ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Иордания

Совершить путешествие в Иорданию самостоятельно оказалось довольно просто. Я смог неплохо сэкономить, совершив экскурсию на Мёртвое море без помощи турфирм, выяснил, хороши ли пляжи Иордании, где можно поесть в Аммане и интересны ли достопримечательности иорданской столицы

 

Казалось бы, добраться до Мёртвого моря из Аммана несложно: столица Иордании находится всего в 20 километрах по прямой, при желании пешком можно дойти. Знай мы, как повернётся дело, может, и стоило бы отправиться в пеший поход, потому что экскурсия на Мёртвое море заняла у нас почти целый день.

 

 

Логично предположить, что раз имеется популярный туристический объект, к нему стоит протянуть транспорт и стричь с приезжих купоны, как это делается во всё мире. Скажем, в замок Шамбор из Тура ходит специальный автобус, из Братиславы в крепость Девин путешественников регулярно возит теплоход, желающие увидеть норвежские фьорды могут воспользоваться поездами хоть из Осло, хоть из Бергена, рейсы из Праги в Карловы Вары уходят каждый час – список можно продолжать бесконечно.

 

Ближний Восток устроен иначе, там, вероятно, какая своя, особая логика, арабская. Мы уже убедились, что невозможно нормально посетить даже такие ценнейшие памятники культурного наследия, как Баальбек и Крак-де-Шевалье, и ничуть не удивились, что арабы не удосужились организовать автобусы из Аммана на Мёртвое море. В самом деле, ежели туристам куда-то надо съездить, пусть у них голова и болит, правильно?

 

Теоретически, была возможность добраться до Мёртвого моря с одной пересадкой: как подсказал нам путеводитель по Иордании, из каких-то пердей в южной части Аммана в нужный район ходят маршрутки, которые привозят на остановку других маршруток, что везут уже непосредственно к достопримечательностям. Но те, кто совершал путешествие по Иордании самостоятельно, рекомендовали другой путь: вроде как можно с расположенной возле нашей гостиницы «караж Абдали» доехать до городка Солт и сделать пересадку там. Этот способ понравился нам больше, ибо не требовалось непонятно как добраться на юг города и там искать кольцо маршруток. Стало быть, мы отыскали в сумятице, которая характерна, кажется, для любого автовокзала на Ближнем Востоке, нужный микроавтобус, погрузились в него, отдали 600 филсов за двоих и начали предвкушать, как через часик окунёмся в воды Мёртвого моря.

 

Сначала за окном мелькали столичные пригороды, где коммерческая деятельность била ключом, а банки, кафе и магазины Аммана стояли буквально впритык друг к другу, потом пейзаж сменился на пустынный. Прошло минут сорок, и нас выгрузили на автостанции, где, по идее, следовало делать пересадку. Спрошенные нами арабы указали на одну из стоящих поодаль таратаек, и заверили, что, дескать, они идут на «дед си». Заняв места в салоне, мы терпеливо дождались, когда транспорт заполнится пассажирами, и снова взялись предвкушать купание в солёной водичке.

 

 

Спустя полчаса, расставшись с ещё семьюстами филсами, мы высадились из маршрутки и принялись озираться, но Мёртвое море отыскать не смогли. Проведённые среди местных торговцев расспросы особого толка не принесли: по словам арабов, море было не совсем здесь, а где-то неподалёку. Выходило, по их словам, что если двинуться прямо, а потом забрать влево, или же сперва пойти влево и потом свернуть, то вполне можно добраться до Мёртвого моря; нам на тот момент казалось, что надо чуть-чуть пройти пешком. Вняв сбивчивым инструкциям, мы как дураки потопали по жаре вдоль обочины шоссе и через 20 минут оказались возле развилки, украшенной дорожным указателем, гласившим: «До моста короля Хусейна 7 километров». Теперь ситуация прояснилась: мы шли по той дороге, которой можно съездить в Израиль из Иордании, а морской берег находился от нас километрах в пятнадцати. Оказывается, потрясающе дружелюбные арабы наладили нас бог знает куда; мы-то рассчитывали добраться в город-курорт Свеймех, центр грязелечения на Мёртвом море, но попали трудами советчиков в Южный Шунех. Короче, «Вэлком ту Джордан!».

 

Сдаваться нам было как-то не с руки, но сразу уехать из богом забытых краёв не получилось: байки про то, что автостоп в Иордании чертовски хорош, оказались чистейшей воды враньём. Мы простояли на обочине где-то с полчаса, и ни один «потрясающе дружелюбный и гостеприимный» иорданец, так и не отреагировал на просьбы о помощи. Признаться, возвращаясь в Шунех по обочине палимого солнцем шоссе, мы как-то пали духом: прошло уже несколько часов с момента выезда, а до нужного места было ещё семь вёрст киселя хлебать. Единственным светлым пятном на чёрном фоне неудач стало прикосновение цивилизации: видать, израильский мобильный оператор, обслуживающий западный берег реки Иордан, поставил такие мощные вышки, что дотянулся и до паршивых соседей. Что интересно, сигнал ловился только за обочиной, стоило подойти ближе к асфальту, и связь пропадала. Поскольку роуминг в Иордании вообще не работал, мы, воспользовавшись оказией, прочитали накопившиеся сообщения, отослали несколько смс и двинулись дальше. Тут случилось дивное диво: возле нас внезапно притормозил микроавтобус и забесплатно подбросил к автостанции – не иначе, цивилизационное влияние распространилось не только на связь в приграничной полосе с Израилем. Кстати, это был первый (и, как потом выяснилось, последний) араб, чьё отношение к туристам можно оценить как «выше среднего».

 

Начавшаяся полоса везения после прибытия в Южный Шунех почем-то не прервалась: выяснилось, что вот-вот со стоянки отъедет потёртый «ПАЗик», которым можно добраться до Мёртвого моря. Распрощавшись с ещё 300 филсами, мы заняли места в конце салона и стали надеяться на русский «авось». «Авось», к счастью, не подвёл, и дребезжащий драндулет действительно доставил нас, куда обещано. Чем дальше, тем чаще нам на глаза попадались дорожные указатели «Dead Sea», и, казалось, птица-удача уже у нас в руках, как вдруг водила свернул с шоссе и взялся петлять по пыльным улочкам какой-то деревушки. Оказалось, он надумал сделать для соплеменников доброе дело, и уклонился от маршрута, чтобы развести их по домам. Спустя примерно четверть часа, всласть наболтавшись со знакомым, подпиравшим стенку придорожного кафе, шофёр удосужился вернуться к магистрали и продолжить путь. Ещё через несколько минут рыдван притормозил у входа в отель «Dead Sea Movenpick» и нервотрёпка, казалось, завершилась. Ан нет, мы недооценили отношение к туристам в Иордании: водитель, вылитая капибара, сумей она нацепить на голову «арафатку», взялся требовать с нас доплату, потому как, видите ли, нам следовало сойти километром ранее, в городке, а раз он завёз нас так далеко на юг, значит, ему полагается ещё денег. «Ван динар, ван динар» - как заведённый бубнил виртуоз баранки, и не оставлял нас в покое даже тогда, когда лишился нашего общества. Ещё долго нам вслед неслось бибиканье и крики: «Ван динар». «Вэлком ту Джордан!»

 

Пройдя вдоль нескольких отелей, мы выяснили, что низкий сезон на Мёртвом море заставил гостиницы закрыться почти поголовно, так что надежды на комфортабельный отдых разбились вдребезги. Ну, не совсем вдребезги, всё же два пляжных комплекса работали, принимая желающих купаться за плату. Цена входа на пляж Мёртвого моря разнилась: в одном месте с туристов брали 5 динар, в другом 10. К слову, пройдя чуть южнее, в район, где находится отель «Amman Beach Dead Sea», можно было вообще ничего не платить, но пришлось бы валяться на земле и обходиться без удобств. Мы решили, что заслужили зонтик и лежаки, так что отдали деньги, приготовившись провести время в покое и тишине. Ага, как же, держи карман шире. Как  следовало ожидать, арабы, потрудившиеся обнести все интересные места Иордании заборами, дабы спокойно взимать с гостей страны деньги, нигде палец о палец не ударили, чтобы хоть как-то окультурить огороженную территорию. Да, пляжи Мёртвого моря украшали пальмы, да, в платных зонах имелись туалеты и душевые, но эти не бог весть какие удобства «с горкой» компенсировались валяющимся там и сям мусором, загрязнённым донельзя песком и живописными компаниями аборигенов. Определить, где отдыхают иорданцы, а где туристы, можно было безо всякого труда даже с закрытыми глазами: раз в той стороне шум, гам да дикие вопли и оттуда тянет табачным дымом, значит, арабы веселятся напропалую. Политкорректные западные туристы старательно изображали, будто им нравится соседство невоспитанных туземцев, только вот желающие искупаться в Мёртвом море недвусмысленно поделились на две неравные части – в одной тихо принимали ванны, в другой орали, брызгали водой, курили и подзадоривали визжащих детей. Думаю, излишне указывать, к какому контингенту мы предпочли присоединиться.

 

Осмотревшись, я решил, что надо бы обзавестись лежаками, наивно полагая, будто за пользование ими уже уплочено. Хрена с два, бич-бой, бродивший по округе, на просьбу заняться делом потребовал денег, объяснив, сколько стоят на Мёртвом море шезлонги. Пришлось заплатить ещё по 2 динара, чтобы не лежать на грязном песке, как большинство туристов.

 

 

Заимев «базу», мы сложили вещи и отправились купаться, точнее. бултыхаться. Собственно, всё, что можно делать на Мёртвом море – это лежать на воде и мазаться грязью. Полноценно плавать ну никак не получается, кое-как грести руками удаётся лишь на спине, с торчащими из воды ногами, а если перевернуться на живот, вода Мёртвого моря сразу выталкивает тело так, что всплывают зад и конечности. Лично я приспособился стоять «солдатиком», погрузившись примерно по грудь и поддерживая равновесие руками. Брат всё же попытался плыть, и был за это сурово наказан: после очередного неудачного гребка солёная вода попала ему в нос, и, очевидно, настолько сильно обожгла слизистую, что он немедленно проследовал к берегу и пришёл в себя лишь после ледяного душа. К счастью, мы успели сделать классические фотографии с Мёртвого моря, возлежа на воде с газетой в руках. Замечу, что хорошо бы последовать нашему примеру и запасти чтиво заранее, потому что на месте печатные издания с гарантией раздобыть не удастся – японкам, собравшимся запечатлеть себя, пришлось выпрашивать газеты у соседей.

 

Аренда лежаков на Мёртвом море позволила нам провести время более-менее комфортабельно и, вернувшись к вещам, мы где-то около часа поджаривались на солнышке, стараясь позабыть о бедах первой половины дня. Увы, полностью отрешиться от забот не удавалось: замысел добраться до Мадабы и взойти на гору Небо всё ещё тлел, тщетно тлел внутри нас. Собственно, экскурсия из Аммана на Мёртвое море и посещение вышеуказанных достопримечательностей в один день реальна, если только взять напрокат машину или нанять такси. Было бы куда проще, кабы транспорт в Иордании ходил нормально: всего-то требуется оформить расписание и его придерживаться, продублировать на английском таблички хотя бы тех автобусов, которые полезны туристам, и нанять вменяемых водителей вместо жуликоватых феллахов. Но это была квинтэссенция Ближнего Востока, со всеми вытекающими последствиями: если задумал что-либо, дели планы на два, или даже лучше на три, чтобы не остаться разочарованным.

 

Между тем, нам ещё предстояло добраться с Мёртвого моря в Амман, и мы старательно гнали мрачные мысли насчёт обратной дороги. Солнце пригревало не по-зимнему, водная гладь старательно изображал зеркало, над горами вдалеке парила романтическая дымка, из которой периодически доносился рёв реактивных двигателей – это армия обороны Израиля готовилась не дать превратить свою страну в такую же жуткую помойку, как у всех без исключения соседей. Впрочем, долго наслаждаться безмятежностью у нас не получилось: меня, например, действительность огрела по башке очень скоро, когда я собрался воспользоваться удобствами. Казалось бы, раз ты устроил платный пляж на Мёртвом море, изволь позаботиться о территории. Фиг вам! Туалет арабы засрали так, что дышать внутри можно было только ртом, но ни этот факт, ни то, что весь пол душевого павильона загажен песком, ничуть не интересовало усатую рожу, сидевшую у входа и собиравшую деньги. Она и с меня попыталась потребовать «бакшиш», и получила добрый «бак шишей» - за пребывание в подобном свинстве посетителям надо бы, по правде, приплачивать. В общем, наше отношение к арабам неуклонно менялось не в лучшую сторону; если перед поездкой я думал, не прихватить ли в дорогу какой-нибудь карамели, дабы раздавать её детишкам, то теперь между нами состоялся следующий диалог: «Пока ты ходил в душ, я спас из воды тонувшую осу. – Ну и на кой? Она же теперь может кого-нибудь ужалить! – В этих местах оса почти наверняка ужалит иорданца, а это очень даже хорошо!» Ну разве мог я с братом не согласиться?!

 

Покидать пляжи Мёртвого моря нам крайне не хотелось, однако, учитывая, как много времени заняла дорога из Аммана, засиживаться было нельзя, чтобы не проводить ночь в пустыне. Удивительно, но обратный путь оказался куда короче и проще. Стоило нам выйти на шоссе со звучным названием Jordan Valley Highway и начать ловить попутки (автостоп в Иордании чертовски хорош, да?!), как всего через четверть часа рядом с нами остановился микроавтобус, перевозивший каких-то французов. Как мы поняли, усач в чалме собирался высадить пассажиров где-то неподалёку от Мёртвого моря, откуда ходят маршрутки до Аммана. Мы воспользовались любезным приглашением проделать остаток пути вместе, и я даже решил, что иорданец вдруг захотел нам помочь. Как выяснилось позже, при высадке, французская пара его наняла возле входа за платный пляж, и ради нескольких минут поездки заплатила 5 динар.

 

Получалось, что мы проехались за счёт европейцев, но неуютно я себя чувствовал вплоть до признания попутчиков, что они, дескать, большие араболюбы, и в родном Нанте обзавелись целой кодлой приятелей из числа выходцев с Ближнего Востока. «Что ж, раз им нравятся арабы, - рассудил я, - пусть-ка они и дальше материально поддерживают местное жульё». Мы бы, безусловно, откололись от такой компании, вот только других вариантов добраться до Аммана, кроме как ехать кучей, не просматривалось, поскольку не успела вся наша братия оказаться на обочине, как рядом затормозила машина, водитель которой направлялся в Джераш и надумал подкалымить. Взяв на борт четверых европейцев и двух соплеменников, он обогатился на 6 динар, включил арабскую музыку и помчался на восток в радостном настроении.

 

Вроде, мы легли на нужный курс, и всё на мази, но спокойно добраться до Аммана от Мёртвого моря у нас не вышло. Поначалу двое занявших переднее кресло две иорданцев сидели тихо, потом один из них счёл нужным на ломаном английском завёсти беседу с теснившимися сзади гостями своей ненаглядной страны. Узнав о том, как нежно его визави-французы относятся к приезжим арабам, он чрезвычайно обрадовался и даже достал из куртки пачку сигарет, предложив всем желающим закурить. Мы, как один, неодобрительно замотали головами, а француженка даже сообщила куряге, что терпеть не может табачного дыма. «Ну, ладно, - рассудительно промолвил араб, щёлкая зажигалкой, - не хотите, как хотите». Заполнив салон сигаретным туманом, он как ни в чём ни бывало продолжил болтать с новоявленными приятелями, щедро обдавая их дымными клубами; я-то открыл окошко на своей стороне, а французы постеснялись сделать то же, никак, из боязни обидеть арабов. С той поры гнилозубая пасть, украшенная сигареткой, однозначно ассоциируется для меня с фразой «Вэлком ту Джордан!»

 

В отличие от утренних злоключений, занявших полдня, на этот раз поездка длилась чуть больше часа, и мы опять вопросили окружающее пространство, что мешает иорданцам организовать нормальное сообщение, раз это экскурсия на Мёртвое море из Аммана пользуется популярностью? Хотя, если подумать, никто вроде как не ропщет, по крайней мере в Интернете криков и петиций на сей счёт как-то не было замечено. Вероятно, активные туристы из России поехать в Иорданию желанием не горят, а европейцы мнутся, будучи придавлены политкорректностью. Взять хотя бы наших невольных попутчиков: мало того, что они мило поддерживали беседу с курильщиком, так ещё и расписывали на все лады, как им понравилась Иордания, плюс согласились под конец поездки угостить его курятиной в каком-то кафе, которое он готов порекомендовать. Нас тоже весьма заботил вопрос, где можно поесть в Аммане и не отравиться, но так вот запросто топать бог знает куда с первым встречным арабом мы не отважились бы, даже если помирали от голода. К счастью, нам уже было известно, что к чему в плане питания, это дала плоды разведка, предпринятая предыдущим вечером.

 

Мы тогда решили, что провал с Аджлуном отчасти может скрасить небольшая пешеходная экскурсия по Амману, и нацелились на район, который путеводитель по Иордании называл «Белый Амман». Не знаю уж, где находится родина тех, кто придумал этот термин, может, они никогда не видели белизны, но зрелище, представшее нашему взору, иначе как серым охарактеризовать не получалось. Понятно, что и в России есть  далеко не идеальные места, однако трудно себе представить, чтобы в историческом центре Москвы или Петербурга повсеместно валялся мусор, а тротуары покрывала густейшая сеть трещин. Дорога от гостиницы до района, где сосредоточены главные достопримечательности Аммана, заняла около получаса, и всё это время мы напевали песенку собственного сочинения: «Мы в город безобразный идём дорогой грязной, идём дорогой грязной, дорогой непростой! Мы в город безобразный идём дорогой грязной, идём дорогой грязной, кругом сплошной отстой...»

 

Признаться, лучшим событием вечера стал визит в офис иракских авиалиний. Уделив феномену некоторое время, мы выяснили, что а) перевозчик выполняет рейсы исключительно в страны Ближнего Востока; и б) долго, вестимо, не протянет, так как цены на перелёт в Ирак и обратно просто бешеные – долететь из Аммана в Багдад можно за час, а денег требуется уйма, более 400 долларов в одну сторону. Как национальная авиакомпаний Ирака собирается привлекать клиентов, я, например, никак не мог взять в толк…

 

Тем временем брат вернулся из офиса, вдрызг раздасадованный переговорами: расписание полётов «Iraq Airways» ему раздобыть не удалось. «Буклет? – спросили его. – У нас ничего такого нет. Сайт? И сайта тоже нет». Очень-очень мило, забота о пассажирах налицо…

 

Не могу сказать, что прогулка доставила мне большое удовольствие, местная архитектура лишена что шарма, которым славится Париж, что историчности, характерной для, скажем, Флоренции. Пейзаж стал более-менее приличным лишь когда мы оказались на улице Аль-Хашеми, вдоль которой сосредоточены главные достопримечательности Аммана, как-то храм Геркулеса и античный амфитеатр. Думаю, не надо говорить, кому город обязан появлением этих огромных сооружений. В своё время территорию нынешней Иордании оспаривали самориты, иудеи, ассирийцы и эллины, но всерьёз за её развитие смогли взяться только римляне. Они, как водится, построили термы, амфитеатр, портики, театры и прочие атрибуты Pax Romana, характерные для любой местности, находившейся под властью «вечного города», от Португалии и Туниса до Иордании и Ливана. Напротив, три с половиной века, которые Ближний Восток провёл в руках арабского халифата, не оставили заметного культурного следа, почти все мечети Аммана выстроены в более позднюю эпоху, когда в регион нагрянули турки. Они заправляли всем вплоть до окончания Первой Мировой войны, приведшей к распаду Османской империи. В 1918-1920 годах территорией нынешней Иордании заправляли сирийцы, затем их сменили англичане, быстренько организовавшие якобы независимый эмират Трансиордания, находившийся под их полным контролем. Амман тогда получил столичный статус, который сохранился за ним после формального ухода британцев.

 

За XX век достопримечательности Аммана пополнились такими объектами, как памятник Неизвестному солдату, Национальная галерея и Национальный археологический музей. Последний представляет особый интерес, тем более что его осмотр можно совместить с визитом в цитадель Аммана, в которой находится и дворец Омейядов; храм Геркулеса совсем рядом, так что прогулка на холм, где высится крепость, окупится с лихвой. Если же лезть в гору не хочется, то достаточно выйти к парку Хашемит Плаза, и культура Иордании предстанет перед глазами как на ладони: с одной стороны римского амфитеатра расположен музей фольклора, с другой музей народных традиций.

 

Для нас вопрос, что можно посмотреть в Аммане стоял не так остро, как темы питания и обмена валюты. Памятую, как сложно бывает в Иордании сделать простые дела, мы готовились к худшему и были несказанно удивлены, когда обе проблемы разрешились просто и быстро.

 

Во-первых, даунтаун буквально кишел обменниками, готовыми принять как доллары и евро, так и дойчмарки с гульденами – вот это был сюрприз. Правда, нигде, кроме одного-единственного пункта не висел курс обмена долларов на иорданские динары, пришлось обойти несколько контор, выясняя, что к чему. Оказалось, что стандартное предложение составляет 71 динар за 100$, и мы смогли быстренько завершить сделку.

 

Во-вторых, отыскать, где в центре Аммана можно поесть, не составляло труда; то есть забегаловки и уличные кафе мы видели и около своей гостиницы, но тамошние условия нас совсем не привлекали. Тут же нашлось полдюжины вполне приличных с виду ресторанов, в одном из которых мы культурно откушали. Фактором, побудившим нас выбрать именно это заведение, чтобы поесть в Аммане, стали щиты с изображением блюд: стоило нам поинтересоваться меню, как обслуга мигом их извлекла и предложила изучить.

 

Кстати, кафе располагалось прямо напротив того места, где в Аммане должен находиться турофис. Я даже нашёл в Рунете рассказ, написанный человеком, которого якобы поили в здании бесплатным кофе и ласково обхаживали. Мы бы тоже с удовольствием выпили кофейку на халяву, да и от обхаживания не отказались бы, кабы офис работал: амфитеатр Аммана присутствовал, туристическая информация около него отсутствовала. Короче, «Вэлком ту Джордан!»

 

Пока суд да дело, начало смеркаться, и пора было двигаться в отель. Поскольку транспорт в Аммане сплошь оформлен по-арабски, не было никаких шансов воспользоваться им для переезда. Я, впрочем, уловил, что какие-то надписи на английском появляются порой на установленных в автобусах табло, но остроглазый брат мигом рассеял мои надежды: названия остановок это табло сообщала местными завитушками, а по-английски весь мир извещался о том, как «удобный» и «мультиязычный» транспорт в Иордании. Понятно, что карта маршрутов была недоступна, как и расписания, то есть от новеньких автобусов, закупленных в Германии, толку для туристов никакого.

 

Добраться к автовокзалу Абдали, в принципе, можно было и по собственным следам, но это не наш метод. Мы решили совместить приятное с полезным, и всё-таки полезли на гору, надеясь и посмотреть новые места, и дорогу скоротать. В принципе, цитадель Аммана находится достаточно высоко, и с её смотровых площадок должны бы открываться красивые виды, но красоты в панорамах нет никакой – россыпь огней, да и только, в Дамаске на горе Касьюн были куда интереснее. Отчасти разочарование нам компенсировала огромная композиция: самый большой флагшток мира высотой более 125 метров с трудом держал знамя площадью с половину футбольного поля. Выждав немного, мы рассчитывали увидеть, как развернётся под ветром гигантское полотнище, но природа так и не сподобилась раздуть Рагадан, потоки воздуха так и не совершили достаточного рывка. Нам тоже особо не хотелось рваться вперёд после сытного ужина, однако от кружечки горячего чая никто из нас не отказался бы, всё же климат в Иордании пустынный, вечерами бывает довольно холодно. И вот, топая по улице Khalid ibn al-Walid, мы на очередном перекрёстке заметили внизу, в конце длиннющей лестницы, знакомые огни автовокзала Абдали, и неподдельно возрадовались: горячее питьё, душ и мягкие постели находились от нас всего в паре шагов. Какого же было наше разочарование, когда спуск оказался завален неописуемой кучей мусора, полностью перегородившей проход; казалось, что все жители района используют лестницу как лучший в мире мусоропровод. Это, напомню, был центр Аммана, в точке, отстоящей всего на полтора километра от улицы Abu Al Alaa Al Maari, где находится королевский дворец Иордании.

 

Проскрежетав уже набившее оскомину: «Вэлком ту Джоржан», мы вынуждены были вернуться наверх и обойти препятствие по боковым переулкам. Не приходится удивляться, что всю дорогу каждый из нас на свой лад костерил иорданцев, загаживающих родные места; насколько я помню, единственным здание, возле которого царила практически идеальная чистота, была христианская церковь.

 

По-моему, нетрудно догадаться, что ещё одна вечерняя экскурсия по Амману не получила ни одного голоса «за» от участников экспедиции. Купив в близлежащей грилёвне набор из курицы с овощами и подливами, мы забились в номер и огородились стенами от мусорной реальности иорданской столицы.

 

Тогда нам казалось, что, возможно, на периферии дела пойдут как-то получше. Ага, держи карман шире: поездка в Петру и последующая переправа через Акабский залив на пароме затмили все неудобства, что до этого нам выпало испытать в Ливане, Сирии и северной Иордании…

Посмотреть виды Мёртвого моря...

 

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru