Путешествие по Кении
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Кения

Самостоятельное путешествие в Кению позволило мне осмотреть достопримечательности Найроби, увидеть природу Кении,

познакомиться с местными обычаями; хотите знать больше - читайте рассказ о самостоятельном путешествии по Кении

 

Градус неадеквата в африканской поездки поначалу меня просто захлёстывал: все, кому довелось узнать о моих планах, без раздумий крутили пальцем у виска - ехать в Руанду! в Уганду! в одиночку! сумасшествие!

 

Кто же знал, что, как поётся в одной песне Владимира Высоцкого, "всё не так уж сумрачно вблизи..."

 

А градус всё-таки присутствовал, причём градус этот можно было измерить: 51 градус перепада температур - это, безусловно, пока что мой личный рекорд, ведь вылетев из Петербурга при -24, в Найроби я прибыл прямиком в объятия жары +27.

 

Уффф!

 

Всё этом мероприятие было фактически спровоцировано авиакомпанией "Lufthansa": накопив без малого 40000 миль по её программе "Miles & More", я стал думать, куда бы накопления пристроить. Самым удобным вариантом казалась Африка, и отбросив самые тёмные её страны я обнаружил, что в списках, собственно, остались Кения с Танзанией. А что, подумалось мне, там и условия более-менее цивилизованные, и есть что посмотреть, и всякие там сафари опять же имеются.

 

Ну, положим, насчёт сафари я несколько погорячился: для одиночки подобное удовольствие влетает в совершенно неудобоваримую сумму типа 850 долларов за три дня. Вот если бы ехать компанией единомышленников, скажем, человек из четырёх, тогда на каждого пришлось бы долларов 250-300, что уже как-то приемлемо. Как вариант, можно было бы попробовать присоединиться к сборной группе, однако печальнейший опыт подобной поездки в бухту Халонг напрочь отбивал желание поступать подобным образом.

 

Итак, вместе с поездками на сафари отпала Танзания, оставленная вместе с её богатейшими природными ресурсами "на потом", зато появилась перспектива сосредоточиться на истории и культуре других стран региона. Когда же выяснилось, что захудалыми отелями Момбасы пляжный отдых в Кении не ограничивается, вся мозаика сложилась как надо - я смотрю важнейшие достопримечательности округи, после чего плюхаюсь в тёплые воды Индийского океана. Ну не красота ли?!

 

Оставалось воплотить планы в жизнь и, провентилировав вопрос про премиальный билет "Люфтганзы" я выяснил крайне удручающие подробности про несусветные сборы: получалось, что мне предстоит ухлопать не только 37000 накопленных миль и но и плюс 12000 рублей... Тут-то меня и осенило посмотреть, а сколько вообще стоят билеты до Найроби. И что вы думаете - оказалось, есть вариант полёта KLM с пересадкой в Амстердаме, причём и туда, и обратно пересадка эта короткая: 55 минут на пути в Африку и чуть больше трёх часов в противоположном направлении. А стоит всё удовольствие с вылетом, что немаловажно, из Петербурга - 630 долларов. Надо брать! - решил я, и взял...

 

Однако, надо сказать, радость моя была недолгой: по мере подготовки путешествия я всё больше узнавал об особенностях путешествий по избранному региону и потихоньку падал духом. Один только список тропических болезней, которые можно подцепить в тех местах, сразу вызывал желание сдать билет, а уж развёрнутый список симптомов и последствий заболеваний просто заставлял тихо рыдать над своей будущей судьбою...

 

Решив покамест не поддаваться панике, я каждый раз как мне в голову приходили мрачные мысли, брался за изучение полезной информации и проработку маршрута, и лишь в конце января, за три недели до начала поездки, занялся медицинскими проблемами.

 

Поскольку сертификат о прививке о жёлтой лихорадки входил в требования всех намеченных мной к посещению стран, делать эту прививку следовало обязательно. Данный вопрос, кстати, решился просто и обыденно: стоило созвониться с Европейским центром вакцинации, как мне сразу же предоставили всю необходимую информацию. Спустя пару дней я доехал до станции метро "Технологический институт", прошёл пешком по набережной Фонтанки, нашёл дом 132 и оказался в царстве невиданной дотоле медицины. Нет, как-то раз меня после ДТП привезли согласно полису ДМС, и в больнице врач едва ли что меня не облизывал, но и тут было просто загляденье. Во-первых, вместо привычных старух-регистраторш сидят вполне миловидные девушки, которые не ворчат, не бурчат, и делают свою работу быстро и культурно. Во-вторых, врач не только всё оформил как следует, но и провёл короткий инструктаж по мерам предосторожности в странах Африки.

 

Я видать не первый у них такой, так что сертификат мне выписали в мгновение ока. А там уже и вакцина растворилась, так что не успел я и пяти минут просидеть на диване ожидания, как пришло время колоться. Тут вообще всё просто: под лопатку бах! - и ну сидеть в коридоре 15 минут. Впрочем, можно и не сидеть, если, как в моём случае, время поджимает.

 

Итак, сертификат о прививке от жёлтой лихорадки покоился в моём кармане, так что наступало время подумать насчёт профилактики от малярии. Как известно, никаких прививок на сей счёт человечество покамест не придумало, так что единственным вариантом пока что остаётся приём различных препаратов. Лариам в петербургских аптеках найти оказалось затруднительно, маларон и подавно днём с огнём не сышещь, так что я остановил свой выбор на доксициклине, принимать который следовало каждый день в одно и то же строго определённое время.

 

Меня немного смутил список противопоказаний препарата, однако выбора не было…

 

Тем временем, планы поездки постепенно обросли подробностями, примерно как скелет в "Пятом элементе" становился человеком. Сначала определились финалисты "забега" - помимо Кении в окончательный список вошли Уганда и Руанда. Первая попала в обойму из-за лёгкого визового режима, вторая примерно по той же причине. Одно время я носился с мыслью вставить в программу совершенно экзотическую Бурунди, но туда, как следовало из официальных документов, следовало заранее оформлять визу; получать её в аэропорту могли только те граждане, в чьих странах посольства этой республики не имелось. Увы, бурундийские балбесы зачем-то держат в Москве своё представительство, нет чтобы брать пример с руандийских соседей: те в прошлом году весьма удачно закрыли посольство в России, отчего у граждан нашей страны появилась возможность подавать прошение о визе онлайн. Я человек законопослушный и стараюсь по мере сил  придерживаться установленных правил, так что несмотря на весьма вероятную возможность заполучить бурундийскую визу после прилёта в Бужумбуру, представил, что будет если эту самую визу мне вдруг не дадут. Напротив, проблема с въездом в Руанду решилась очень просто и в рамках закона: стоило только заполнить заявление на сайте http://www.migration.gov.rw Ничего сложного в предложенной анкете нет, за исключением, пожалуй, пункта под название "Invitation" - признаться, я с трудом представлял, у кого бы получить это самое приглашение. Соответственно, было разумным сделать соответствующий запрос по e-mail, и через пару часов, на удивление быстро мне пришёл ответ: "Сгодится подтверждение бронирования из отеля". Оставалось получить это самое бронирование.

 

Здесь нужно сказать, что с выбором гостиниц в целом имелись некоторые сложности: те места проживания, что имели хорошие отзывы, зашкаливали по ценам (250-350 долларов за номер всё-таки, мне кажется, многовато), в то время как более бюджетные варианты содержали в своих данных путешественниками характеристиках всяческие пакости типа "тараканы в номере", "персонал обворовал наши вещи", "напротив находится ночной клуб, где музыка не умолкает до четырёх утра" и так далее. Всё, что хоть в малейшей степени имело негативные отзывы, я немилосердно отбрасывал, пока не получил по каждому городу короткий список из трёх-четырёх гостиниц.

 

Впрочем, так дела обстояли только на первый взгляд: далеко не каждый отель отвечал на письма-запросы, так что проблема выбора скоро исчерпала сама себя. Единственным местом, откуда пришло сразу 4 (!) ответа, был Кигали, но там один отель оказался занят, а другой выставил цену в 150 долларов за номер, а наиболее популярный у туристов и рекомендованный "LP" "Okapi" сперва сообщил, что будет рад принять гостя из России, однако на вопрос о цене проживания так и не ответил; осталось одно-единственное место, где всё казалось более-менее устраивающим, отель "Elegancya". Нельзя сказать, что в этом выборе меня устраивало всё, но с ценой в 90 долларов я примирился, равно как и с удалённостью от центра - последнее обстоятельство можно было, в конце концов,  нейтрализовать с помощью такси.

 

Вдобавок, персонал гостиницы не только ответил на мои дополнительные вопросы, но и пообещал встретить меня в аэропорту - за 20 долларов, зато без лишней возни. Грех было отказываться от перспективы обойтись без лишней головной боли.

 

Итак, договорённость с отелем была достигнута, так что я смело попросил прислать мне официальное подтверждение. И оно было прислано на следующее утро: "We confirm your booking".

 

Пришлось заняться этим вопросом лично...

 

Прежде всего я составил красивую форму со всеми причиндалами, включая скачанное с отельского сайта название заковыристым шрифтом. Затем жирным шрифтом проставил везде необходимые данные. Наконец, подписал это дело именем и фамилией того бедолаги, кто вёл со мной переписку, после чего, согласно требованиям руандийского иммиграционного департамента, оформил всё это дело в PDF-формате.

 

Готовый продукт получился на загляденье, даже лучше, чем настоящий - вот что значит опыт: в итальянское консульство, помнится, я соорудил такое подтверждение, от которого дух захватывало, и которым можно было по праву гордиться, потому как сравнив его с тем, что с опозданием на два дня прислал отель, любой пришёл бы к выводу, что мой вариант выглядит гораздо лучше; на всякий случай образцы обоих документов я сохранил...

 

Ну как можно было не оценить такой труд?! Действительно, не прошло и нескольких часов с момента отправки заявления, как мне пришла красивая бумага с гербом, подписью ответственного лица и печатью. Помимо прочего, текст просил авиаперевозчиков рассматривать его как официальное разрешение на въезд его предъявителю. В общем, этот вопрос был снят...

 

Визу Уганды эта страна обещалась выдать на границе, визу Кении было возможно получить также по прилёту, так что тут проблем не ожидалось.

 

Таким образом, с другими гостиницами было несколько проще в том плане, что от них не требовалось официального подтверждения. В Найроби после тягостных размышлений я выбрал свежеотремонтированную "Khwesa Bed & Breakfast" в паре кварталов от центра, тогда как для Кампалы пришлось нацелиться на пригородный "Red Cilli Hideaway" - те отели, что я присмотрел в центре угандийской столицы, отвечать на мои запросы упорно не желали.

 

Наконец, для отдыха я предпочёл всем другим вариантами изысканный "Diani Reef Resort", соблазнившись красивыми картинками и сравнительно невысокой для отеля такого класса ценой в 114 долларов за ночь. То есть цена-то по сути была слишком высокой, но, как-никак, тут речь шла о пяти звёздах, и о лучшей гостинице побережья, и к тому же о полупансионе. Было на сайте http://www.dianireef.com и спецпредложение «четыре ночи по цене трёх для обладателей «Mastercard», однако его я прохлопал, зазевавшись и отвлёкшись на другие заботы. А когда спохватился, было поздно…

 

Таким образом, выбор оказался сделан заранее. А вот был ли он удачным, предстояло проверить на собственной шкуре...

 

Конечно, не исключено, что решить вопросы с проживанием можно было бы непосредственно на месте, только для того ли я еду в отпуск, чтобы часть дня проводить разгуливая по жаре с рюкзаком на спине в поисках отеля, а потом заселяться невесть куда с одной лишь мыслью дать себе передышку?! Нет, не для этого. Так что заказ отелей был в целом оправдан и оказался в итоге верным…

 

Полёт из Петербурга в Амстердам сопровождался интересным явлением: мы шли фактически по линии терминатора, так что впереди у нас было красивое закатное небо, тогда как от крыльев к хвосту всё поглощала наступающая тьма.

 

Имелся в этом какой-то символизм, только я ещё не знал, какой…

 

Планируя поездку, я несколько нервничал, хватит ли мне сорока минут на пересадку: грустный опыт вояжа в Гавану, когда за полтора часа "Air France" не удосужился перебросить мою сумку с рейса на рейс, служил мне отправной точкой для переживаний. Тем не менее, всё прошло как нельзя лучше, тем более что я далеко не первый раз в Скипхоле, и совсем недавно побывал там вновь - это случилось буквально за месяц до африканского вояжа. Нет ничего удивительного, что с ориентацией у меня не возникло никаких проблем, равно как и любого, кто в состоянии различать цифры и латинские буквы.

 

Другим поводом для беспокойства был предстоящий восьмичасовой перелёт до Найроби, и тут мне снова улыбнулась удача: вопреки ожиданиям, самолёт вовсе не был набит, как я опасался,  многодетными неграми - это мной был спроецирован опыт полётов между Москвой и Ханоем, когда огромный выводок вьетнамских детишек орал всю дорогу без перерыва на сон и отдых. В этот раз всё оказалось куда приятнее: чернокожих пассажиров можно было пересчитать по головам, а основной контингент составляли явные европейцы и какое-то запредельное количество пиндосов. Дети, кстати, имелись и в большом количестве, однако это были какие-то бракованные дети, поскольку их криков лично я за весь полёт ни разу не услышал. Правда, тут надо сказать, что почти всё время мне довелось провести в наушниках, просматривая один фильм за другим: у каждого пассажира имелся отдельный экран, на который можно было вызвать дюжины полторы каналов, включая какие-то специальные детские, а, главное, имелось подходящее меню фильмов, как новеньких, так и классических, таких как "Телохранитель". Ещё во время полёта два раза кормили, сначала плотно, с мясом, а уже перед посадкой выдали йогурт с булочкой, так сказать, на дорожку. Вообще, обслуживание мне очень понравилось, и отношением, и тем, что по вызову бортпроводники прибегали мигом, и тем, что в течение полёта они постоянно ходили по проходам с подносами прохладительных напитков - короче говоря, почти восемь часов дороги прошли совершенно незаметно. Да, этому способствовало и счастливое стечение обстоятельств: занимаясь онлайн-регистрацией, я несколько раз менял своё место в салоне - сперва оказалось, что выбранное мной кресло неподалёку от туалета, поменяв его в начале февраля на следующий вариант я в последний момент этот вариант отверг, увидев что кругом все места уже разобраны. Последнее, на чём я остановился, был один из рядов над крылом, практически незанятый. Таким образом, существовала надежда лететь с комфортом, исчезнувшая тогда, когда на сиденье между мной и какой-то заторможенной француженкой плюхнулся усатый американец, которого чёрт понёс в Мапуту. И всё-таки я сделал верный выбор: не прошло и пяти минут после выключения табло "пристегнуть ремни", как сосед собрал манатки и свалил куда-то в хвост; уж не знаю, где он там нашёл место, но поскольку больше я его не видел, то можно быть дяде только благодарным, ведь с его исчезновением оказалось можно и вытянуться, и позы менять куда чаще, и ноги вытягивать без труда. Конечно, повезло мне не так, как на пути в Гонконг, но тоже всё сложилось вполне себе удачно...

 

Найроби встретил пришельцев туманом и чуть ли не дождём; над лётным полем стояла настолько густая дымка, что с трудом было видно оконечность самолётного крыла. "Вот тебе, бабушка, и Юрьев день", - помнится, подумал я, ежась в преддверии выхода на трап: казалось, что снаружи довольно холодно. Нет, на кенийской земле было несколько прохладно, но озноб никого из скопившейся на бетоне толпы вроде не бил. А толпа скопилась потому, что перевозку четырёхсот прибывших пассажиров к зданию аэропорта осуществлял только один автобус. Наши стюардессы в таких случаях просто тормозят людей в салоне, но тут была Африка, и всё шло так, как шло...

 

Стоя на земле чёрного континента я вдыхал незнакомый, возможно, враждебный воздух, и прикидывал, что меня ждёт в будущем; рядом гомонили туристы, резвились их засидевшиеся в полёте детишки, и мне как-то не по себе стало: если я, здоровый лоб, переживаю из- за весьма возможных инфекций, куда же они тянут своих отпрысков - вот хоть взять инструкцию к доксициклину, где ясно сказано: "приём препарата в период формирования зубов может привести к необратимым изменения цвета эмали..." Одно уж это замечание должно охладить самые горячие умы, но чего-то ничуть не бывало...

 

Попав, наконец, в терминал, вся наша прибывшая братия разбрелась кто куда - транзитники остались в круговом коридоре, опоясывающем главный корпус аэропорта, а прочие двинулись двумя отдельными колоннами к пограничным пунктам; их там два, и, соответственно, два прохода к ним.

 

Поначалу дела шли довольно споро, хотя я как-то расслабился и вместо того чтобы занять очередь, принялся заполнять белую и синюю въездные формы. Куда проще было тем, кто прилетел компанией - одни встают в очередь, другие шуруют в анкетах. Кстати, можно было заполнить эту анкету заранее, скачав её с сайта http://www.kenemb.ru/visa_rules.html - это я как-то впопыхах сборов я позабыл об этой возможности.

 

Что ж, стоя за целой компанией говорливых французов, я не очень переживал: всё равно на часах не было и восьми утра, и до времени заселения оставалось ещё далеко. Соответственно, не желая понапрасну трепать себе нервы из-за задержки, я рассматривал объявления, которыми была увешана соседняя стена. Там, в частности, говорилось, что никакие сертификаты и прививки, равно как и сертификаты о прививках для получения кенийской визы не нужны. Отдельно упоминался так предусмотрительно полученный мной сертификат о прививке от жёлтой лихорадки - про него тоже говорилось "не нужен".

 

Другие таблички конкретизировали визовые сборы. Тут всё было хитро - "Single visa 25$", "Transit visa 10$; можно платить в евро, фунтах или швейцарских франках, но цена всё равно будет той же - 25 и 10 соответственно.

 

Тут хорошее слово можно сказать про организацию паспортного контроля: для кенийцев и граждан восточноафриканского содружества есть отдельная очередь, так вот когда все кенийцы и граждане восточноафриканского содружества закончились и прошли в зал выдачи багажа, освободив соответствующие стойки, распорядитель, видя скопившихся под надписью "Visa counter" европейцев, стал перераспределять прибывших к свободным пограничникам, чего я никак не ожидал...

 

Тем временем подошла моя очередь и, проглядев жёлтую въездную форму, заполненную мной в самолёте, а также белую форму номер 1, оформленную парой минут ранее, чёрный словно антрацит пограничник поднял на меня глаза и потребовал 25 долларов. Я несколько удивился, напомнив ему, что везде я синим по жёлтому и белому указал, что виза мне нужна транзитная, то есть платить надо в два с половиной раза меньше. Тут пришёл его черёд удивляться, и просмотрев анкеты более внимательно, он поинтересовался, с какого-такого перепугу я желаю транзитную визу. Я предвидел этот вопрос, и у мня была наготове распечатка бронирования "Rwandair express" на послезавтрашний вылет. Изучив её и немного похмыкав, пограничник решил удовлетвориться, и согласился выдать транзитную визу, зато намазюкал рядом со штампом о въезде нечто не слишком разборчивое, но очень смахивающее на "пребывание в течение трёх дней".

 

Вещички мои уже катались по залу прилёта, на выходе из которого собралась целая толпа встречающих с табличками. На одной из них значилась моя фамилия, пусть и в искажённом виде, так что спустя пару минут аккуратный седан увёз меня из аэропорта. Водитель Майк вёл машину быстро, но достаточно аккуратно: мы большую часть времени уверенно держали 90 километров в час, но не рисковали попусту и, выезжая на круг, всегда пропускали машины, уже находящиеся на нём, как это тут принято. Не прошло и 20 минут, как машина проскочила через центр города и остановилась возле трёхэтажного здания. Это и был отель "Khwesa".

 

Процедура заселения не заняла и трёх минут, причём львиная доля этого времени ушла на обсуждение вопроса, как заплатить водителю, сразу напрямую, или же согласно договорённости при выселении рассчитаться сразу и за номер, и за трансфер. Остановившись на варианте номер два, высокие договаривающиеся стороны разошлись каждый своей дорогой. Поднявшись на третий этаж, я обнаружил что мне досталась светлая, просторная, чистая комната с балконом и видом на улицу. На этом достоинства номера, пожалуй, заканчивались, и начинались недостатки: шум на улице был реальный шум, от которого не спасли бы даже стеклопакеты, если бы они и были. Куда там! Под вечер, заинтересовавшись, почему в комнате так холодно, я обнаружил, что рамы не закрываются полностью, оставляя огромные щели; заодно стало понятно, откуда в помещении берутся комары. Короткое исследование вопроса установило, что рамы недавно покрыли толстым слоем краски, отчего и перестали закрываться. Чуток поработав ножом, я несколько скрасил картину, но ни тише, ни теплее от этого не стало; а я ведь ещё переживал из-за отсутствия кондиционера или хотя бы вентилятора в то время, как следовало бы переживать из-за отсутствия обогревателя.

 

Но всё это случилось несколько позже, а на тот момент я разрывался между двумя сильными желаниями: очень хотелось отправиться смотреть Найроби, и в то же время очень хотелось спать. Мучительный выбор мне облегчила погода, разразившись дождём, не очень сильным, но довольно противным. В таких условиях отправляться на прогулку было глупо, так что поставив будильник на час дня, я рухнул в постель.

 

Вот как раз тут же оказалось, что звукоизоляция в номере совершенно никакая, так что поскольку окна выходят на улицу, я обречён слышать всё, что на этой самой улице происходит, в том числе крики зазывал из матату. Однако, не успел я толком выругаться по поводу крикливых болванов, как проблема шума перестала меня интересовать по крайней мере на ближайшие пять часов.

 

***

 

Проснувшись во втором часу пополудни, я обнаружил, что дождь вроде как выдохся и выдаивает из себя последние капли. Я, в свою очередь, решил повыдаивать горячей воды в имевшемся душе, и обнаружил, что если пустить достаточно сильный поток, то электрический обогреватель, насаженный на раструб, вполне успевает нагреть воду - хоть централизованной системы подачи горячей воды в отеле нет, помыться всё-таки можно.

 

Другой занятной штукой показался мне жидкокристаллический телевизор, наглухо прикреплённый к стене сваренными железными прутами. По нему, кстати, крутили несколько спутниковых каналов, равно как и местные передачи, из которых мне больше всего запомнился комедийный сериал "Inspekta Mwala" о жизни незадачливого полицейского.

 

Понятно, что знакомство с кенийским телевидением я свёл вечером, а день посвятил бесцельной прогулке по Найроби, оценивая ситуацию и прикидывая свои шансы остаться в живых: столицу Кении достаточно часто именуют "Найроббери", от английского слова "robber", то есть грабитель. Так вот, никаких таких особенных опасностей я не заметил - разве что имел место некоторый, как выражаются американцы (точнее, американки) "харрасмент", выражавшийся в нескромных взглядах, которыми местное население сопровождает любого мзунгу. Это словечко, между прочим, хоть и прилипло к белым людям, на самом деле означает "странник" или "человек, которому не сидится на месте". Вот и я не сидел на месте, для начала проделав путь из моего "заречного" района в центр. Идти пришлось мимо местного аналога Апраксина двора, то есть барахолки, постепенно терявшей человеческий облик и к круговой развязке, выводящей на улице Mboya, превратившейся в откровенный слам, сборище построек и навесов из жести и гофрированного железа. В общем, не могу сказать, что переход доставил мне удовольствие, хотя для расширения кругозора он был полезен. Кроме того, я обтёрся в местном окружении и перестал обращать внимание на чужие взгляда - ловить из и вообще ощущать повышенный интерес к себе было не слишком приятно, но терпимо.

 

Были в первый день и более существенные контакты, сводившиеся моими усилиями к недолгому обмену репликами. Техника тут незамысловата и опробована в самых разных странах. Вот, скажем, подходит какой-нибудь крендель и рассыпается мелким бисером: "Дескать, добро пожаловать в страну, как вам тут нравится" и т.п. Потом идёт "Вэа ю фром", ну и дальше по ситуации: я вот назвался финном, и тут же выяснилось, что собеседник в прошлом году ездил в Хельсинки на учёбу, так что сохранил чудесные воспоминания об этом городе, так вот не хочет ли его новый друг в знак братства между народами Кении и Финляндии... Друг, разумеется, не хотел. Конечно, на этом просто отказе дело никак не должно было кончиться, во всяком случае по мнению этого "студента". Но друг не хотел очень сильно, тем более что с такими субъектами сталкивался во многих местах, и всегда у них легенда была одинакова; самые ушлые даже знали приметы городов, в которых якобы жили - один египетский араб утверждал, будто жил возле станции метро "Озерки", хотя затруднился сказать, где дальше делает остановки поезд из центра. Так вот, против особенно надоедливых приставал существует простой и незамысловатый, но очень действенный способ борьбы: "Спик инглиш бэд, нот андерстенд"; чем грубее и хуже будет произношение, тем лучше для вас. Ну что тут сделаешь в ответ, если собеседник тебя не понимает... Полезно также сказать подобную фразу на родном языке приставалы, что тоже имеет хороший эффект. Вот и в этот раз приём сработал безотказно, правда, мужичок заподозрил неладное и пробухтел вслед, и что я, дескать, предвзято отношусь к "блэк пипл", отчего и разговаривать не хочу. Что ж, не желая его разочаровывать, я ещё раз бросил "Нот андерстенд" и перешёл на другую сторону оживленной дороги.

 

Движение, кстати, ничуть не интенсивнее нашенского, а уж с дорогами Манилы вообще не идёт ни в какое сравнение. В общем, надо просто не расслабляться, помнить про левостороннее движение и смотреть в оба. У переходов, само собой, никто не тормозит, более того, машины спокойно едут на красный, если пешеходам зелёный, но в данный момент никто дорогу не пересекает. Короче говоря, смотрим сразу во все стороны, тем более что россияне к этому делу привычны, и

 

Вдруг какой-нибудь ублюдок-автомобилист возомнил себя невесть чем и шпарит по встречной полосе...

 

А по поводу выражения "блэк пипл" мне сразу вспомнился анекдот: Терпит бедствие самолёт и капитан приказывает часть народа сбросить ради спасения остальных. Стюардесса появляется перед пассажирами и говорит: "Давайте по алфавиту. Африкэн-америкэн есть?" В ответ молчание. "А, может, есть блэк пипл?" Опять молчание. В этот момент маленький негритёнок толкает в бок папу: "Нас ведь уже дважды вызывали!" А тот в ответ: "Заткнись, сынок! Мы, ниггеры, идём следом за мексиканцами..."

 

И чтобы закрыть эту тему, хочу сказать, что при моей нелюбви к неграм, проживающим в Лондоне или Париже, я, как оказалось, вполне нормально отношусь к их собратьям, если они живут у себя в Африке. Тут они смотрятся совершенно уместно и в своей тарелке, тогда как на европейской улице ощущаются просто чужеродным телом. Короче говоря, ни в Руанде, ни в Уганде, ни тем более в Кении я не воспринимал чернокожих как нечто из ряда вон выходящее, опять же, повторюсь, поскольку они были на своём месте...

 

Потихоньку-полегоньку я прибыл в центр Найроби, где был изумлён относительным порядком и чистотой. Кругом располагались всамделишные небоскрёбы, имелись газоны, сияли рекламой магазины и банки. Последние, правда, были все поголовно закрыты по случаю воскресенья вместе со значительной частью торговых точек.

 

Есть, правда, и работающие заведения, в том числе довольно неплохие по ассортименту супермаркеты, принадлежащие местным сетям; к числу последних относится в первую очередь "Nakumatt", а также "Tusker" и "Uchumi". Признаться, я был удивлён не только ассортиментом, но и тем фактом, что в этих заведениях принимают к оплате кредитные карточки!

 

Да что там говорить, я был вообще удивлён наличием супермаркетов, поскольку готовился на основе опыта Ирана, Иордании и Сирии, где ничего подобного не было в помине.

 

Вот в качестве примера мой визит в один из магазинов: внутри торгового зала, устроенного по европейскому образцу, нашлись и сок, и мороженое, и минеральная вода, и много других продуктов и промтоваров. Цены, без сомнения, были слишком высокими для большинства местных жителей, но оказались достаточно низкие по европейским меркам: 130 шиллингов за коробку сока, 35 за стограммовую упаковку пломбира. Последнее, что меня добило, это обслуживание - пока покупатель расплачивается, помощник кассира аккуратно упаковывает всё его добро в пакеты...

 

Когда я рассказывал об этом дома, брат на всякий случай поинтересовался, точно ли в Африке я был...

 

На этом месте любой может спросить, а как же ты, ситный друг, расплачивался, если банки были закрыты? На этот вопрос есть простой ответ: предвидя подобную ситуацию, я разменял десять долларов у девушки-портье ещё в отеле. Этой десятки мне как раз хватило и на воскресные развлечения, и на понедельничные, к тому же назавтра обменники снова заработали. Таким образом, прибывающие в Кению по воскресеньям должны незамедлительно менять валюту в аэропорту, можно даже до паспортного контроля, потому что иначе им придётся худо: купить будет товары ещё можно, но с обменом валюты полная беда.

 

Итак, купив мороженое и сок, самую подходящую пищу при такой погоде, я немедленно воспылал желанием где-нибудь приткнуться и всё купленное культурно употребить. Карта подсказал, что поблизости находится местный парк Ухуру, вот туда-то я и направился.

 

Как выяснилось тут же, на просторах городского парка, вытянувшегося вдоль шоссе Ухуру, любят отдыхать простые кенийцы, так что совершив прогулку по его дорожкам, путешественник сможет получить неплохое представление о стиле и образе местной жизни. Характерным явлением можно считать путаницу колючей проволоки, периодически заметной меж кустов: ту сюда не ходи, ты туда ходи, - как бы говорят эти заросли. Другой интересной приметой пейзажа мне показалось обтянутое всё той же проволокой место для курения, утоптанная площадка, на которой торчало с полдюжину человек. Курильщиков, кстати, очень, очень мало, и это меня тоже поразило...

 

Сам по себе парк довольно цивилен, и если не обращать внимание на периодически попадающиеся спящие тела, может сойти за подобие Английского сада Мюнхена или там упрощённый Пратер. В наличии имеются лотки с мороженым и кафе, так что о хлебе насущном заботиться не придётся. Из развлечений есть кое-какие немудрящие аттракционы, а также имеется возможность взять напрокат катамаранчик и покататься по небольшому озерцу.

 

Меня куда больше привлекали звуки музыки, доносившиеся из дальнего конца парка. Оказывается, там в это время выступала на специальной сцене какая-то местная самодеятельность (наличие сцены, между прочим, явно указывает на постоянный характер подобных мероприятий). По этому случаю косогор, выводящий на западную сторону парка, был густо облеплен зрителями, к числу которых присоединился и я. Под мороженое танцы аборигенов смотрелись вообще здорово, а параллельно можно было наслаждаться видами на город с бетонной смотровой площадки.

 

Неподалёку от парка расположена англиканская церковь всех святых, которая своим обликом больше напоминает средневековый замок, нежели храм - есть мощные стены, есть зубцы, только бойниц не хватает. Тем не менее, это святое место, и является таковым уже более полувека, ведь здание церкви было построено в 1952 году, спустя более чем сто лет после того как первые англиканские миссионеры явились в Кению проповедовать своё учение. Видимо, тоска по родной Англии так заела служителей религии, что своё культовое здание они постарались выдержать в родном для них суровом стиле.

 

Ещё дальше на запад простираются обширные кварталы, и не грех было бы туда заглянуть, однако солнце начинало постепенно клониться к горизонту, и это несколько нервировало: начитавшись рассказов про криминальную сущность Найроби, я ощущал себя героем Уилла Смита из фильма "Я - легенда". Там он остался в Нью-Йорке единственным человеком и днём разгуливал по улицам в одиночестве, тогда как ночью город принадлежал мутантам, отчего главный герой вечно присматривался к светилу, опасаясь прозевать закат. Вот и в кенийской столице примерно та же картина - с приближением вечера приходилось бодро двигаться домой, косясь на высоту солнечного диска...

 

Правильно говорят: "поспешишь - людей насмешишь", ведь поспешая наискось через парк, я вляпался в загон из колючей проволоки и потратил некоторое время, возвращаясь на исходную дорожку. И буквально сразу же мне попалась на глаза колючая проволока, что  протянута между кустами на разделительной полосе хайвэя. А вот здание отеля "Интерконтиненталь", окружённое красивой живой изгородью: мало того, что сам кустарник  колюч и тесно переплетён, если присмотреться, можно заметить спирали Бруно в самой чащобе. Более того, за кустами просматривается бетонная стена, незаметная на первый взгляд.

 

Менеджеров гостиницы можно понять: совсем недалеко расположен маленький садик с часовенкой - и то, и другое устроено на месте бывшего американского посольства, полностью разрушенного в результате теракта; тогда погибли более 200 человек, главным образом кенийцев, хотя террористы целили по американцам. Ту операцию вообще можно внести в учебники для неудачников: планировалось, что один из боевиков покинет машину со взрывчаткой и проложит ей путь, разделавшись с местной охраной пистолетом и гранатами. Только вот пистолет он позабыл захватить, а гранаты уронил себе под ноги. Тогда-то его коллеги и подорвали себя, убив кучу народа, в основном тех, кто работал в стеклянном комплексе напротив посольства и стал таращиться наружу при звуках выстрелов.

 

Сейчас меры безопасности вроде как приняты, однако по большому счёту им грош цена. Вот следующим утром охранник на входе в офисное здание, где расположены посольства Швейцарии и Бурунди в придачу к "Rwanda Express", "Emirates" и "Malawi airlines", проводит ручным металлоискателем по моемю рюкзаку и, несмотря на то, что изнутри откликаются мобильный телефон на пар с фотоаппаратом, пропускает меня без возражений.

 

А вот сразу троица охранников, караулящая вход в Конференц-центр: у меня в рюкзаке 4 отделения, но они заглядывают только в то, которое я соизволил расстегнуть.

 

Все эти события случились уже следующим утром, когда я снова выбрался в город после завтрака. Его, кстати, несколько задержали, хотя тогда непонятно, зачем спрашивали, во сколько его приготовить: девушка-портье постучала в дверь около половины десятого вечером и вежливо попросила заполнить опросный лист, указав "сосиски или бекон", "яйца всмятку или омлет" и т.п. Можно было заказать еду в номер, но я предпочёл начать утро в хвалёном рекламой ресторане на крыше "с видом на Найроби". Вид и впрямь имелся, да такой, что целая череда небоскрёбов вздымалась над горизонтом. Вот только чтобы восхититься зрелищем, следовало держаться глазами верхней полусферы, чтобы в поле зрения не попадалась помойка почти прямо под стеной и грандиозный рынок "а-ля фавелы" на переднем плане.

 

С другой стороны, все атрибуты экзотики определённо присутствовали, включая потёртого марабу на соседней крыше: он с важным видом размышлял о чём-то ту четверть часа, пока я ждал завтрак, а потом неторопливо снялся и убрёл куда-то за деревья...

 

Подзаправившись, я мигом вернулся в центр города, имея три первоочередные цели: поменять валюту, забраться на смотровую площадку конференц-центра и узнать, как дела с вылетом в Кигали.

 

Банки и обменники к тому времени уже открылись, и оказалось их видимо-невидимо. Таким образом, прежде чем менять валюту, нужно сперва промониторить предложение, поскольку разница в курсах может быть существенна. Скажем, в аэропорту давали не больше 73 шиллингов за доллар, тогда как девушка в отеле поменяла по 75 - этого хватило на первые расходы в воскресенье, когда банки были закрыты. Однако, в дальнейшем меня ждали существенные потраты на еду и осмотр достопримечательностей, а также требовалось заплатить за гостиницы, что обязывало обзавестись кучей наличных. Прошвырнувшись по кварталам между Kenyatta Avenue и City Hall Way, я обнаружил обменик "Amazon Forex" где девушки в мусульманских платках давали 76.50 - куда выгоднее, чем в других местах. И безопаснее: все кабинки закрыты электрическим замком и открываются только по сигналу кассира - своего рода гарантия, что никто не вломится и не испортит деликатный момент.

 

Получив все шиллинги до копеечки, я немедленно устремился на знаменитую башню.

 

Но прежде чем добраться до цели, мне сперва пришлось пересечь громадную площадь, своего рода сердце Найроби; в отличие от человеческого сердца оно представляет собой чётко обозначенный четырёхугольник. Обрамляют это пространство в центре кенийской столицы административные и офисные здания, в числе которых Президентский дворец, Верховный суд и уже упомянутый Конференс-центр. В центре площади находится памятник Джомо Кениата, прозванному "отец кенийской нации": именно эта фигура возглавило партизанскую борьбу против английских колонизаторов и добилась независимости, став первым президентом Кенийской республики.

 

Решив сделать снимки площади на обратном пути, я быстренько добрался до входа в Конференс-центр, где объяснил охранникам цель своего визита и был направлен в боковые двери. Так поступают со всеми, едва заслышав про крышу - и все пропущенные внутрь идут к стойке информации строго по центру холла, где следует уплатить 400 шиллингов. Теперь нужно подождать, когда девушка за стойкой вызовет кого-нибудь из сотрудников и вручит ему посетителей. Да, на данный момент я оказался не в единственном числе, поскольку по моим следам подтянулись сразу трое бледнолицых. Как выясняется, это местный гид и парочка датчан, не говорящих ни на каком языке кроме родного. Выясняю я это сразу по прибытии на крышу, когда прошу сделать снимок меня на фоне города - датский мужик вроде как до седых волос дожил, а по-английски не смыслит ни бельмеса. Положение выручает упомянутый гид, так что я обзавожусь неплохим фото; по-другому добиться результата затруднительно, так как практически негде пристроить камеру на автоспуске. А для того ли я ехал на бог знает какой этаж и потом ещё шлёпал пешком добрых восемь пролётов трёх лестниц, чтобы остаться без кадра со своей потной физиономией на фоне Найроби?

 

Пока гид рассказывает своим подопечным, где что находится, я без труда определяюсь по карте и с интересом смотрю, как чуть ли не вровень с нами заходит на посадку самолёт. Конечно, речь идёт не о "Боинге", и садится он, естественно, не в международном аэропорту: совсем неподалёку от центра столицы есть крохотный Nairob-Wilson, куда и целится эта одномоторная кроха. "Если бы я всё-таки раскошелился на сафари, вот так же летел бы", - проносятся в голове грустные мысли, вытесняемые меркантильными соображениями, - "Вот в следующий раз соберу подходящую компанию и тогда уже наверстаю упущенное. Теперь-то я уже, можно сказать, стреляный воробей, второй день в Африке..."

 

На другой стороне панорамы маячит зелёный массив парка Ухуру, а ближе к нам расположено здание кенийского Парламента - оно содержит в своих стенах местных депутатов с 1965 года. Получившийся у независимых кенийцев ансамбль представляет собой сплетение нескольких корпусов довольно оригинальной конструкции. Относительно невысокие строения объединяет в единое целое высоченная 50-метровая башня с часами, выполненная в том же стиле и светлых тонах, что и остальное здание. По идее, во время парламентских каникул внутрь парламента можно попасть на экскурсию, но точной информации, как это сделать, лично мне найти не удалось.

 

Другим хорошо заметным зданием является белая постройка, вмещающая городской совет Найроби; она украшает собой северную сторону центральной площади и выглядит довольно стильно, напоминая образцы колониальной архитектуры. К сожалению, придётся признать, что архитекторы не остановились на старых добрых принципах и решили увенчать комплекс здоровенной башней. Она его увенчала, и теперь из-за неё ансамбль не смотрится единым: создаётся такое впечатление, что башню пристроили отдельно или она вообще не имеет отношение к основному корпусу.

 

Глядя на гнездо местного чиновничества, следует помнить, что взаимоотношения властей и граждан далеки от совершенства: средний кениец платит 16 взяток в месяц, причём вынужден при взаимодействии со слугами народа делать это два раза из трёх. Общая сумма взяток в стране, по неофициальным, конечно, источникам достигает миллиарда долларов в год. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что племя взяточников получило презрительную кличку "вабензи" ("ва" означает племя, а "бензи" от "мерседес-бенц", то есть всё вместе звучит как "коррупционер в "мерседесе").

 

Ну а почти по соседству с городским советом находится очередной бизнес-центр, где, помимо прочих контор, расположено местное представительство "Rwanda Express". Туда мне нужно было непременно наведаться, потому что несмотря на все мои усилия, забронировать и оплатить билет из Найроби в Кигали у меня не получилось: сайт авиакомпании такой возможности не давал, а с посредниками также вышла заминка; система бронирования "Travelpapa.com" вроде как готова была оформить заказ за лишние 20 долларов сверху, однако на момент моего прибытия в Найроби так ничего и не сделала, о чём свидетельствовал мой банковский баланс, проверенный через интернет. Пришлось решать вопрос на месте.

 

Как я у же говорил, осмотр вещей при входе был сущей формальностью, равно как и зоркие взгляды следующей заставы охранников, непосредственно возле лифтов. Подъём на второй этаж привёл меня к офису авиакомпании, где уже расположилась пара негров средних лет, покупавшая билеты. Через десять минут ожидания в некондиционируемом помещении я понял, что дядя за компьютером будет валандаться ещё долго, и, сообщив сакраментальное "I'll be back", испарился - хорошо хоть в переносном смысле.

 

Поскольку до вылета оставалось ещё больше суток, имело смысл чуть подождать, а потом вернуться и всё-таки покончить с заказом. Вдохновившись этой перспективой, я отправился гулять по центру Найроби, не преследуя особой цели, но стараясь увидеть как можно больше.

 

Одной из первых моё внимание привлекла величественная библиотека лорда Макмиллана, основанная в 1920 году, незадолго до смерти этого человека, известного своими благотворительными делами в пользу Кении. За свою благородную деятельность Макмиллан, уроженец Соединённых Штатов был удостоен англичанам рыцарского звания, а основанная им библиотека даже после получения Кенией независимости не была переименована, что, как мне кажется,  свидетельствует об уважении, испытываемом народом страны к лорду, занимавшемуся филантропией и охраной природы. После смерти его вдовы, ежегодно перечислявшей 500 фунтов стерлингов на содержание библиотеки, опеку над собранием лорда взял на себя городской совет Найроби.

 

А поблизости от библиотеки отсвечивала минаретами какая-то мечеть. Одной из характерных черт Кении является наличие довольно крупной мусульманской общины, хотя вообще-то ислам в этих местах не доминирует: примерно половина населения страны верует в анимистские культы и где-то 40 процентов христиане. Между первыми и вторыми, кстати, граница несколько размыта - по свидетельству миссионеров, африканец вполне может с утра в воскресенья отправиться в церковь и там испытывать религиозный энтузиазм, тогда как вечером он совершенно спокойно принесёт жертвы традиционным божкам, не говоря уж про духов предков...

 

Но мечети есть, хотя и не в таких количествах, каких хотелось бы исламистам. В Найроби их главным опорным пунктом является двухминаретная Jamia mosque, в чьих стенах могут молиться 12 тысяч человек зараз. Это не только религиозный, но и культурный центр, располагающий собственной библиотекой. Здание типичной арабской архитектуры, в строительстве которого широко использовался мрамор, смотрится на улицах кенийской столицы несколько диссонансно, в отличие от другой мечети, Khoja mosque, которая если уж на что-то и похожа, то никак не на мечеть. А между тем именно мечетью оно и является, причём довольно древней. Это одна из самых старых построек в Найроби, и она по праву считается жемчужиной архитектуры - не зря мусульманские шейхи в начале XX века потратили на реставрацию мечети более миллиона кенийских шиллингов.

  

Узнать бы ещё, кто оплачивает рекламные плакаты, порой попадающиеся на улице: "Слушай аят": коран у тебя в телефоне" - типа отправь SMS на короткий номер и получи очередной стих...

 

В ногу со временем, так сказать...

 

Проходя от первой мечети до второй, я не преминул заглянуть в некоторые магазины, которыми центр Найроби переполнен; ни за что бы не подумал, что торговых точек так много. И купить там можно практически что угодно. Нужная спортивная обувь или инвентарь для восхождений на горы - к вашим услугам магазин "Sport house", где есть в изобилии различное снаряжение и предметы одежды, необходимые для путешествия. На его витринах и прилавках имеется всё нужное, начиная от купальников и заканчивая горными ботинками и непромокаемыми куртками за 4600 шиллингов. Естественно, есть и кроссовки, и футболки, то есть обновить поизносившийся гардероб не составит труда. Если же от долгих странствий прохудилась обувь, тоже не беда, потому что в разных местах хорошо заметна красная по белому надпись "Bata", и в магазинах сети действительно продают обувку, причём довольно неплохую и относительно недорогую. Скажем, модные женские туфли с инкрустацией обойдутся покупательнице в 1299 шиллингов, а вообще в ассортименте есть экземпляры на любой вкус: ботинки, туфли, босоножки.

 

Другим полезным магазином, обнаруженным мной в центре, было заведение под названием "Nairobi souvenirs", находившееся на углу Wabera street и Mamangina street. Несмотря на весьма выгодное положение возле туристических троп, владельцы магазина держат довольно низкие цены на поделки и всякую атрибутику. Скажем, деревянный слон стоит всего 150 шиллингов, есть африканская бижутерия, есть всяческие поделки, а кроме того есть национальная одежда, и сарафан в кенийском стиле стоит 2500 шиллингов - прямой резон зайти...

 

А вот торговую галерею "Hilton arcade", что находится под зданием одноимённого отеля, можно смело проигнорировать, так как устроенные наподобие пассажа магазины держат цены, существенно более высокие, чем у соседей. Конечно, в ассортименте сувениров есть и большие статуи, и напольные часы, и прочая дребедень, однако цены, следует повторить, значительное превышают общий уровень.

 

Завершая это импровизированное знакомство с найробийскими магазинами, я вернулся на исходную точку, в офис "Rwanda Express". На этот раз посетителей кроме меня не было, и за каких- то двадцать минут дело было обстряпано - повод лишний раз вспомнить о преимуществах самостоятельного бронирования, ведь когда покупаешь билет на сайтах, вся процедур не затягивается и на неё уходят в буквальном смысле секунды. А тут пришлось всё проверить, перепроверить, посчитать, распечатать, ещё разок проверить и перепроверить, проверить и перепроверить полученные доллары, сходить посоветоваться к начальству, тщательно изучить предъявленную клиентом бумагу из руандийского департамента иммиграции, обмозговать её смысл...

 

Я тем временем постиг суть проблемы с бронированием: "Travelpapa" оказался не виноват, так как честно пытался сделать свою работу - дневной рейс руандийцы отменили, и всех пассажиров "скинули" на вечерний, а так как сотрудники "папы" не имели возможности со мной связаться, то они и бронирование отменили, не зная, согласен ли я на перенос рейса. В конце концов всё удачно выяснилось, и это было к лучшему. К худшему было сокращение программы пребывания в Руанде, и с этим оставалось только смириться...

 

Вышел я из офиса авиакомпании в некотором удручении: во-первых, мой кошелёк стал беднее на 235 долларов, во-вторых, сорвались планы, чего я очень не люблю...

 

Следовало срочно принять меры по улучшению настроения, для чего посмотреть нечто особенно интересное. Таковым мне показался Национальный музей Кении, расположенный в паре километров на север от центра Найроби. Теоретически, оттуда можно было потом добраться до района Woodlands, выделенного путеводителем в отдельную достопримечательность. План оформился и начал претворяться в жизнь.

 

Переход по обочинам шоссе особого удовольствия мне не доставил, хотя ещё меньше удовольствия доставил бы переезд, так как бодро несущиеся машины так или иначе попадали в гигантскую пробку и пассажирам, парившимся внутри, можно было только сочувствовать.

 

Вообще, в Найроби, на удивление, есть общественный транспорт, и  автобусы даже ходят по определённым маршрутам: если речь идёт о посадке на кольце, то помимо листка с номером на лобовом стекле номер маршрута также будет у зазывалы-кондуктора, торчащего из входной двери. Другое дело - местные маршрутки-матату, где непременно надо спрашивать, довезут ли до нужного места или нет. Не факт, кстати, что кондуктор и водитель точно разберут, о чём говорит мзунгу: возможно, они просто кивнут в ответ, и решат, что, дескать, кривая вывезет. И вдобавок от поездок в матату предостерегает даже "Lonely planet", посвятивший им почти полстраницы. "Если уж придётся ехать, - заповедывает путеводитель, - ни в коем случае не садитесь в машины с матату с именами собственными, типа "смерть или слава" или "белая молния". Следует также избегать сидения позади водителя, которое, несмотря на относительный комфорт, называется "смертным местом"; самыми безопасными считаются средние места в средних рядах.

 

Лично я несколько раз ездил на матату, и хочу сказать, что не так страшен чёрт, как его малюют, ведь это для европейца или американца такой вид транспорта в новинку, а в российских городах маршрутки стали вдруг в порядке вещей. Третий мир, он везде одинаков: в Сингапуре, скажем, ни о каких маршрутках и слыхом не слыхивали, поскольку там есть общественный транспорт, тогда как на Филиппинах всё наоборот.

 

В общем, если вас не пугает безумная музыка из динамиков и тесное соседство с местными жителями, прошу в салон. Только, повторюсь,  спросите сперва у кондуктора, куда направляется машина. И не верьте лихорадочному газованию, которым будет сопровождаться ваш диалог: в 99 случаях из ста всё равно матату не отчалит, пока не набьётся полностью, так что водитель своими действиями попросту подгоняет потенциальных пассажиров скорее принять решение.

 

Тут получается палка о двух концах: сев первым, можно занять хорошее место, но потом придётся ждать попутчиков. Когда садишься последним, выбирать кресла не приходится, зато есть шанс сразу тронуться. О степени готовности к отправлению отчасти можно судить по интенсивности, с которой кондуктор лупит кулаком по жестяному борту своего тарантаса - очевидно, местное верование гласит, что если молотить как следует, рыбка будет ловиться лучше, и большая, и маленькая. Ну а когда салон почти полон, можно и сбавить обороты...

 

Пеший переход к музею много времени не занял, но отнял довольно много сил, так как частично пришлось идти по открытому солнцепёку. Силы я восстановил на одной из лавочек прилегающего к музею парка, слопав очередную порцию мороженого. Теперь, охладившись до приемлемого состояния, можно было приступать к осмотру местности.

 

Передо мной лежало два пути. Первый приводил непосредственно к экспозициям и выставочным залам, второй приводил туда же, но несколько позже, после знакомства с местной ядовитой фауной, содержащейся в террариуме. Естественно, я выбрал второй вариант.

 

За вход в обиталище гадов придётся заплатить, и заплатить основательно: билет стоит 800 шиллингов, то есть больше 10 долларов. Тем не менее, заплатить эти деньги следует, потому что где же ещё встретить разных кобр, гадюк и чёрных мамб - небось, мало найдётся желающих столкнуться с ними в природной же среде. Знакомство с пресмыкающимися много времени не займёт, но если хочется узнать об их привычках и образе жизни побольше, служащие готовы провести небольшую экскурсию и рассказать о своих питомцах - за отдельную плату, разумеется. В наличии помимо змей есть также крокодилы, большие черепахи и рыбы. Лично мне больше всего запомнилась чёрная мамба, в отличие от других змей всё высматривавшая жертву, копошившуюся у себя в загородке и постоянно поднимавшая голову, порой на высоту до полуметра.

 

Вход в террариум открыт с половины десятого утра до шести вечера, и по такому же расписанию работает Национальный музей, только кассы его закрываются на час раньше. Его помещения на двух этажах вмещают в себя многочисленные экспозиции, рассказывающие об истории, культуре и природе страны. В наличии имеются чучела животных, различные предметы обихода, фотографии, картины, диорамы и много чего ещё, включая выставку произведений современных африканских художников. Остаётся пожалеть лишь о том, что местные власти назначили цену за вход в 800 шиллингов, то есть практически на уровне билета в европейские музеи.

  

От музея до района Woodlands было совсем близко, то есть минут 15 ходьбы, и я недолго думая отправился в путь, о чём очень потом жалел - ничего экстраординарного мне в тамошних кварталах углядеть не удалось. Да, он сохраняет некоторую самобытность, оставшуюся от времён владычества англичан, так как если центр Найроби полнится современными зданиями, а вокруг него расположены кварталы африканских хибар, то Woodlands является средоточием вилл и особняков. Вся эта компания выглядит примерно так, как смотрелась в XIX веке, естественно, с поправкой на современность. Если же отрешиться от мусора и слоняющихся местных жителей, а также от видеокамер на бетонных заборах, можно представить, что переместился во времена правления королевы Виктории. С той лишь поправкой, что при англичанах не было такого свинства и дорог содержались в некотором порядке.

 

Посетив пару торговых комплексов, я также не был впечатлён и несколько пал духом, ведь ожидавшаяся интересная прогулка превратилась в совсем неинтересное слоняние. Поправить настроение мне помогла кафешка "Chicken Inn"; насмотревшись на интерьеры найробийских закусочных, решился что-то съесть лишь в цивилизованном, оформленном в американском стиле заведении. Конечно, цены существенно выше, чем в других местах, зато есть надежда не отравиться. Полное меню с целиком жареной курицей стоило 1070 шиллингов (примерно 13 долларов), но так как его пришлось бы ждать порядка получаса, я ограничился комплектом из нескольких куриных ножек, которые вместе с салатом и картошкой обошлись в 460 шиллингов.

 

Место, кстати, весьма популярное, в том числе и среди местных жителей, тем более что они составляли основной контингент посетителей. Белым же был я один...

 

Возвращаться в центр города я решил на такси или автобусе, но посмотрев на пробку, пошёл пешком, и правильно сделал: в обе стороны стояло примерно километра полтора машин, и сидящие в них обливались потом, тогда как пешеходы, полускрытые в тени деревьев тридцатиметровой разделительной полосы чувствовали себя ввечеру более-менее. Там и идти-то минут 25-30, чего я, каждый день  проходящий на работу 4,5 километра и столько же обратно, естественно, не испугался.

 

По дороге домой мне попался большой магазин "Uchumi", принадлежащий популярной в Кении сети. Он оказался настолько велик, что оккупировал несколько зданий и даже имеет раздельные входы в разных концах витрины. Часть помещения отдана под продукты, часть под промтовары и всякую парфюмерию, а также бытовую химию; актуально предложение антимоскитных препаратов. Тут я купил сок, пару бутылок воды для чая и разные сладости, а вот пирожных мне найти, увы, не удалось. Зато удалось найти очень недорогой и довольно быстрый интернет в одной из контор рядом с Maranga road: в тамошнем квартале интернет-салоны попадаются буквально на каждом шагу. Остаётся только выбрать место, наиболее подходящее по антуражу, поскольку далеко не везде соблюдается чистота и порядок. А цены примерно одинаковы - за 20 минут доступа надо отдать всего 10-15 шиллингов.

 

Теперь уже следовало поторопиться, ведь до заката оставались считанные минуты. С другой стороны, как мне показалось, как раз ближе к вечеру, когда на город опустилась тьма, народу на улицах вроде как даже прибавилось - высыпали откуда ни возьмись полчища торговцев. Выныривали они невесть откуда, волоча с собой сложенные картонные коробки: в зависимости от состояния оных их либо ставят, либо раскладывают по земле и располагают на них товар. У каждого торговца мигом образуется толпа покупателей, так что весь участок пути от Maranga road до выхода на Ngara road приходилось огибать стайки шумливых найробийцев.

 

В том же районе располагается стихийный рынок, где белый человек, без всякого сомнения, будет смотреться натуральной белой вороной. Тем не менее, дешёвые продукты, фрукты и всяческий ширпотреб можно встретить именно тут, так что человеку, стеснённому в деньгах, только сюда и дорога: носки за пару монет или пакет плодов манго за ту же сумму найти можно запросто.

 

Скверной особенностью Кении я считаю обычай устраивать расчётный час в 10 утра. Мало того, что сон перебивается ранним подъёмом, ещё и собраться толком не успеваешь. Меня вдобавок разбудили в половину девятого, желая узнать, куда подавать завтрак, на крышу или в номер. Я пожелал в номер, получил свой поднос, после чего улёгся досыпать, но сон был уже перебит, так что дольше девяти мне продержаться не удалось. Всё-таки, к назначенному времени я  управился, оставил рюкзак в комнате портье и снова отправился в город.

 

По плану-то как было? Оплата номера, переезд в аэропорт на такси и после полудня я уже летел бы в Кигали. Теперь же пришлось думать, как убить время до вечера...

 

Отчасти выручил меня Национальный архив, расположенный напротив гостиницы "Hilton". Не стесняясь его названия, крупно обозначенного на фронтоне, заходите внутрь здания: копаться в старых бумагах не придётся, по крайней мере туристу. Та часть помещений, куда открыт вход для мзунгу, вмещает занимательную коллекцию произведений искусства и народных промыслов, причём не только кенийских, но и прибывших из других уголков Африки. Поверьте, стоит отдать за вход 300 шиллингов, в которые обойдётся билет. Мне лично очень понравились причудливые статуэтки из чёрного дерева. Жаль, был закрыт на реконструкцию второй этаж, где есть фотографии истории Кении...

 

Выйдя из холодного воздуха экспозиции, сразу берите себя в руки, поскольку именно у "Хилтона" самое гадкое место в плане приставал, так как именно там просто кишмя кишат всякие торговцы сафарями.

 

Кроме всего прочего, на площади перед отелем сидит туча африканцев, дышит свежими выхлопными газами и вообще хорошо проводит время.

  

Пошатавшись для приличия по местности, я в итоге нашёл подходящее пристанище в огромном современном комплексе "Nakumatt Lifestyle". Внутри него царит кондиционированная прохлада, провоцирующая никуда больше не ходить. А ходить никуда и не придётся, потому что на этажах, соединённых лифтами и эскалаторами, есть всё, что необходимо, начиная с продуктов и заканчивая электроникой. Комплекс функционирует 24 часа в сутки, так что вам будут рады в любое время дня и ночи.

 

Купив за 150 монет пол-литровый стакан мангового сока, я уселся за столиком кафе и приводил в порядок путевые заметки до той поры, пока не пришло время собираться в аэропорт. Тогда, купив в продуктовом отделе супермаркета "Nakumatt" кое-какое съестное, я побрёл в отель, где сразу заказал такси. Теоретически, в аэропорт можно попасть автобусом, и этот автобус на практике ходит, но ехать в нём по такой жаре мне совершенно не хотелось. Что ж, двадцать долларов вместо одного ради комфорта, по-моему, приемлемая цена...

 

В этот раз вёз, я так понимаю, какой-то приятель девушек-портье, здоровенный малый в белом спортивном костюме и золотыми браслетами. Впрочем, неважно, как он выглядел, главное своё дело он сделал, доставив меня до аэропорта минут за сорок, с учётом интенсивности транспорта и необходимости пробиваться на хайвэй в Момбасу через центр города. Мы довольно нагло лезли из ряда в ряд, хотя пару раз нам случалось проявить вежливость и пропустить особенно настырных коллег. Да, на противоположной полосе стояла совершенно глухая пробка километра на два, и оставалось только посочувствовать тем бедолагам, что в ней застряли.

 

По прибытии я отдал водителю полторы тысячи шиллингов и прибавил купюру за обслуживание: в конце концов, мужик тащил мой рюкзак, да и вообще вёл себя культурно. Одаренный, кстати, несколько удивился чаевым, но, помедлив, отказываться не стал; на сём мы и распрощались.

 

Совсем небольшой зал международных полётов во втором терминале скопил у себя на входе громадную очередь дюжины в три туристов, ожидавших досмотре. И тут опять сказалась неожиданная организованность кенийцев: прибывшее ответственное лицо мигом организовало второй пункт контроля у других ворот, так что я сравнительно быстро попал внутрь здания. Что меня сразу поразило, так это практически полное отсутствие посадочных мест; с трудом удалось найти скамейку на отшибе и там угнездиться. Дальше было просто - за оформлением путевых заметок время прошло незаметно, и вскоре наступил момент, когда вроде как регистрация уже должна была начаться, но на табло отправлений об этом не было ни слуху, ни духу. Пришлось выяснять вопрос в "ручном режиме", и первая же спрошенная девушка за стойкой с удивлением вытаращила на меня глаза: "Регистрация, мол, давно уже идёт". Я несколько подосадовал, опасаясь, что все места у окна уже могут быть как назло разобраны, но чуть позже выяснилось, что волновался я напрасно, поскольку в посадочном талоне было ясно указано "Open seats". Оказывается, места выдаются непосредственно перед посадкой, на контроле безопасности. Что ж, тем лучше: я получил место хоть и в хвосте, но возле иллюминатора и предвкушал, как буду обозревать на африканскую землю с высоты птичьего полёта, тем более что взлететь мы должны были до наступления темноты. Я ведь и перелёт этот затеял с таким умыслом, чтобы увидеть саванну днём, поглазеть на озеро Виктория и вообще получить дополнительное удовольствие, как вот нате вам...

 

Увы, пока я пускал слюни в ожидании невиданного зрелища, прошедшая по залу ожидания девушка с бейджиком "Rwanda Express" объявила, что рейс задерживается на полчаса. Пробормотав подобающие случаю бранные слова, я продолжил чтение книги на экране КПК и так увлёкся, что не заметил, как выронил посадочный талон. Вообще-то их было два: один обычный, бумажный, а другой синий, многоразовый, закатанный в пластик - граница, так сказать, на замке, враг не пройдёт. Зато потом, когда я обнаружил заветный квиток под сиденьем, предъявил его контролёрше и выбрался на пандус, начался форменный бардак - посудите сами, нормально ли, когда пассажиры разгуливают по лётном полю, ведь самолёт стоит метрах в четырёхстах от терминала, так что всех отправляют к нему пешочком...

 

На землю Кении уже обрушилась глухая ночь, а мы всё никак не могли собраться с силами и взлететь. Кстати, темнеет в Африке, можно сказать, моментально, за какие-нибудь 15 минут; вот только что было светло, и вдруг кто-то словно выключил свет, адью...

 

Когда мы, наконец, поднялись в воздух, небо было совсем-совсем чёрным... Под крылом проносилась настоящая чёрная Африка...

 

Где-то прямо по курсу находилась загадочная Руанда...

 

Посмотреть фотографии Кении...

Полететь в Руанду...

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru