно всех распределил. Тайваньцы, желавшие добраться из Нувейбы в Дахаб, были отосланы к стоянке такси, остальных египтянин отвёл к воротам автобусного вокзала. Нам тоже, по идее, требовалось ехать в Дахаб, ибо отель в Шарм-эль-Шейхе был оплачен, но приезжать в него утром просто не было смысла: мы бы даже позавтракать, наверное, не успели. Ах, если бы переправиться в Нувейбу из Акабы удалось вовремя…

 

В сложившихся условиях нам ничего не оставалось, кроме как попытаться сесть на рейс до Каира. И вот случилось чудо! Хотя расписание автобусов по Синайскому полуострову не предусматривало выезда в половине третьего утра, транспорт компании «East Delta Line» стоял под погрузкой. Отдав 130 из припасённых заранее фунтов, мы купили два билета, расположились в салоне и принялись ждать отправления. Постепенно становилось ясно, что радовались чуду мы напрасно и поездка вряд ли выйдет лёгкой: наш сосед, сидевший через проход, сначала смачно харкнул на пол, после чего принялся чесаться так, словно его заедали блохи. Чтобы отвлечься от скверных мыслей, мы стали усиленно изучать происходившие за окном пертурбации, но и они не вызывали радости: в бледном свете немногочисленных фонарей через автовокзал Нувейбы туда-сюда сновали скособоченные фигуры, передвигавшие мешки и тюки. Если взять за основу грузовичок типа «Газели» и наполнить его кузов доверху, а потом снять крышу вместе с бортами, получится примерный облик телег, которые толкали вручную феллахи. Наконец, салон заполнился желающими съездить из Нувейбы в Каир, и автобус пустился в дорогу.

 

Вопреки ожиданиям, многочисленные блокпосты, якобы наводнившие Египет, нас ночью ничуть не беспокоили проверками, за весь переезд через Синайский полуостров нам пришлось доставать документы всего однажды, при выезде с автостанции. В следующий раз я продрал глаза уже на рассвете, когда мы проезжали тоннель под Суэцким каналом. Смена континентов, с Азии на Африку, прошла буднично, фактически незаметно, брат вообще на неё не отреагировал, продолжая спать, несмотря на все попытки его растолкать и ощутить торжественный момент вместе. Я бы и сам дремал дальше, кабы кто-то из попутчиков не принялся курить. Это ведь какой надо быть гнусной скотиной, чтобы дымить в автобусе, где окна не открываются вообще. Мало того, чуть позже примерно одной гниды последовало ещё несколько, и под конец поездки мы не могли дождаться, когда же удастся очутиться на свежем воздухе.

 

Оказавшись на углу Sharia Ramses и Airport Road, куда в Каире приходят междугородные автобусы, мы некоторое время соображали, чем лучше добраться до заказанной гостиницы. Сделать это можно было бы с помощью маршрутов 948 и 983, благо у них кольцо возле Египетского музея. Я знал, как выглядят настоящие арабские цифры, и взялся было высматривать в потоке транспорта нужные загогулины, пока не заметил, что в час пик что маршрутки и автобусы Каира забиты доверху – уже начался «час пик». Перспектива ехать на запятках какого-нибудь «микрика», наподобие ливрейных лакеев, как поступили на наших глазах двое египтян, не вдохновляла, и мы решили переговорить с таксистами.

 

Выяснилось, что цена такси в Каире достаточно приемлемая, мы за поездку до площади Мидан Тахрир отдали всего 10 фунтов, то есть меньше 2 долларов. Следовало бы, наверное, проехать дальше, к самому отелю, однако водитель не смог понять, куда конкретно нам хочется, а название Мидан Тахрир было ему знакомо. Нам же оставалось преодолеть мост через Нил, и перед нами предстал «Concorde Hotel».

 

Выбрать гостиницу в Каире несложно, если денег хоть отбавляй, ибо расположенные в центре столицы «Хилтоны» да «Интерконтинентали» выставляют совершенно дикие ценники. Альтернативой им служат египетские хостелы, где можно жить недорого, но с ними я связываться не рекомендую. Найти дешёвые отели реально в районе Гизы, однако оттуда пойди доберись в интересные места Каира, кроме, разве, пирамид. В общем, «Конкорд», находящийся возле станции метро и в двух шагах от набережной Нила, стал подлинной находкой. Наши ожидания оправдались сполна: за 33 доллара в день мы получили чистый, светлый номер с кондиционером и бесперебойно шедшей горячей водой, плюс завтрак, вполне пристойный был включен в цену. Нам, вдобавок, выдали ключи сразу после прибытия, хотя ещё не пробило и десяти утра. Комната, правда, не была на тот момент убрана, но мы переговорили с портье на сей счёт и, когда вернулись, позавтракав в кафе по соседству, дело оказалось сделано. Отдав уборщице пару фунтов, я со словами благодарности выпроводил её восвояси и рухнул на кровать. Брат последовал моему примеру, и следующие пять часов мы провели, напрочь отрубившись.

 

Полностью восстановить силы после многочасовых переездов и иорданской нервотрёпки нам не удалось, но, по крайней мере, стало можно передвигаться не клюя носом. К тому же, мы знали, что в этот день на каирском стадионе должен был состояться матч между клубами «Аль Ахли» и «Эль Масри». Египетский футбол в России не пользуется популярностью, и мы были, наверное, одними из немногих, кто знал, как важна встреча: многократный чемпион страны принимал принципиального соперника и прямого конкурента в борьбе за первое место. Пропустить подобное зрелище было никак не возможно, и, приложив титанические усилия, мы покинули номер.

 

Решимость сходить на футбол в Египте несколько остужало полное отсутствие информации о времени игры и правилах её посещения. Я незадолго до выезда отправил в фан-клуб «Аль Ахли» письмо с просьбой прислать цены билетов и точное расписание, но ответом мне стало гробовое молчание. Поиски в Интернете не помогли ничуть, равно как и опрос местных жителей; последний так и вообще закончился конфузом, когда посыльный, услышав про клуб «Аль Ахли», только рот разинул, а на слово «соккер» отреагировал предложением пройти на кухню, мол, «цукер» наверняка отыщется у поваров. Словом, мы решили действовать наобум…

 

Наслышавшись, как ужасны пробки в Каире, я предложил поехать до стадиона на метро. Местная подземка, переходящая за пределами исторического центра в надземку, оказалась отличным средством перемещения, удобны, быстрым и недорогим. Отдав по 1 фунту за билет, мы проникли внутрь, где подивились дублированным по-английски надписям, чистоте и приличному виду вестибюлей. Вскоре подошёл поезд и, побыв минут двадцать в тесноте, но не в обиде, мы оказались на станции Al-Demerdash, наиболее близкой к стадиону. Оставалась сущая ерунда: пройти через забитые студентами кварталы и выйти к приметному небоскрёбу компании «Misr Travel», откуда до спортивной арены рукой подать.

 

На место мы прибыли ровненько в пять часов, памятуя о том, что в это время обычно начинались предыдущие матчи сезона. Представьте наше изумление, когда во всей округе не виднелось ни малейшего признака скорого начала игры. Обратившись к скучающей охране, мы через её начальство выяснили, что матч перенесён на более поздний срок, точная дата неизвестна. Что за непруха! Лучше бы мы спали дальше…

 

Что ж, раз уж нам довелось оказаться в районе Насер Сити, было глупо просто вернуться домой, и мы решили дойти до улицы Salah Salem, где находится Военный музей Египта. Этот крупный комплекс, созданный мастерами из Северной Кореи, включает обширную выставку военной техники, как советской, так и трофейной, а, главное, его гостям доступна впечатляющая Панорама войны 1973 года. Отдав по 10 фунтов с носа и ещё 2 фунта за право использовать фотоаппарат, мы проникли за ограду и, принялись снимать всё подряд, дожидаясь подачи главного блюда, звукосветового шоу.

 

 

Путеводитель по Египту утверждал, будто представления проходят внутри панорамы по расписанию и довольно редко, однако лично у меня сложилось иное впечатление: при нас за час шоу начиналось несколько раз. Воспользовавшись оказией, мы посетили его дважды, чем немало удивили местный персонал. Недоумевающие сотрудники даже поинтересовались у старшего смены, могут ли посетители заходить в зал по новой, а тот, узнав, что мы из России, ответил: «Пусть парни смотрят столько раз, сколько хотят». Своими достижениями, скажу не хвалясь, мы распорядились грамотно: в один заход отсняли фото- и видеосессию зрелища, в другой насладились им без суеты и спешки.

 

Северокорейцы, кто строил Панораму октябрьской войны, постарались, надо сказать, на совесть. Их стараниями была создана вращающаяся конструкция, перемещающая сидящих зрителей вдоль кругового полотна, на котором изображено форсирование Суэцкого канала армией Египта, состоявшееся 6 октября 1973 года. По ходу дела происходящее комментируется на арабском по трансляции и по-английски через наушники. Внимая проникновенному голосу, мы узнали, например, о зловещих кознях израильтян, о том, что линия Бар-Лева была самой укреплённой на планете, о том, что самое крупное танковое сражение разыгралось в Синайской пустыне и т.д., и т.п. Чем дольше шло шоу, тем меньше произносилось слов, и больше звучало бравурной музыки, перемежаемой воплями «Аллах акбар!». В момент кульминации прогремели фанфары, а тот факт, что под конец войны египтян чуть не сбросили обратно в Суэцкий канал, мило остался, так сказать, за кадром…

 

Что нас реально поразило, так это отношение арабов к происходящему: мало кто из присутствующих уделял внимание батальному полотну и предметному фону, большинство либо ковырялось в мобильниках, либо бродило по залу, либо, как поступал молодняк, толкалось и ржало в голос. Мне даже захотелось взять особо рьяных бестолочей за шкирку и поинтересоваться, отчего их не волнует собственная история?! Это же их деды и отцы переправлялись через Суэцкий канал под огнём, их подвиг увековечили на стенах панорамы северокорейцы! С чего бы такое отношение к памяти предков?!

 

После окончания шоу брат заявил, что Севастопольская панорама оформлена куда лучше, но Каирская всё равно выглядит интересно и сделана она с чувством. Например, в одном месте на переднем фоне красуется настоящий танк, в другом установлен подбитый БТР со звездой Давида, а количество разбросанных по земле «узи» и прочего израильского оружия поддаётся подсчёту. Удались создателям панорамы и образы людей, как бодрых бойцов с «калашниковами», так и униженных оккупантов, массами сдающихся в плен; кое-где фигуры стояли на коленях, моля о пощаде.

 

 

Пока мы изучали, как, по мнению египтян, шла война Судного дня, выяснилось, что нас самих изучают: сидевшие неподалёку девицы старшего школьного возраста глазели в нашу сторону так, словно увидели прекрасного принца на белоснежном коне. Я не преминул подмигнуть одной из соседок, самой симпатичной, чем вызвал ещё более лукавые взгляды и хихиканье – эти арабские красавицы явно воспитывались не по законам шариата. Жаль, что след прекрасной незнакомки напрочь затерялся в фойе, когда публика хлынула к выходу. Зато там мы смогли осмотреть произведения искусства, изображающие самые важные военные победы Египта, от портрета Рамзеса II, ведущего битву при Кадеше, до огромного мозаичного панно «Командующий Военно-Воздушными Силами Хосни Мубарак докладывает Анвару Садату о ходе боевых действий. При этом тогдашний президент удачно помещён в угол композиции, а её центральное место отдано бравому генералу, ставшему новым главой страны

 

Кстати, совсем неподалёку от места, где находится Панорама войны 1973 года, устроен мемориальный комплекс, напоминающий про покушение на жизнь Садата. Внушительных размеров пирамида установлена возле трибун, на которых разыгралась трагедия: тогда ведь радикально настроенные военные грохнули президента прямо посреди парада. Злые языки утверждают, будто расстрелу поспособствовали заговорщики из числа садатовских приближённых: кто-то ведь оформил участникам покушения фальшивые документы, кто-то привёл на парад солдат с заряженным оружием, кто-то придержал охрану…

 

Сейчас-то охрана бдит: ни к памятнику, ни поближе к трибунам нас не подпустили; отчего да почему, выяснить не удалось, ибо английского патрульные не знали и лишь запретительно махали из-за барьеров. Что ж, в отместку мы прокричали: «Собаке – собачья смерть!», последовав примеру лидер советской компартии, которые якобы так встретили известие о покушении на Садата, после чего началась грандиозная попойка. Мы тоже не отказались бы промочить горло, однако по всей округе не нашлось ни одной точки общепита. Выручил нас трамвай, чья линия проходила неподалёку. Сев на очередной рейс, мы прокатились через спальные районы Каира и выяснили, как живёт средний класс Египта. Живёт он, похоже, неплохо, во всяком случае район Насер-Сити ухожен, и ничуть не уступает московскому Орехово или там питерскому Юго-Западу: вдоль фасадов местами устроены цветники, по дорожкам гуляет приличный народ, ни одна машины не припаркована на газоне. С другой стороны, пригород всё-таки элитный, где обитают в основном офицеры, технические специалисты, интеллигенция и другая публика, способная заработать в Египте приличные деньги.

 

Поездка оказалась удачной и потому, что стоило трамваю свернуть на север, как мы, выгрузившись, сразу натолкнулись на вполне презентабельную закусочную, где подкрепились вкусными сэндвичами. Затем, уже в девятом часу, нам на глаза попалась автобусная остановка и, уточнив у садившихся граждан: «Рамзес?», мы покатили в сторону центра, уплатив 1 фунт за двоих.

 

Автобусы в Каире не слишком удобны для перемещения, особенно днём: они, в отличие от метропоездов, постоянно застревают в пробках и так как внутри нет кондиционеров, получается форменная душегубка. Вечером же пользоваться ими вполне можно, особенно в пригородах. Конкретно эта наша поездка протекала споро, и до вокзала Рамзес мы добрались примерно за четверть часа, но высаживаться там не стали - автобус шёл дальше, и не было смысла менять его на подземку. Покинули салон мы позже, возле станции метро «Nasser», где наш транспорт увяз в огромной пробке. Затем нам пришлось пробиваться через форменное месиво торгового района, чьи обитатели заполонили лотками и киосками не только тротуары, но и одну из полос проезжей части. Какое-то время мы шли, куда глаза глядят, окунаясь в шумную, бойкую атмосферу, пока не оказались на мосту 26 июля. Надо сказать, что, вопреки ожиданиям, открывшаяся нам панорама Нила была отнюдь не восхитительной; потом эмпирическим путём мы установили, что лучше всего любоваться зрелищем великой реки с моста Тахрир.

 

 

Напоследок Каир подарил нам поучительную сценку: бодро топая вдоль набережной, мы в том районе, где на Ниле располагается плавучий ресторан, узрели кучку европейских туристов, жавшихся в ужасе к фонарю. Их гид куда-то делся и, бросая по сторонам настороженные взгляды, пугливые бедолаги, видимо, не чаяли уйти живыми, ведь они находились посреди кошмарного, неприятного города и, наверняка, ещё перед выездом начитались в газетах про уровень преступности в Каире…

 

Мы смотрели на испуганных западников с жалостью –в своё время гид, когда я решил съездить на экскурсию в Каир из Хургады, тоже много чего наговорил группе, и почти вся изложенная им информация оказалась чистейшим враньём. Вот мы, например, лично убедились, что можно запросто гулять по Каиру ночью, и ничего с тобой не случится…

 

Утро нового дня доказало, что выбрать гостиницу в Каире я сумел верно: завтрак, в сравнении с немецкими образцами, нельзя было назвать шикарным, но сосиски, перчёное на арабский манер рагу, вкусные сосиски, сыры и круассаны позволили нам наесться впрок. Короче, «Concorde» и тут не подкачал, за что я его и рекламирую…

 

Прикидывая, что можно посмотреть в Каире помимо Пирамид, я, естественно, включил в список Национальный музей, Коптский квартал и столичную цитадель, а кроме тех объектов, что на слуху, добавил ещё и такие интересные места Каира, как район Гарден-Сити, Нилометр и телебашня на острове Джазира. Экскурсия по историческому центру также планировалась, но на следующий день, а пока мы отправились в южный пригород.

 

Чтобы попасть к мосту Аббас, где находится Нилометр, не потребовалось особых усилий: мы сели в поезд метро на ставшей родной станции Doqqi и где-то через полчаса оказались возле Каирского университета. По дороге нам удалось осмотреть местную застройку, благо за пределами городского центра рельсы выныривают из подземелий, и дальше метросостав движется как обычная электричка. Не могу сказать, что жилые районы юга произвели на меня сильное впечатление, но знакомство с ними было познавательным.

 

Автобусы в Каире, теоретически, могли бы нам помочь добраться до Нилометра, но, понимая, какие пробки постоянно терзают огромный мегаполис, мы предпочли немного пройтись пешком. Спустя четверть часа перед нами предстала нильская ширь…

 

Панорама города с моста поистине захватывала, и была бы совершенно великолепной, кабы не затягивающий округу смог и груды мусора, выброшенные течением. Если не принимать их во внимание, то, благодаря скользящим по великой реке фелюкам, картинка выглядела сказочной: паруса на фоне небоскрёбов, это что-то с чем-то! Вообще-то, программа экскурсии по Каиру изначально включала пункт «Круиз по Нилу», однако его пришлось вычеркнуть: знакомство с тем, как выглядят фелюки вблизи, на нас сильно повлияло. На мой взгляд, каждую лодочку следовало бы хорошенько вытрусить на снегу, затем пустить в ход пылесос, и напоследок попробовать сунуть в стиральную машину. Тогда, возможно, - надо подчеркнуть, именно «возможно»! – катание на фелюках по Нилу стало бы безопасным, да и то не факт, что пассажиры избежали бы туляремии и не подцепили блох.

 

Оставив мысли, как организовать круиз по Нилу на времена, когда египетские арабы приобщатся к цивилизации, мы перебрались на остров Рода, где много веков назад был сооружён Нилометр, своего рода мерило жизни. Действительно, от громадного столба, указывающего уровень воды в Ниле, зависела жизнь миллионов людей: по нанесённым на него отметкам жрецы могли определить, хорошо ли разольётся самая длинная в мире река, и, значит, каковы виды на урожай, придётся ли бедовать впроголодь или весь год наслаждаться сытостью.

 

За право войти в павильон, где с недавних пор находится каирский Нилометр, нам пришлось заплатить по 10 фунтов, но прикосновение к прошлому стоило того. Оказавшись под крышей, мы со всех сторон изучили уходивший далеко вниз многометровый столб, украшенный разноцветными насечками; картину дополняли арабские цветочные орнаменты, заполнявшие стены колодца. Тут-то и выяснилось, когда был построен Нилометр на самом деле: примерно в IX веке нашей эры, если верить тому, что говорит путеводитель по Каиру. Словом, аура историчности места сильно померкла в наших глазах…

 

Кто может похвастаться подлинно древней историей, так это Коптский квартал, куда мы заявились, покинув остров Рода. Первые постройки в этом районе заложили ещё персы, орудовавшие в дельте Нила 2500 лет назад. С распространением христианства по Римской империи большая община приверженцев новой религии обосновалась южнее Александрии, чтобы не слишком мозолить глаза язычникам. Позже Коптский квартал Каира стал одним из важных христианских центров Ближнего Востока, её членом был даже святой Марк, один из апостолов. Согласно преданиям, он и стал основоположником коптского вероучения, по крайней мере так считают сами копты. После 641 года, когда арабы захватили Египет, местные христиане начали испытывать определённые притеснения, но сама коптская православная церковь уцелела, и, за исключением некоторых исторических периодов, её адепты чувствовали себя вполне сносно под мусульманским правлением. Хотя многие старинные иконы и фрески оказались уничтоженными ревнителями ислама, значительное число коптских церквей и монастырей сохранилось. В этом плане Коптский квартал Каира представляет особый интерес, так как многие его здания были построены в раннем средневековье и насчитывают сотни лет истории. Мы с большим интересом осмотрели, например, убранство церкви святого Георгия, зашли в храм святой Варвары, посидели среди ладанного дыма перед иконой святого Сергея, с большим удовольствием поплутали по тесным улочкам района, оценили, как величественно выглядит собор святого Марка – это одно из тех зданий, что нужно обязательно посмотреть в Каире. Ещё мне понравилась Висячая церковь: здание, заложенное в III веке нашей эры, несколько раз перестраивалось и в итоге обрело очень симпатичный облик.

 

Что нас неподдельно удивило, так это отношение египтян к святым местам. Даже если при входе в церковь написано (и даже нарисовано), что разговаривать по мобильным телефонам внутри запрещено, пронзительные трели всё равно раздаются постоянно. Один «верующий» так и вообще ответил на звонок, держа аппарат одной рукой и крестясь второй. Я уж не говорю про машины, расставленные на тротуарах как попало.

 

И это были лишь цветочки: ягодки началось, когда наша экскурсия в Коптский квартал завершилась, и мы вышли к замусоренной набережной Нила. За всё время похода на север нам встретился только один дворник, да и тот стоял на обочине и созерцал окрестности. Неподалёку от него сидели на корточках посреди дорожной пыли потенциальные дорожные рабочие, которых можно было бы пристроить к делу, кабы египетским властям хватило ума схватить бездельников за шкирятник, всучить лопаты да кирки и заставить ровнять проезжую часть. Да, работать арабы не любят, это чистая правда, однако язык палки они понимают прекрасно, и вполне могут трудиться, если организовать за ними присмотр.

 

Кое-как преодолев ямы, трещины и выбоины, щедро украшавшие тротуар, мы добрались до района Garden City. Я отчего-то полагал, что встречу нечто типа огромного парка, но за этим названием «прятался» жилой район, слегка облагороженный по сравнению с остальными. Застройку местности египтяне организовали в начале XX века, изведя под корень разбитые англичанами сады, отсюда и обманчивое имя.

 

Уделив достаточно внимания ещё одному месту из тех, что можно посмотреть в Каире, мы затем продолжили прогулку вдоль набережной, наслаждаясь нильским бризом. Вскоре обстановка стала более приятной, асфальт выровнялся, и на обеих сторонах реки показались самые дорогие отели Каира – «Sofitel», «Grand Hyatt», «Sheraton Cairo Hotel Towers», «Kempinski Nile». Не успели мы порадоваться открывающейся панораме, как топавший перед нами гражданин без лишних сантиментов подошёл к ближайшим кустам и, не слишком-то скрываясь, принялся отливать. Видать, современные египтяне на клеточном уровне чувствуют, что это не их страна, что они вовсе не наследники великой цивилизации, а всего лишь пришлые арабы…

 

 

Не стоит удивляться, что я поинтересовался у стоящих при входе на мост Тахрир британских львов, нравятся ли им нынешние хозяева? Не пора ли им, как царям зверей, ожить и рыкнуть на каирцев как следует? Ничего каменные львы мне не ответили, но, кажется, искра понимания в их глазах промелькнула…

 

Ха, это они ещё не видели, какое свинство творится около цитадели Каира, которую мы взялись инспектировать на следующий день. Будь у них возможность туда добраться, не исключено, что кому-то крепко досталось от львиных зубов и лап...

Посмотреть фото Каира...

 

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru