ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Иордания

Самостоятельное путешествие по странам Ближнего Востока позволило мне посетить Иорданию, добраться до Петры, осмотреть Сокровищницу, скальные гробницы и Монастырь, выяснить, где можно поесть в Петре, сесть на паром из Акабы; чтобы узнать больше, читайте отчёт об экскурсии по Петре

 

За всё время моих путешествий я не могу припомнить такого, чтобы очередное утро начиналось с подсчётов, долго ли ещё мучиться… Обычно в голову лезут мысли типа: «Ах, уже скоро придётся уезжать, какой кошмар!», а на Ближнем Востоке всё обстояло иначе, и, едва поднявшись с постели, я начинал сетовать: «Ещё ведь даже полутора недель не прошло, ещё целых восемь дней тут болтаться? Какой ужас!»

 

Будь Иордания нормальной страной или хотя бы более-менее походи она на нормальную страну, как, допустим, Сирия или Ливан, мы, возможно, и примирились бы с её действительностью, но постоянные транспортные проблемы, скверное отношение к туристам и регулярные попытки аборигенов нас надуть со временем сформировали к Хашемитскому королевству совершенно отрицательное отношение. За первые три дня мы намаялись будь здоров, четвёртый же день нас совершенно подкосил, и с тех пор мы взяли за правило окаймлять первый слог названия страны с помощью букв «п» и «д».

 

Беды начались почти сразу после выхода из гостиницы. Мы собирались добраться из Аммана до Петры на автобусе и заранее понимали, что простым это мероприятие не выйдет. Задам вопрос, так сказать, на засыпку: если на главном международном шоссе, связывающем столицу с Акабой, расположены такие объекты, как замки Керак и Шобак плюс всемирно известная Петра, то есть как раз те интересные места, что нужно посетить в Иордании, может, они связаны хорошим транспортным сообщением? Ха-ха, это же Ближний Восток! Никому и в голову не приходит запустить регулярный автобусный маршрут с отправлением каждые два часа, чтобы люди могли сперва добраться из Аммана до Керака, потом сесть на следующий рейс, совершить экскурсию по Шобаку и приехать в Петру вечером. Арабы, что с них взять…

 

 

Итак, дабы продолжить самостоятельное путешествие по Иордании, нам требовалось для начала доехать из центра Аммана на автовокзала Вахидат, обслуживающий южные направления. Ясен перец, что нормального транспорта между этими двумя точками не имелось; может, какие-то городские автобусы Аммана и ходили из центра в южный пригород, однако разобрать арабскую вязь на их бортах не было никакой возможности. Сотрудники отеля предложили нам взять такси. «Помогальщики», ошивавшиеся на вокзале Абдали, оказались более полезны, так как рекомендовали изловить «сервизз», сиречь легковушку, исполняющую обязанности маршрутки, и даже объяснили, где искать остановку. Правда, быстро обнаружить точку, откуда можно добраться на автовокзал Вахидат, нам не удалось: в нашем понимании подобное место должно быть хоть как-то обозначено. Мы же видели перед собой только кучку людей, стоявшую на тротуаре в некоем подобие очереди. Хорошо, что нашёлся сердобольный водитель автобуса, не поленившийся вылезти из своей колымаги и подсказать, куда пристроиться. Оказалось, люди собрались посреди тротуара неспроста, они ждут, пока прибудет очередная легковушка и заберёт четырёх человек в салон; таким образом, стандартная цена такси в Аммане на этот маршрут делится всеми поровну. Посмотрев, сколько платят остальные пассажиры, я отдал водителю 800 филсов за нас двоих, и возражений не последовало. Через двадцать минут наш агрегат, надрываясь и пыхтя, взобрался на склон того холма, где находится автовокзал Вахидат.

 

«Караж» оказался тем ещё местечком - чего только не вытворяли на его территории местные жители… Более всего нам хотелось обнести комплекс забором, украшенным цветочными орнаментами, повесить внутри шины и бруски на цепях, а затем проводить для желающих экскурсии в получившийся зоопарк.

 

Слово «обезьяны» упорно просилось на язык и во время общения с шофёрами автобусов. Вопреки утверждению «Lonely Planet Jordan», что, мол, проезд между городами Иордании стоит фиксированную сумму, утверждённую правительством, транспортники пытались нагло нас обобрать. Хорошо, мы немного поднаторели в торговли и сумели уменьшить первоначально названную сумму в 10 динаров (по 4 монеты с носа и ещё по одной за рюкзаки) вдвое. Этот вопрос решился, но осталось враньё насчёт: «Того и гляди, отправимся, вот-вот, с минуты на минуту». Минуты, меж тем, текли одна за другой, а об отъезде как-то никто не беспокоился. Наконец, бессмысленное сидение закончилось, но мы бы, ей-богу, согласились ещё подождать, чем заполучить таких попутчиков: в салон ввалилась типичная арабская семья: пузатый мужик, четыре бабы в платках и куча детишек. Вся эта шобла угнездилась позади нас и принялась развлекаться: детишки дрались и орали, тётки гомонили, что-то обсуждая, и только их повелитель занимался делом – то ковырял металлической проволокой в зубах, то её же производил раскопки в поролоне сидений. Конечно же, присутствие в автобусе детишек никому не мешало купить: «Вэлком ту Джордан!»

 

Помнится, поездка из Дамаска в Пальмиру заняла примерно два с половиной часа, и прошла гладенько, без изъянов. Здесь же, в заполненном табачным дымом салоне, под крики и визги арабов, точно такое время тянулось, казалось, вдвое дольше, так что в посёлок Вади Муса, мы прибыли совершенно разбитыми. Напоследок, транспорт едва не увёз нас под гору, к ущелью, где находится вход в Петру, тогда как заказанный нами отель располагался на горе – невесело было бы идти наверх с рюкзаками. Хорошо, что за время самостоятельной поездки по странам Ближнего Востока мы обрели некоторый опыт и знали, как остановить арабский автобус в нужном месте: нужно постучать монеткой по стеклу, это знак для водителя, что кто-то выходит. Спустя пару минут пред нами во всей красе предстал отель «Al Hidab», да будет он навеки проклят!

 

Выбирая место, где лучше переночевать в Петре, я как обычно, ориентировался на фотографии и отзывы про отели, стараясь отыскать вариант, совмещающий разумные цены с высокими оценками. Стандартный подход, увы, дал сбой: стоимость жилья в посёлке Вади Муса, обслуживающем каменный город, была запредельной, а все гостиницы с более-менее приемлемыми показателями, оказывались, на поверку, хостелами. На этом фоне «Аль Хиджаб» выглядел лучом света, по крайней мере, «Booing.com» обещал его постояльцам кондиционер, холодильник, спутниковые каналы, сытный завтрак, турецкие бани, новенький лифт, приятные интерьеры и много чего ещё. Усомниться в подлинности описания не позволяли размещённые в Интернете фотографии, и, хотя независимые отзывы на «Al Hidab» отсутствовали, я решился оплатить отель.

 

Уже с первых шагов выяснилось, что уверения гнилого Запада не стоит принимать на веру. Начать с того, что подниматься в номер нам пришлось по лестнице – лифт «временно» не работал. Непосредственно на этаже «временно» не работало освещение, так коридорный подсвечивал нам путь через полутьму зажигалкой. Номер нас совершенно ошеломил: более откровенной помойки я не встречал ни до, ни после. Затхлость чувствовалась уже с порога, серое бельё вызывало тошноту, холодом тянуло, кажется, изо всех щелей, присутствуюших  избытке. Телевизор с обещанными рекламой «satellite channels» с трудом показывал один-единственный канал, потому что антенный провод кто-то разорвал на части. Кондиционер не работал вообще. Возле розетки сиротливо лежал шнур от сломанного холодильника, возле него пристроился кусок лаваша, брошенный предыдущими обитателями. Общую неприглядность обстановки удачно дополняли следы экскрементов на унитазе. Само собой, про «free internet access for guests» и речи не шло. «Вэлком ту Джордан!»

 

Как ни странно, попытка сменить номер, к нашей досаде, провалились: свободных мест в отеле якобы не имелось. С чего бы так, мы поняли спустя два часа, когда вернулись с прогулки: так называемая «гостиница» была заполнена арабскими гастарбайтерами, завершившими работу. Они весь вечер шныряли по этажа, гортанно гомонили и всячески мешали нам отдыхать.

 

Двумя поочерёдными скандалами нам всё же удалось слегка выправить ситуацию: сперва иорданцы заменили простыни и наволочки, потом как следует почистили туалет. Вечером брат ещё с боем выцарапал у портье электрообогреватель. Араб сперва упрямился и, на жалобы о холоде, предложил взять дополнительные одеяла, а когда накал страстей усилился, обещал скидку на турецкие бани, «где можно согреться». Всё же чередованием разнообразных угроз, от жалоб в систему бронирования до сообщения туристической полиции, брательник сумел добиться желаемого, и вскоре грустный очкарик приволок нам аппарат, щедро усеянный надписями на китайском языке. Паренёк минут 10 пытался разобраться в кнопках и тумблерах, пока мы его не отправили восвояси. Уходил он весьма опечаленным: то ли чаевых ожидал, то ли ему пришлось расстаться со своим собственным обогревателем… «Вэлком ту Джордан!»

 

Нагрев комнату до приемлемой температуры, мы попили чаю и подвели итоги разведки. За время прогулки выяснилось, что стоимость посещения Петры на тот момент составляет 21 динар за 1 день и 26 динар за 3 дня. Билеты заказывать заранее не требуется, они всегда есть в продаже, это не Мачу Пикчу, где число посетителей жёстко ограничено. Кассы открываются рано утром и работают до позднего вечера, потому что экскурсия «Ночная Петра» пользуется большим спросом. Возле кассового павильона имеются несколько киосков и лотков, где можно купить сувениры из Петры; обмен валюты тут же, по соседству – полезная опция, учитывая, что для оплаты билетов принимаются только иорданские динары. Замечу, что на крайний случай можно снять местные деньги в одном из банкоматов, коими прилегающий городок Вади-Муса весьма богат. Богат он также туристическими бюро, где можно заказать экскурсии по Петре и переписать фотографии на DVD, и мелкими лавками; в одной такой мы купили две коробки сока по динару каждая, а потом, уже в отеле, обнаружили на упаковках арабские цифры, свидетельствующие что стоимость была на самом деле полдинара. «Вэлком ту Джордан!»

 

По дороге из Петры наверх случился занятный эпизод: возле нас остановился «мерс», из которого таращились две пары испуганных глаз – это европейские пенсионеры, решившие арендовать в Иордании машину, хотели узнать у единственных на всю округу белых людей, где отель «Movenpick». Мы объяснили, как добраться до входа в Петру, напротив которого расположена нужная гостиница, и, наскоро поблагодарив, собратья-туристы отчалили. Думаю, вот такие личности и пишут хвалебные отзывы об Иордании: ежели перемещаться из одного «пятизвёздника» в другой на машине, невозможно ни испытать все «прелести» местной жизни, ни посмотреть на арабов в их естественной среде обитания и понять, что это за типы.

 

Очередной удар тёмная сторона Ближнего Востока нанесла нам на заре следующего дня: положенный нам по условиям проживания завтрак был полностью похерен. Сперва брату очень не понравилась чистота выданных ему столовых приборов, и он отправился их перемывать на кухню, откуда вернулся перекошенный, повторяя: «Там такое… ну ваще…» Тут нам принесли еду, но есть яичницу и бутерброды мы не стали, углядев на руке повара огромную гноящуюся рану. «Вэлком ту Джордан!»

 

Хорошо хоть, что вместе с нами путешествовал чайник, да и припасы кое-какие имелись, так что на экскурсия в Петру для нас не стала «голодными играми», да ещё и перспектива увидеть знаменитый город среди скал добавила энергии. Спустившись с холма, мы около девяти утра вошли в колоссальное ущелье, ведущее прямо к сердцу бывшей столицы Набатейского царства.

 

 

Согласно изысканиям историков, крупное поселение возникло в скалистой долине реки Сик около II тысячелетия до нашей эры. Спустя несколько веков городок «выбился в люди», став центром государства Эдом, а потом и столицей племени набатеев. Местные жители наживались на посреднических услугах, так как через них шёл товарообмен между странами Средиземнорья и Передней Азии. Римляне, захватив Ближний Восток, включили Петру в состав своей империи, но ничего особо менять не стали. А вот дальнейшая судьба города оказалась печальной: после образования державы Сасанидов торговые пути изменились, караваны к побережью Средиземного моря пошли через Пальмиру. Год за годом бывшая столица пустела, впечатляющие сооружения Петры ветшали. Округа вновь ожила лишь в начале XX века, когда сокровищами Востока заинтересовались европейские учёные. Их усилиями были проведены раскопки Петры, явившие миру едва не утраченное чудо света. Позже иорданцы сообразили, как славно можно доить любознательных европейцев, и в их карманы потекли бурным потом доллары, дойчмарки, фунты и динары. Цена билета в Петру справедливо считается самой высокой в мире, чтобы посетить, допустим, Боробудур, Персеполис или Ангкор Ват, надо заплатить куда меньше денег. Учитывая, что каждый день скальный город посещает, в среднем, около 15000 человек, иорданскую казну пополняют изрядные суммы, а сколько удаётся арабам вытрясти из туристов на дополнительных услугах, так и вообще не сосчитать. Непрерывный конвейер по околпачиванию начинает работать у входа и заканчивает на выходе. Мы вот едва успели проникнуться величием каменного каньона, как наткнулись на обширные стойла, у которых одни ослы сдавали напрокат других. Дела у предпринимателей, впрочем, шли не очень удачно – я бы на месте арабов постарался раскопать пешеходную тропу, и тогда желающих арендовать гужевой транспорт сильно поприбавилось. Потом наступила очередь самозваных гидов, от которых легко отвязаться не удалось. К счастью, устроить торговлю в узком, полуторакилометровой длины ущелье, ведущим к главной достопримечательности Иордании, местные не додумались, там помехой были только попутчики-туристы, то и дело влезавшие в кадр и, не иначе, проклинавшие нас за то же. Наконец, скалы расступились, и перед нами предстало настоящее чудо – высеченная в горе Сокровищница Петры, известная также как Эль-Хазне, вызывала у всех, кто появлялся из каньона, только восторженные ахи да охи.

 

Долго наслаждаться видами жемчужины набатейской архитектуры нам, как и всем не удалось: около неё концентрация торговцев разной дрянью особенно велика: они полагают, что заворожённых, очарованных белых людей можно брать голыми руками и впаривать сувениры. Вокруг то и дело слышались диалоги в стиле комик-группы «Монти Пайтон»:

- Покупате камушки, смотрите, какие отборные!

– Какие, к дьяволу камушки?! Под ногами каменюг полно!

– Э, не-е-ет, таких камней вам в жизни не отыскать на земле!

 

Мы-то, пользуясь отработанными в Джераше, Баальбеке и Пальмире приёмами, быстро отделались и от продавцов, и от гидов: готовя путешествие в Иорданию, я наткнулся на совершенно изумительный сайт www.nabataea.net, где все достопримечательности Петры описаны подробнейшим образом, с приложением схем и фотографий. Распечатанные оттуда материалы послужили нам лучше, чем любой путеводитель по Петре, и, оказавшись лабиринте скал, мы прекрасно знали, куда надо пойти в Петре сначала, а куда потом.

 

 

Взять хоть маршрут экскурсии: все туристы от фасада Сокровищницы двигаются вправо и дальше забирают в сторону улицы Фасадов. Мы же хотели сперва осмотреть удалённые, мало посещаемые места, такие, как Львиный монумент и Высокое место для жертвоприношений. Соответственно, стоило нам свернуть с протоптанных троп, как от былого многолюдья не осталось и следа, лишь отдалённый шум где-то там, за скалами.

 

Лезть наверх, к нужным нам сакральным объектам можно было двумя путями – либо сразу мощным рывком забраться на высоту и оттуда постепенно спускаться, либо, обойдя горный массив, попасть к развалинам античной крепости, откуда ползти вверх неторопливо. Мы выбрали первую дорогу, стараясь оказаться как можно выше, пока сил хоть отбавляй, а солнце не начало припекать. И, что интересно, почти никто из пришедших поглазеть на достопримечательности Петры, нашему примеру не последовал; за полчаса перехода нам встретились только компания немецких туристов, да два наглых осло… владельца. С ними у нас вышел конфликт: арабы попытались навязчиво предложить нам попользоваться их возлюбленными, на что брат весьма деликатно предложил им проваливать подобру-поздорову. Иорданцы хотели было полезть в бутылку, мол, это их родная земля и нечего тут распоряжаться, но всерьёз бычить на двух здоровых парней они не рискнули. К тому же их внизу ждала пожива, фактически, ходили неокученными живые деньги, и они быстро свалили, а я напутствовал их криками «Ялла-ялла!», мол, «давай-давай, катись!». В дальнейшем на все предложения вроде «Халё! Купите говна!», мы просто орали в ответ: «Халё, манки он данки!» Короче, «Вэлком ту Джордан!»

 

 

Есть на планете странные личности, которые любят рассказывать, сколько богата арабская культура, хотя конкретные достижения выходцев с Аравийского полуострова назвать затрудняются. По-моему, о том, каким был взнос данного этноса в копилку человечества, можно судить по Петре. Кто строил Казначейство, Монастырь, Львиный монумент, амфитеатр, гробницы и другие объекты? Идумеи, набатеи, римляне. А кто накидал повсюду окурки? Кто разбросал там и сям пакетики от чая? Кто не удосуживается убирать навоз от верюлюдов? Из-за кого пахнет мочой внутри высеченных в скалах пещер? Иными словами, античный комплекс буквально переполнен стигматами высокоразвитой арабской цивилизации.

 

На самом деле, достопримечательности Петры нам очень-очень понравились, но туземцы страшно отравили нам впечатления. Пока мы болтались по верхотуре, всё было ещё туда-сюда, но стоило нам вернуться на классический маршрут экскурсии по Петре, и началось. Арабы то совали нам отвратные бусы в полной уверенности, что если человек не купил точно такие же у трёх десятков торговцев, встреченных до этого, так это по врождённой глупости, то пытались раскрутить на поездку верхом, причём один только взгляд на ободранных, заморенных животных сразу отбивал всякую охоту их эксплуатировать. Хотя, надо признать, находились желающие ехать, которые, видать, перечитали путеводитель по Петре и побоялись совершать восхождение по «исключительно сложной» и «очень тяжёлой для пешеходов» дороге до упрятанного меж гор Монастыря. Как мы выяснили, стоимость переезда равна семи динарам, которые удаётся сбить до пяти; напомню, что примерно за такую же сумму мы смогли добраться до Петры из Аммана, а реально подъём до Monastery занимает минут тридцать, с учётом остановок для осмотра панорам, фотосъёмки, питья воды и т.п.

 

Между прочим, упомянутый Монастырь оказался, к нашему недоумению, не такой уж примечательной постройкой; нам мой взгляд, он просто упрощённая копия Сокровищницы. Хорошо, что мы смогли добрать недостающую порцию ожидавшегося восторга восхождением на смотровые площадки, коими окрестности снабжены более чем изобильно. Со скальных карнизов открывались потрясающие панорамы Петры, аж дух захватывало от высоты, красоты и ветра. Любопытно, что посреди скалистого массива нас вдруг накрыло, как и во время экскурсии на Мёртвое море, мобильной связью Израиля. При этом у меня схватился один оператор, а у брата, стоявшего в полуметре, совсем другой…

 

 

На спуске я ради интереса взялся считать лагеря попрошаек и получил цифру 16,5 – два навеса находились неподалёку друг от друга и были засчитаны за полтора. Стало быть, зная, что к чему, желающие добраться до Монастыря Петры могут установить, сколько ещё осталось топать. К слову, возле одного «логова» мы лишний раз убедились, насколько тороваты арабы-торговцы. Как и следовало ожидать, объявленная заманчивая цена «всё по 1 динару» была чистейшим враньём: стоило указать на какую-нибудь статуэтку, и тут же выяснялось, что именно она стоит «сри динар», а соседняя так и вообще «файф динар», те же, что по «ван динар» никак не отыскивались. В общем, уже понятно – «Вэлком ту Джордан!»

 

Тем не менее, несмотря на все попытки местного населения подпортить туристам досуг, скальный город запомнился нам с положительной стороны, и мы никак не могли от него оторваться. Пошёл восьмой час экскурсии по Петре, когда надвигавшийся закат всё-таки заставил нас взять курс на выход. Напоследок лучшее из мест, которые надо непременно посетить в Иордании, порадовало нас сменой красок: под лучами вечернего солнца Эль-Хазне и другие высеченные из камня достопримечательности Петры изменили цвет с розового на сиреневый. Наслаждаясь новым колоритом, мы сильно задержались, и хоть шли не последними, но точно в арьергарде, а потому ощущали себя солдатами отступающей армии, еле бредущей после поголовного изнасилования арабами. Кстати, каретчики и верблюжники всё ещё атаковали идущих, но уже без прежнего рвения, по сути, для проформы. Зато теперь даже в каньоне от них не было спасу, поскольку они тоже покидали территорию – что им за интерес торчать там, коли туристов нема. Ну а Петра… Петра становилась волшебной каждый раз, как только топот копыт стихал за поворотом и узкий проход в скалах снова превращался в тайный, мало кому открывающийся Сезам. Тогда нас обволакивала тишина, и окружающий мир казался поистине сказочным…

 

Когда мы вернулись во внешний мир, нам снова удалось ощутить, как «потрясающе дружелюбны» и «потрясающе гостеприимны» иорданцы: кто, как ни они, соскоблили значки с установленной при входе карты Петры? Конечно, «гостеприимы» и «дружелюбы» постарались, чтобы туристы не знали, куда идти и нанимали гида для экскурсии по Петре. Неудивительно, что с той поры при слове «иорданец» нам приходят сплошь жулики и негодяи: шофёр, вымогавший деньги сверх уговоренной платы, когда мы ездили на Мёртвое море, кондуктор, надувший нас с поездкой в Аджлун, «советчики», отправившие гостей страны в Южный Шунех вместо курорта Свеймех, торговцы, продававшие сувениры в Петре, лавочник Вади-Мусы, без зазрения совести завысивший цены вдвое. Ага, в список я забыл включить «потрясающе гостеприимного» портье, успевшего, пока мы осматривали достопримечательности Петры, увести из нашего номера обогреватель – он что, думал, нам будет достаточно накопленного тепла?! Пришлось ещё раз скандалить и угрожать, поскольку агрегат иорданец снова не хотел давать.

 

Кое-как пережив ночь, мы продрали глаза настолько рано, как только могли: желание поскорее убраться из посёлка Вади Мусса и добраться до Акабы поглотило нас целиком. Опять же, учитывая, как ходит транспорт в Иордании, имелся отличный шанс опоздать на паром в Египет. Короче, мы встали около пяти, быстренько попили чаю и спустя полчаса прибыли на ту площадь около главной мечети, где находится автовокзал Вади Мусы. Сразу предупрежу: не ожидайте увидеть посреди городка цивильный терминал, положенная таковому инфраструктура полностью отсутствует. То есть камеры хранения на автовокзале Петры нет, касс нет, вывесок нет. Думаете, расписание автобусов до Аммана и Акабы есть? Конечно, нет…

 

Без расписания приходилось рассчитывать на удачу, которую вселил в нас лохматый парень, торчавший неподалёку; он тоже собирался добраться из Петры до Акабы и сообщил, что, по его сведениям, нужный транспорт вот-вот должен подойти. Так оно и вышло, но сперва перед нами предстал типичный арабский таксист. Увидев сквозь утреннюю мглу туристов, он, наверное, не поверил глазам: столь ранний час, а пожива уже тут как тут. Оскалив кривые зубы, иорданец подкатил поближе, одарил серией ухмылок и нараспев поинтересовался: «Амман? Акаба? Маан?» Услышав в ответ: «Сколько стоит проезд на такси до Акабы?», он вместо того, чтобы озвучить конкретную цифру, принялся скалиться, пыхтеть и бубнить: «Вери чип, вери чип, спешиалли форъю». Повторив фразу несколько раз, араб, видя, что мы как-то не прониклись к нему доверием, стал вещать более выспренно: «Спешиалли фор ю!» Длинная пауза. «Вери чип!». Ещё более длинная пауза. «Вэлкам ту Джордан!» Пауза. «Вери чип!» Длиннющая пауза. «Двадцать пять динар!». Короче говоря, сплошь: «Вэлком ту Джордан!»

 

Выслушав в ответ много русских слов, араб, конечно, не понял сути, но совершенно точно ощутил эмоциональный заряд сказанного и потому отъехал в сторонку, освободив место для подъехавшего ПАЗика, чей водитель собирал с желающих добраться до Акабы всего по 4 динара и потому быстро наполнил салон. Спустя 15 минут мы отбыли с площади, по которой, аки акулы, злобно наматывали круги жадюги-таксисты.

 

 

Пока драндулет, скрипя всеми сочленениями, пытался удержаться на горном серпантине, мы, наблюдая медленно проплывающие мимо пейзажи Вади Мусы, подводили итоги экскурсии по Петре, испорченной арабами, и переполнялись злобой. А когда на повороте нам открылась панорама городка, то брат не выдержал и стал детально излагать, что бы он устроил иорданцам, кабы в его распоряжении были 122-миллиметровые гаубицы Д-30, с которыми он возился на военных сборах. «Цель три! – шипел он с ненавистью. – Осколочно-фугасным! Заряд два! Взрыватель осколочный! Прицел один-восемь-четыре! Уровень 28-98! Веер сосредоточенный! Батарея, огонь!!!» И нам отчетливо представилось, как будет выглядеть гнездо жулья, когда дающие зал каждые 10 секунд орудия умолкнут минут через пять. Сочтут ли иорданцы этот гром небесный карой за свои гнусные проделки?! Начнут ли каяться в алчности и лени, когда их жилища охватит огонь и всю округу заволочёт дымом?!

 

Тут округу и в самом деле заволокло дымом: сидевший впереди нас араб взялся курить прямо в салоне, причём смолил он какую-то отвратную самокрутку. Его супруга даже осмелилась что-то вякнуть на сей счёт, даром что положение женщин в арабском обществе никак не дозволяет подобные эскапады. Впрочем, иорданец даже не обратил внимания на её просьбы и продолжал отравлять атмосферу как ни в чём ни бывало. Пришлось открыть окошко, и тогда оживились соседи позади: девица пожаловалась кавалеру на холод, и он потребовал сдвинуть стекло обратно. Наши вежливые объяснения, что совершенно невозможно дышать, пока рядом курят, на него не действовали, и мне ничего не оставалось как напустить на себя самый злобный вид и сообщить: «Как только курение в салоне автобуса закончится, тогда, и ни секундой раньше я закрою окно». Затем я оскалился и произнёс напоследок так бесившую нас последние дни фразу: «Вэлком ту Джордан!»

 

Кое-как мы пережили дорогу через пустыню и, наконец, выгрузились на краю парка Принцессы Сальмы, где находится автовокзал Акабы. Помнится, нам на глаза попались какие-то туристы, явно желавшие добраться до Петры, и мы ещё порадовались, что уже сваливаем из поганой Иордании, тогда как у бедолаг все неприятности ещё впереди. Однако, радовались мы рановато: хоть берег Египта и нас разделяло всего 10 километров (по прямой), а курорт Таба был виден невооружённым глазом, потребовались без малого сутки, чтобы преодолеть это расстояние. Знали бы мы, как обернётся дело, глядишь, попробовали бы переправиться вплавь…

 

Злоключения в Акабе начались почти сразу: если есть нужда построить два порта, грузовой и пассажирский, какой, спрошу я вас, нужно устроить прямо посреди города, а какой вынести бог знает куда, почти у границы Иордании с Саудовской Аравией? Из двух вариантов арабы, конечно, выбрали ненормальный, причём автобусы до терминала, откуда отправляются паромы в Египет пустить не удосужились. В общем, нам предстояло пройти несколько километров под палящим солнцем, потому что иорданские такси уже давно вызывали у нас настоящую идиосинкразию, а брат, едва заслышав: «Халё, мистэр!», сразу начинал изрыгать порции отборного армейского мата. Я и сам, признаться, оскоромился, произнеся за время путешествия по Ближнему Востоку больше матерных слов, чем за все годы после демобилизации. Оправданием нам служит только то, что мы не ругались просто так и всегда хулили только конкретных особ и их конкретные поступки.

 

Окончательно нас вывел из себя примечательный диалог с сотрудниками местной полицией. «Салям алейкум! В какую сторону пассажирский порт? – Что такое порт? – Где переправа из Иордании в Египет? – Как-как? – Паром до Египта! – Ы-ы? – Нам в Нувейбу надо! Откуда уходит катер? – Так вам нужен автобус из Акабы в Египет? – Нет, мы двинемся морем! Где всё-таки порт?! – Возьмите такси. – Нам не такси нужно, а правильное направление. – Это очень далеко. – Где порт?! - Ы-ы… Порт где?! Всё же, лучше возьмите такси. –Порт где?!! – Очень-очень далеко. – К порту по этой трассе идти?! – М-м-м. Угу.»

 

Само собой, никто из «потрясающе гостеприимных» и «потрясающе дружелюбных» иорданцев и не подумал подвозить тяжко нагруженных туристов, так что в порту, куда мы попали примерно через час после старта, «ярость благородная» уже давно «вскипала как волна». Я, например, почти поминутно смотрел поочерёдно на часы и на расписание парома из Акабы в Нувейбу, не в силах дождаться отправления. Перспектива, наконец, убраться из Иордании была тем более близка, что в справочном бюро нас клятвенно заверили насчёт отправления «фаст ферри» ровно в полдень. «Как штык!» - заявил из окошечка араб, и мы, окрылённые, потопали на второй этаж, где в порту Акабы устроен обмен валюты. Занятная ситуация, не правда ли: возле пункта иммиграционного контроля, который оплату за визовые марки Иордании принимает только в динарах, обменника нет, а у касс, когда можно заплатить за паром долларами, он есть. Ладно, мы сходили куда нужно, доменяли мелочь, отдали жадным подданным Абдуллы остатки местных денег и ещё раз порадовались, что вот-вот отбудем в цивилизованный Египет. Усеянный курортами западный берег Акабского залива манил нас тем сильнее, что намечался день отдыха в Шарм-эль-Шейхе, то есть нас ждали полупансион, пляж, и ничегонеделанье в течение многих часов. Нас и блаженство отделяло лишь одно препятствие – переправа между Нувейбой и Акабой.

 

До поры до времени наши дела шли гладко: как только выездная пошлина из Иордании была уплачена, мы вернулись на второй этаж терминала и направились к той кассе, где можно купить билеты на быстроходный паром. Около неё нас перехватил какой-то настырный араб и принялся утверждать, что билеты иностранцам не продают, но он готов помочь. Почему-то иорданцы считают белых людей лохами, готовыми верить всякой ерунде; с их точки зрения туристы представляются сущими детьми, и раз уж они готовы выкладывать сотни долларов за экскурсии в Петру, где ничего нет, кроме пещер, в которых разве что гадить удобно, то почему бы их не надуть в силу возможностей?!

 

Что интересно, араб ничуть не смутился, когда мы всё-таки на его глазах смогли купить билеты на паром через Акабский залив, и даже булдыкал что-то насчёт благодарности. «Вэлком ту Джордан!»

 

Кассир, кстати, оказался типичным иорданцем, то есть работал всё спустя рукава, еле-еле и так, словно он делает одолжение. Он бесконечно листал паспорта, что-то подсчитывал, чесался, снова листал паспорта, и в итоге вместо фамилий внёс с билеты на паром имена, а даты рождения проставил, взяв их с неба. Мы не стали требовать поправок просто потому, что иначе ожидание затянулось бы ещё, а нам хотелось покинуть владения короля Абдуллы как можно скорее. Но вот, формальности оказались завершены, визы перечёркнуты, выездные марки Иордании погашены, нужные штампы проставлены и, значит, нам осталось ждать отправления меньше часа. На радостях я отправился в кафе, где потратил все оставшиеся динары до копеечки, купив газировки и мороженого. Предвкушая, как славно пройдёт отдых в Шарм-эль-Шейхе, мы уселись поудобнее, воззрились на гладь залива и принялись поглощать добытую вкуснятину…

 

Между тем, время шло, а положенной при отправлении суеты как-то не наблюдалось. Около полудня мы задёргались и принялись выяснять, что происходит. В одном офисе нам посетовали: «Problem with machines», в другом ответили: «Very high waves»; за окном как раз скользило по воде пластмассовое корыто, подписанное «glass beat», и волны высотой примерно 5-6 сантиметров ласково лизали его борта. «Вэлком ту Джордан!»

 

За нами на разведку притащилась компания французов, которые, узнав о задержке парома, решили плюнуть на купленные билеты и проехать из Иордании в Египет по суше, благо им не надо было оформлять визу Израиля. Счастливчики аннулировали иорданские выездные отметки и отправились искать варианты, как добраться из Акабы в Эйлат. Мы грустно глядели им вслед: на тот момент для нас возможности попасть в Египет из Иордании по земле не было. Оставалось только ждать…

 

Периодически мы поочерёдно ходили мониторить ситуацию, и в один из заходов брат отыскал кабинет вислоусого начальника порта. Тот изобразил искренне сочувствие нашим проблемам, но помочь был не в силах, зато предложил промочить горло. Брат, с присущим ему юмором, на вопрос, что он желает выпить, кофе или чай, ответил, мол, неважно что, главное, сделать это на борту парома в Нувейбу.

 

Часы медленно утекали, и каждый из них вбивал гвоздь в крышку гроба, где лежала мечта отдохнуть на Красном море. Зато нам всё больше занимали разные вопросы. Например: почему паром из Акабы ходит в Нувейбу, а не в Шарм-эль-Шейх, где концентрация туристов зашкаливает, и желающих съездить из Египта в Петру хоть отбавляй. Почему бы не организовать переправу хотя бы до Табы, раз её видно невооружённым глазом; раз от курорта на границе с Израилем на запад идёт магистральное шоссе, значит, оттуда добраться до Каира не составит труда – вот вам и развитие туризма. Почему не организована переправа Акаба-Таба? Ну хоть моторную лодку бы поставить на маршрут! Ну хоть паром из фильмов про глухие деревни пустить, тот самый, который надо тягать руками за верёвку. Я бы лично засучил рукава, что бы покинуть Иорданию! Увы… Это другой мир: «Вэлком ту Джордан!»

 

Какое-то время я спасался от наступления фрустрации плейером, но когда очередная композиция началась словами «Синее море, только море за кормой», мои нервы не выдержали. К тому моменту солнце уже начало скрываться меж Синайских гор, и оставалось только однообразно повторять «бл..ь, бл..ь, бл..ь, бл..ь, бл..ь, бл..ь». Как таяла надежда на отдых в Египте, так таяла и относительная приветливость обладателя вислых усов. С наступлением темноты начальник порта Акабы даже позволил себе высказаться в том плане, что помимо туристов посадки ждут ещё около 600 человек. Нам, откровенно говоря, было совершенно всё равно, кого мурыжат в терминале, тем более, что попутчики представляли собой то ещё зрелище. Когда, наконец, ближе к полуночи пассажиров стали грузить в автобусы, чтобы отвезти к причалу, в неверном свете фонарей разразилась настоящая фантасмагория. Арабы лезли к транспорту огромной толпой, волоча на себе тюки и мешки; каждый, кому удавалось прорваться в салон, немедленно бросал багаж посреди прохода, чем существенно «облегчал» дорогу идущим следом. Один дядька с тремя пакетами умудрился два из них поднять на ступеньки, а когда повернулся к последнему, оказалось, что тот уже отделён мятущейся толпой. Подняться наверх араб не хотел, спуститься вниз за поклажей тоже, и только переругивался с соплеменниками. Мы отошли на пригорок и смотрели на зоопарк оттуда, терпеливо ожидая, пока столпотворение рассосётся.

 

Да, можно сказать, что для путешествия по Иордании надо арендовать машину, нанять гида, найти дорогие гостиницы и тем самым отгородиться от окружающей среды. Однако, чинимые местными жителями безобразия всё равно так или иначе скажутся, полностью их избежать всё равно не удастся. Посещая Мёртвое море, вы столкнётесь с грязным пляжем и загаженными туалетами, в Петре вас будут доставать попрошайки, равно как и в Джераше, и так далее. Тут действует система, и если, скажем, заменить треклятый паром из Нувейбы в Акабу на самолёт, отдав за билет существенно большую сумму, вовсе не факт, что вылет крылатой машины состоится вовремя, а не будет отложен на пару суток из-за «Very high waves» или «Problem with machines». Тут действует система, и от неё никуда не деться. Может, какой-нибудь индийский йог, имеющий безграничный запас терпения, и способен философски отнестись к обстановке в Иордании, но мы, привыкнув путешествовать без сучка и задоринки по Европе и Юго-Восточной Азии, воспринимали все неприятности далеко не философски…

 

На борт парома, отправлявшегося в Египет из Иордании, нам удалось взойти лишь спустя 10 часов после объявленного в расписании времени отправления. Лично я не верил своему счастью до того момента, когда вступил на трап. Осталось сделать пять шагов по Иордании... Четыре… Затем три... Два... Ну, ещё один... Свершилось!

 

Обернувшись, мы, не сговариваясь, разом плюнули на причал...

 

P.S. Посовещавшись, все участники экспедиции единогласно решили в случае начала войны Иордании и Израилем попробовать записаться добровольцами в ЦАХАЛ.

Посмотреть виды Петры...

 

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru