ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Франция

Внимательно изучив путеводитель по Провансу, я решил, что добраться до Тулона будет хорошей идеей, раз уж не удалось быстро попасть в замок Иф; что ж, достопримечательности Тулона, оказались довольно интересными, и хоть поесть в Тулоне не получилось, вылазка в целом удалась

 

Когда во весь рост встал вопрос, какую шенгенскую визу лучше получать, ответ на него отыскался почти сразу: французскую. Конечно, выдача финских виз в Санкт-Петербурге поставлена на поток, и документов соседи требуют самый минимум, однако нам с моей половиной нужна была именно виза Франции, поскольку мы собирались отправиться в круиз по Карибским островам с Мартиники. И так как на этот остров пускают с многоразовой французской визой, то на неё мы и нацелились.

 

Естественно, про грядущую поездку мы упоминать не стали, и подали документы на обычное, с виду, путешествие по Франции самостоятельно. Само собой, в планах числился Париж, но зимой город далеко не так хорош, как летом, и я решил прицепить к столице что-то ещё. Из крупных городов страны остались неохваченными только Бордо, Нант и Марсель, так что выбора, по сути, не имелось – мне уже довелось посещать Средиземноморье зимней порой, и погода тогда была вполне приемлемой. Короче говоря, я надумал устроить базу на побережье, малость осмотреть округу, посетить замок Иф и потом доехать до Парижа, откуда спустя пару дней вернуться домой.

 

Получить визу Франции оказалось достаточно просто, куда легче, чем, допустим, бельгийскую или португальскую. Вот только, вопреки ожиданиям, нам выписали полугодовые, что после двух- и трёхлетних итальянских выглядело форменной насмешкой – мы-то раскатали губы на «пятилетки». Но что получилось, то получилось, тем паче, что даже такие визы позволяли съездить на Мартинику, и, значит, нас всё устраивало.

 

Однако за одним недоразумением потянулось другое: выяснилось, что билеты на поезда во Франции купить стало сложнее, чем прежде. Российские карточки сайт SNCF принимать наотрез отказывался, и я уже раздумывал, как доехать до Парижа автобусами, но потом проблему всё-таки удалось решить.

 

Следующим камнем преткновения стал выбор отеля. Размещение в столице я отыскал быстро, а вот вроде бы подходящие гостиницы Марселя отпадали одна за другой. У одной избранницы отыскалась куча скверных отзывов, другая находилась посреди района со скверной репутацией и т.п. Компромиссом стал «Ibis Styles Saint-Charles», расположенный поблизости от вокзала, на границе «арабских владений». Постояльцы упоминали, правда, о чересчур сильной слышимости, но я решил понадеяться на русский авось…

 

Напрасно…

 

Очередной удар французы нанесли нам уже по ходу дела: если в бизнес-ложе «Пулково» наш «Priority Pass» приняли с распростёртыми объятиями, то на пересадке в Руасси оказалось, что карточка в терминале внутренних перелётов не действует. А я-то, балда, не поел толком в Петербурге, рассчитывая попробовать французские блюда во время долгого ожидания, памятуя, как отлично мы с братом провели время по дороге в Южную Африку. Теперь же нам предстояло провести три с половиной часа без особого комфорта, и, разумеется, еды, ну или платить втридорога. Моя половина, понятное дело, вся изнылась и почему-то возложила на меня вину за этот облом, хотя виноваты явно были жадные французы.

 

Под конец разочаровывающего дня нам могла бы достаться ещё одна сочная оплеуха, кабы не добрые люди, подсказавшие, где именно в аэропорту Марселя искать остановку автобуса – при отсутствии видимых указателей мы навряд ли её быстро отыскали и, как следствие, упустили бы последний рейс до города. К счастью, полной катастрофы не случилось.

 

Она случилась позже, уже после заселения в отель. Нам достался номер с дверью к соседям, которыми стала шумная и говорливая пара. Учитывая, что её приятели жили поблизости, на другом конце этажа, у меня возник вопрос, почему портье не мог укомплектовать этой четвёркой смежные комнаты, а нам дать возможность спокойно отдыхать. Впрочем, я, когда за дверью расшумелись совсем уж сильно, заорал, перемежая английские слова французскими ругательствами, и бестолочи сочли за благо угомониться.

 

Завтрак слегка поднял нам настроение, в отличие от погоды, которая его резко опустила. Дело в том, что попасть в замок Иф можно только по морю, и когда дует сильный ветер, прогулочные корабли попросту не выходят в море. Мы, посмотрев соответствующий сайт, увидели, что отправлений сегодня не будет и крайне огорчились, поскольку твердыня была первейшей целью всего путешествия по Провансу. Теперь предстояло решить, как провести день, если синоптики обещали ветра и дожди. Я подумал, что при таком раскладе лучше слинять из города и предложил добраться до Тулона, старинного морского порта. Путеводитель по Провансу сообщил о множестве интереснейших достопримечательностей, а расписание автобусов подсказало, что ближайший заезд состоится вот-вот, и мы поспешили на автобусный вокзал Марселя. Ах, кабы знать, во что выльется этот опрометчивый шаг…

 

 

Казалось бы, дело не стоит выеденного яйца, однако мы узнали, что транспорт задерживается только после того, как купили билеты. При этом сотрудники компании «Flixbus» не могли толком сказать, сколько придётся ждать, ибо, якобы, связи с водителем не имели. Вышедший аж из Барселоны автобус, по их словам, слишком долго провозился в Альпах, и теперь старался нагнать потерянное время.

 

Наверное, следовало плюнуть на 2 евро, сколько стоит проезд до Тулона из Марселя, и воспользоваться железной дорогой, но мы предпочли подождать. Ждать пришлось порядком, более часа, и моя половина уже успела проесть мне всю плешь нытьём, когда, наконец, долгожданный автобус почтил своим присутствием автостанцию. Радости нашей не было предела, а некоторые коллеги по несчастью настолько обезумели от восторга, что начали лезть в салон прежде, чем успели выйти прибывшие на место пассажиры.

 

Дорога, надо отметить, много времени не заняла, мы дольше ждали отправления, чем ехали. Действительно, добраться до Тулона можно всего лишь за час, тем паче, что в Марселе автостраду А7 умудрились протянуть практически до исторического центра. Иными словами, автобус провёл в пробках считанные минуты, прежде чем вырваться на многополосное шоссе и с ветерком помчаться по нему сперва на север, потом на восток.

 

 

Пейзажи из окна открывались вполне симпатичные, однако нас больше волновали не они, а свинцовые тучи, проплывавшие по оба борта. Они, скажу, забегая вперёд, здорово подпортили нам обедню – как в прямом, так и в переносном смысле. Пока же ничто не предвещало грядущих бед, мы так и вообще радовались, что всё-таки сумели исполнить задуманное и добраться до Тулона.

 

Местный автовокзал, как и железнодорожная станция, устроились недалеко от морского берега, в нескольких кварталах. Однако напрямую от них к побережью не попасть, мешает военно-морская база, главная опора Франции в здешних водах. Нам пришлось сделать изрядный крюк, чтобы выйти к набережной, где растёт настоящий лес из мачт и парусов – дивное зрелище, доложу я вам!

 

 

История Тулона тесно связана с морем. По морю прибыли в Прованс переселенцы из Фокеи, основавшие колонию Ольвия в восточном пригороде нынешнего города. Морская торговля приносила населению солидный доход, как и выделка яркой пурпурной краски с использованием редких улиток-иглянок. В эпоху, когда средиземноморское побережье захватили римляне, промысел брюхоногих достиг колоссального расцвета, ведь продукт их переработки стал цениться на вес золота, поскольку пурпуром красили тоги сенаторов и, позже, императорские одеяния.

 

Падение Римской державы сильно ударило по уровню жизни тулонцев. Торговые связи были разорваны, вторжения варварских племён не способствовали развитию ремёсел. Хуже того, как и всё населённые пункты на побережье современной Франции, город регулярно подвергался атакам безжалостных сарацин, приплывавших, конечно, по морю. Известно как минимум о четырёх набегах, приведших к полному уничтожению Тулона, про мелкие стычки и говорить не приходится.

 

Возрождение морской торговли могло произойти в конце XV века, когда король Карл VIII вознамерился твёрдо встать на берегу только что прибранного к рукам Прованса. Он начал превращать Тулон в порт и военную базу, но серия поражений заставила его отказаться от амбициозных планов.

 

 

В 1543 году флот всё-таки появился на тулонском рейде, однако радости жителям его прибытие не доставило: корабли принадлежали Османской империи, с которой христианнейший Франциск I заключил союз. Пираты печально известного Хайреддина Барбароссы разместились на зиму в домах горожан, сбежавших куда глаза глядят, а в городском соборе вместо месс служили намазы…

 

Лишь спустя полсотни лет началось восхождение Тулона к утраченному статусу крупнейшего порта Франции. Работы в этом направлении стартовали при Генрихе IV, их продолжил Людовик XIV. Строительством укреплений занимался сам великий Вобан под присмотром кардинала Ришелье, да и преемник того, могущественный министр Кольбер, тоже уделял средиземноморскому вопросу немало внимания. Плоды их совместных усилий сказались во время войны за Испанское наследство, когда морская база выдержала нападение австрийской армии, командовал которой прославленный военачальник Евгений Савойский. А вот осаде, организованной Наполеоном Бонапартом, тулонцы ничего противопоставить не смогли, благодаря чему малоизвестный артиллерийский капитан сделал первый шаг в карьере, приведшей его на трон императора французов.

 

В XIX веке город стал настоящей колониальной базой, из его гавани уходили военные экспедиции в Северную Африку. Часть доходов от эксплуатации новых владений перепадала Тулону, поэтому в нужный момент отыскались деньги на реконструкцию исторического центра, и барон Осман, прежде чем взяться за преображение Парижа, сумел потренироваться в Провансе. Его стараниями весь исторический центр преобразился: старые постройки пошли под снос, кривые средневековые улочки сменили бульвары и площади. Чуть позже появились и две важные достопримечательности Тулона – Оперный театр, второй по размерам во всей стране, и провансальский рынок на Cours Lafayette, Мекка гурманов, любителей морских продуктов.

 

 

По правде говоря, тулонская Опера не производит такого сильного впечатления, как творение Гарнье в Париже. Ну, большая, ну достаточно элегантная, но, на мой взгляд, без огонька, изюминки. С другой стороны, местное население очень гордится зданием; возможно, причиной тому долгое ожидание, когда же в городе появится достойный театр. Дело в том, что вплоть до середины XIX века застройку ограничивал рубеж обороны военно-морской базы, и выкроить место для возведения крупных сооружений было попросту невозможно. Наконец, когда стены и валы сдвинули в глубину материка, освободившимся пространством занялись архитекторы. Проект Оперы разработал зодчий Фёше, до этого строивший театры Авиньона и Марселя. А оформлением занимался Луи Дюво, сделавший себе имя декором Наполеоновского крыла Лувра. Получилось в целом, неплохо, хоть, повторюсь, без восторгов.

 

Рассматривая северный фасад данной достопримечательности Тулона, уделите особое внимание фигурам шести муз, красующимся возле окон третьего яруса. Там представлен полный набор, окромя Клио, которая, как известно, муза истории, и к театральным делам прямого отношения не имеет. Надо, пожалуй, добавить, что с южной стороны Опера смотрится более живописно, даром, что скульптур там втрое меньше.

 

Пройдя ещё немного на запад, мы вышли к Place de la Liberte, которая по неведомым причинам считается главным символом города. М-да… если бы сформированный в 1852 году ансамбль сохранил композиционное единство, тогда, глядишь, площади Свободы смотрелась куда выигрышнее. Увы, до образцовой площади Вогезов ей как до Луны пешком.

 

Самым впечатляющим здание справедливо считается бывший отель «Гранд», поистине монументальная постройка, впитавшая лучшие черты архитектуры Второй империи. Соседние дома выдержаны в схожей стилистике, пусть и с упрощениями, но вот здание на левом углу площади сразу разрушило всю наметившуюся было гармонию. Мы сначала даже подумали, что оно на ремонте, однако путеводитель по Провансу разбил надежды на лучшее. Выяснилось, что при строительстве в 1960-х годах будущему банку специально придали именно такой несуразный облик, явно руководствуясь бредовыми идеями, типичными для общечеловеков той эпохи.

 

Итак, постройки, окружающие площадь Свободы, произвели на нас удручающее впечатление, чего нельзя сказать о фонтане, установленном в северной части открытого пространства. Он в аллегорической изображает перемещение статуи Свободы из Франции в Америку, и, значит, как нельзя лучше подходит к сложившейся в Европе ситуации. Видать, скульптор, ваявший композицию в 1889 году, был форменным пророком…

 

Дальше на запад нас поманила высоченная башня, смахивающая на колокольню. Однако она принадлежала не церкви, как мы думали, а местной Коммерческой палате. Наверное, следовало бы пройти ещё  вперёд, дабы посетить парк Александра I, но мы предпочли свернуть к набережной и двинуться вглубь исторического ядра, где находятся наиболее важные достопримечательности Тулона.

 

Вскоре дорога вывела нас на огромную Place dArmes, окружённую очень симпатичными, стильными домами. Признаться, мне этот уголок понравился куда больше Place de la Liberte. Вот здесь действительно чувствовалось, что ты в южной Франции…

 

 

С юга к площади примыкает крупная (и действующая) база флота, на чьей территории устроен Морской музей. Его моя половина, конечно, отказалась посещать наотрез, и мы направились к церкви Сен-Луи, которую, к слову, начали строить в 1709 году примерно посреди только что осмотренной нами Оружейной площади, когда та ещё представляла собой пустырь. Однако по ряду причин работы затянулись, и спустя 70 лет король Людовик XVI приказал снести незаконченное здание, которое мешало проводить парады и смотры. Взамен он выделил общине кусок земли кварталом восточнее. На новом месте дела храма пошли в гору, и всего через восемь лет он распахнул двери для прихожан. Распахнул, надо заметить, совсем ненадолго, и в ходе грянувшей революции его сделали святилищем культа Разума. Позже внушительных размеров сооружение служило казармой и складом боеприпасов. Только после окончания революционной эпохи Сен-Луи вернулся в лоно католицизма, и то его удалось освятить лишь спустя полвека.

 

Как и многим другим аналогичным постройкам Прованса, этой достопримечательности Тулона придали вид а-ля античность. Колонны, портик и прочие детали сразу выдают страну, в искусстве которой архитектор черпал вдохновение – Древняя Греция, разумеется. Вот почему автор проекта смешал в общей куче коринфские и дорические элементы, непонятно.

 

При взгляде на церковь трудно представить, что военные действия 1944 года нанесли ей крайне серьёзный ущерб: рухнули своды, погибли интерьеры. Реставрация здания потребовало колоссальных сил и расходов; кабы не помощь неравнодушных моряков и предпринимателей, восстановить храм вряд ли удалось – и то работы затянулись на четверть века.

 

Воздав должное одной впечатляющей достопримечательности Тулона, мы через несколько минут столкнулись со второй. Набережная считается самым лакомым кусочком города, и, будь на дворе ясный день, я согласился бы с подобным утверждением. Реально, участок побережья выглядел исключительно живописно, как и море мачт, затопившее акваторию гавани. Мы наделали кучу классных кадров, и оставалось лишь сожалеть, что погода так нас подвела.

 

Во время прогулки мы наткнулись на туристический офис, где можно взять подробную карту местности и получить полезную информацию, где поесть в Тулоне, куда направиться за покупками и т.д. Добыча стала хорошим подспорьем в экскурсии: путеводитель по Провансу, конечно, вещь нужная, но и актуальные сведения всегда хорошо бы иметь под рукой.

 

Набережная закончилась довольно неприятным районом, куда мы решили не соваться. Нас больше привлекала идея слоняться по старым кварталам, сулившим много интересных пейзажей. Но перед тем, как расстаться с морем, мы запомнили пару приятных с виду ресторанов, рассчитывая позже вернуться и попробовать блюда прованской кухни. Безусловно, поесть в Тулоне можно много где, однако нам хотелось во время трапезы любоваться портом и его яхтами.

 

 

Следующим объектом на маршруте стала церковь Сен-Франсуа-де-Поль, обладающая солидной историей. Её заложили в 1744 году, построили за 5 лет и посвятили… святому Жану. Переосвящение состоялось позже, когда поблизости основали монастырь ордена реколлетов. Монахи нуждались в храме, а так как они снабжали флот капелланами, власть имущие пошли им навстречу.

 

Церковь получилась, право, не очень приятной на вид. Фасад совершенно отличается по стилю от основного здания, и одна башня смотрится сироткой в отсутствие подразумеваемой второй.

 

Точно так же странно, недоделанно, если так можно выразиться, выглядит собор Тулона. Опять-таки, одна башня и фасад совсем не Нотр-Дамовский, простецкий. К тому же, храм выходит на узкую улицу, что страшно мешает оценить его размеры.

 

Между тем, святым это место стало ещё в V веке нашей эры, хотя увиденная нами постройка появилась значительно позже, через 600 лет. Возню затеял граф Прованса, и под его патронажем дело сладилось быстро. Правда, черты романского стиля практически не заметны, поскольку на рубеже XVII и XVIII веков собор подвергся реконструкции; фасад стал типичным произведением классицизма. Ещё через четыре десятилетия над районом вознеслась колокольня, совершенно, между прочим, отличающаяся от остального здания.

 

С храмом связана одна занятная, неприятная для французов история: во время тесного сотрудничества короля Франциска I с турецким султаном собор превратили в мечеть ради нужд мусульманских корсаров, коротавших в Тулоне зиму.

 

Гуляя, как заведено, без руля и ветрил, мы посмотрели немало милых улочек и переулков, поснимали дома, площади, дворики и садики. Наконец, дорога как-то вывела нас на восточную окраину исторического ядра, туда, где находится крупный торговый центр «Mayol». Там мы купили фруктов, слегка перекусили и стали думать, чем занять остаток дня. Возможностей было две: вернуться в Марсель ближайшим автобусом, уходившим примерно через двадцать минут, или провести побольше времени в Тулоне, поесть, отдохнуть, подышать морским воздухом. Победу, ясен пень, одержал второй вариант, и мы вернулись в старые кварталы, продолжив наслаждаться видами.

 

Стрелки часов подходили к четырём, когда мы, утомлённые прогулкой, добрались до самого симпатичного ресторан из виденных нами на набережной, и культурно расположились за столиком, рассчитывая культурно пообедать.

 

Именно с этой минуты всё пошло наперекосяк. Выяснилось, что повара только что ушли домой, и кухня закрыта до семи вечера; мы совсем забыли про дебильную французскую традицию устраивать перерывы в обслуживании. Оставалось собрать развешанную было верхнюю одежду, натянуть её и топать восвояси, на пронизывающий морской ветер.

 

Понятно, мы почувствовали себя совершенно не в своей тарелке; вероятно, наши физиономии выглядели точно так же, как у героя Миронова в «Бриллиантовой руке», когда он заблудился в закоулках. Удар был, поверьте, силён, очень силён…

 

Ух, как я пожалел, что автобус в 15:40 ушёл без нас…

 

Стараясь как-то исправить ситуацию мы двинулись через старые кварталы в сторону площади Либерте, где утром приметили несколько точек общепита, но и там не преуспели. Максимум, что могли предложить нам кафе и кондитерские – кофе с пирожными, но не более. Хуже того, пока мы безуспешно искали, где бы поесть в Тулоне, наползли тучи, и на город обрушился настоящий ливень. Воды было так много, что улицы на какое-то время превратились в реки, и остаток дня нам пришлось прыгать по лужам.

 

Потерпев фиаско, я счёл за благо организовать отход, и вновь случился облом. Во-первых, ближайший автобус ожидался лишь через четыре часа, во-вторых, на железной дороге тоже образовался перерыв. Правда, поезд уходил всё-таки раньше автобуса, однако при этом добраться из Тулона до Марселя на нём стоило 25 евро, а ведь мы приехали оттуда, ежели кто помнит, за 1 евро.

 

Поскольку касса, где продают автобусные билеты, отсутствовала напрочь, было не вполне понятно, как поступить, и хорошо, что один из водителей рекомендовал нам обратиться в ближайшее кафе, дескать, там помогут. Помогли, да уж… Араб, орудовавший за стойкой, внаглую предложил отдать по 25 евро за то, что стоило на тот момент десятку! И ещё лыбился, словно делал одолжение…

 

Я, само собой, не поддался наглому шантажу, и мы поспешили вернуться в торговый центр «Mayol», где имелся бесплатный WiFi. Ход, в принципе, был верным, и мы без труда сумели выкупить пару мест на нужный рейс, причём заплатили 20 евро вместо пятидесяти, запрошенных скотским арабом. Проблема возникла позже, буквально на ровном месте: указав сдуру рамблеровскую почту, я потом мучился добрых сорок минут, пытаясь скачать билеты. Проклятый Рамблер постоянно вис и валился, а когда удавалось всё же зайти в ящик, скачивание неизменно останавливалось на полдороге. Не привела к успеху и попытка переслать пришедшее письмо куда-либо ещё. Я сунулся было в магазин мобильных телефонов с просьбой распечатать документ, но нарвался на отказ; сообщить, где есть Интернет-кафе, работники то ли не смогли, то ли банально не захотели помогать. Словом, оставалось надеяться на чудо, потому как автобус отправлялся почти одновременно с последней электричкой – упусти мы их, и добраться до Марселя из Тулона нам удалось бы разве что автостопом…

 

 

Пока шла вся эта возня, мы перестали следить за временем, и упустили момент, когда ещё можно было пообедать или хотя бы купить продукты. Короче, на автовокзал Тулона мы заявились в отвратительном настроении, голодные, злые и опасающиеся окончательной катастрофы.

 

Ждать посадки нам пришлось около четверти часа, и всё это время к стоянке подгребал народ, так что когда автобус подъехал, его натурально взяли штурмом, словно не у каждого пассажира имелось четко обозначенное место. Я обычно стараюсь избегать подобных столпотворений, но тут у нас не было выхода – хотелось поскорее понять, как обстоят дела. К счастью, водители отыскали наши фамилии в списке отъезжающих, и даже заявили, что бумажные билеты иметь вовсе не обязательно. Не могу передать словами, как их сообщение подействовало на наши измождённые организмы.

 

Напоследок Тулон подкинул нам ещё одну бяку: на моём кресле восседал какой-то хрен, желавший ехать рядышком со своими подружками, занимавшими следующий ряд. Волосатый дебил, ничтоже сумняшеся, предложил нам поискать другие места, раз ему удобнее сидеть здесь. Я, конечно, возразил ему и предложил самому поискать другие места, а так как я был выше и крупнее общечеловека, пришлось ему поступить, как сказано. Видать в отместку его подружки какое-то время пинали наши кресла, но после выезда на трассу они уснули, и остаток пути прошёл спокойно. К слову, автобус направлялся в Париж, куда и направлялась, как выяснилось в Марселе, основная часть пассажиров.

 

Отыскать в одиннадцатом часу работающий ресторан было весьма проблематично, и даже моя половина, большая ценительница вкусной еды, согласились, что удачей будет покупка готовых салатов или чего-то в таком духе. Ближайший «Ашан» располагался в паре кварталов, и мы поспешили в его сторону, бодро топая по мостовой, благо дорога шла под гору. Обратный путь был проделан с куда меньшим энтузиазмом, и ладно бы по причине подъёма: придя к супермаркету, мы стукнулись о закрытую дверь, поскольку тот закрылся в восемь вечера.

 

Я уже думал, что ложиться спать придётся голодными, однако вовремя вспомнил про «Макдональдс», устроенный на вокзале Сен-Шарль. Ясен перец, во Франции питаться фастфудом не комильфо, но уж коли нам не удалось поесть в Тулоне, приходилось довольствоваться малым. Набрав еды, мы поспешили в отель, где и устроили трапезу. Соседи на этот раз вели себя тихо, теперь настала наша очередь возмущаться и ругаться. Лично я столь изысканно костерил бестолковых французов, надумавших устраивать в ресторанах идиотские перерывы, что, пожалуй, даже знатоки мата могли бы восхититься.

 

Кое-как утолив голод, мы завалились спать в надежде, что следующий день выйдет более удачным, нежели истекший. Забегая вперёд, скажу, что наши чаяния сбылись полностью – пусть попасть в замок Иф мы опять не смогли, зато посетили великолепный Акс-эн-Прованс.

Посмотреть фото Тулона...

Скачать путеводитель по Франции... 

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru