ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Сирия

Путешествие по Ближнему Востоку самостоятельно дало мне возможность добраться до Алеппо, посетить Военный музей Сирии, увидеть знаменитую цитадель и другие достопримечательности Алеппо,, выяснить, где можно недорого поесть в Алеппо; чтобы узнать больше, читайте новый сирийский отчёт

 

Чаще всего самостоятельные путешествия по Европе проходят рутинно, обыденно, без трудностей. Решив попасть, допустим, из Антверпена в Мехелен, можно быть уверенным, что убыв с вокзала в точке А, поезд придёт на вокзал точки М, а не куда-то ещё. Правило это справедливо не только для больших, но и для маленьких городов: коли путешественник задумал, например, съездить во Фленсбург, никаких препятствий он не встретит, поездка из Вальядолида в Паленсию пройдёт на ура, и чтобы добраться из Генуи в Специю, не потребуется особых усилий.

 

Ближний Восток устроен по другому, здесь нужно всё время держать ухо востро. Скажем, наша экскурсия в Пальмиру из Дамаска включала высадку прямо посреди шоссе на окраине городка, и не будь у нас под рукой карты, пришлось бы отдаться в жадные лапы таксистов. Ситуация точь-в-точь повторилась, когда нужно было добраться до Алеппо: пассажирам велели выгружаться в окрестностях автовокзала, не доежая до него нескольких кварталов. Считается, перевозчики поступают так во избежание терактов, чтобы, дескать, не провоцировать взрыв посреди густой толпы пассажиров, но, как мне кажется, подобные штуки правильнее объяснять негласным сговором с таксистами, на поживу которым отдают людей. Вот и тут всех сходящих на землю северной Сирии встречала небывалая активность, напоминающая муравейник, на который кто-то бросил дохлую собаку. Даже нам, опытным бойцам с приставалами, получившим закалку в Ливане, стоило недюжинных усилий избавиться от осады. В конце концов, применив для расталкивания толпы рюкзаки, мы, под крики «Ляа шукран!», «Ноу такси» и «Емши, емши!» сумели проложить себе дорогу к свободе и метров через триста последние таксисты от нас всё-таки отстали.

 

 

Пора было связываться с Махмудом, обещавшим предоставить нам ночлег в Алеппо, однако роуминг отсутствовал, а вокруг не наблюдалось ни одного уличного телефона. Самым лучшим вариантом в этой ситуации нам представился железнодорожный вокзал Алеппо: его так и так требовалось посетить, чтобы купить билет на поезд до Дамаска, и, вдобавок, мы полагали, что в терминале есть откуда позвонить.

 

Спустя сорок минут мы доплелись до нужной точки, и наши ожидания отчасти оправдались: телефон на вокзале действительно имелся, и даже выглядел как живой, ему не хватало лишь трубки. Брат тогда пошёл искать местную администрацию, дабы одолжиться у неё, но встретил отказ, мол, телефон разрешено использовать только для служебных надобностей. Он в ответ попенял аборигенам на отсутствие положенного по корану гостеприимства. Устыдившись, железнодорожники отыскали выход из положения: у одного из них был мобильник и он согласился сделать звонок. Известив Махмуда о нашем прибытии, мы скоротали время до его появления попыткой купить билеты на сирийский поезд. Система продажи нас искренне удивила: каждое направление обслуживалось отдельной кассой, и прежде чем пристраиваться к очереди, следовало как-то выяснить, куда именно вставать. Методом проб и ошибок мы установили, что проездом до столицы ведает окошечко в правом крыле здания. Там мы выяснили, что билеты на завтрашний рейс есть, а спальное место в двухместном купе стоит всего 315 монет – меньше 15 долларов. На мой взгляд, игра определённо стоила свеч, раз имелась возможность не только добраться из Алеппо в Дамаск за приемлемые деньги, так ещё и выспаться, и не терять световой день на дорогу. Всё, казалось, на мази, однако толстый сириец, торчавший в окошке, отказался продавать билеты. Вынув изо рта сигаретку, он лишь молвил: «Сбой в системе, не получается», и снова погрузился в дремоту; по-моему, ему просто не хотелось работать.

 

Тем временем в пустынном зале объявился интеллигентного вида мужчина в пальто – прибыл наш долгожданный Махмуд. После положенных представлений и рукопожатий мы погрузились в его «Мерседес» и отправились в небольшое путешествие по ночному Алеппо, обсуждая накопившиеся впечатления о Сирии. Куда мы ехали, я так и не выяснил, вероятнее всего, раз уж сбоку виднелся громадный стадион, целью поездки был район Salah ed Din. Прекрасно обставленная четырёхкомнатная квартира Махмуда вполне могла бы принять и больше людей, чем наша двойка, так что мы культурно расположились и не в тесноте, и не в обиде.

 

Всем было хорошо жилище, кроме как отсутствием центрального отопления; зимой в Сирии, насколько я знаю, каждый спасается как может, большинство народа раскочегаривает небольшие печки. Махмудов агрегат работал на мазуте – дорого, но очень действенно, и, доложу я вам, когда мини-печь вышла на полную мощность, стало невозможно сидеть в радиусе двух метров от неё… А уж какой ароматный чай вышел, благодаря печечном жару, просто не передать словами. Мы по достоинству оценили вкус, выпив после ужина три чайника подряд.

 

Весь седьмой день путешествия по Ближнему Востоку мы отдали экскурсии по Алеппо, но сразу отправиться смотреть город не могли: требовалось всё же купить билеты на ночной поезд в Дамаск. Поэтому Махмуд первым делом отвёз нас к железнодорожному вокзалу, где мы успешно завладели вожделенными квитками. Теперь можно было с лёгкой душой изучать достопримечательности Алеппо, благо там есть на что взглянуть…

 

 

История Халеба, как по-арабски называется второй город Сирии, началась примерно 4000 лет назад. Точная дата, когда был основан Алеппо, неизвестна, известно лишь, что к этому делу, скорее всего, приложили руки правители мощной ближневосточный державы Яхмхад, чьи владения простирались от реки Тигр по берега Средиземного моря. Конец их правлению положил в конце XVII века до нашей эры царь хеттов Мурсили I, при котором Алеппо лишился столичного статуса. Потом городом овладели миттанийцы, однако через триста лет прежние владельцы сумели его отбить. После падения Хеттского царства Халеб на некоторое время вновь обрёл столичный статус, но образовавшееся вокруг него независимое государства рухнуло, и дальше пошло-поехало… За следующие несколько веков кто только не владел городом - история Алеппо включает периоды владычества сирийцев, персов, эллинов, римлян, византийцев. Резкий поворот в судьбе региона произошёл в 636 году, с приходом арабов, сделавших Халеб своей главной опорой в борьбе против Византии. И хотя наследникам римской славы удалось в конце X века вернуть город под свой контроль, их успех оказался недолгим. Крестоносцы дважды стояли под стенами цитадели Алеппо, но так и не смогли его захватить. Поэтому Халеб перешёл сперва в руки Саладина, а потом достался Аюбидам. Как раз при этой династии, в конце XI – начале XII века, город испытал настоящий расцвет, превратившись в крупнейший центр ремёсел и торговли. По стечению обстоятельств, катастрофический для большинства стран Ближнего Востока поход монголов не привёл к полному разрушению Алеппо, он избежал участи Багдада, Дамаска и других мегаполисов: взять обороняемую арабами крепость завоевателям помогли христиане, за что их соплеменников из числа жителей внук Чингисхана Хулагу пощадил. Захват Сирии мамлюками, последовавший после разгрома монгольских орд, надолго сделал Халеб ареной кровавого противостояния двух держав. Но куда больший ущерб город понёс от вторжения войск Тамерлана в 1400 году: население пострадало катастрофически, современники утверждали, будто неподалёку от крепости Алеппо был возведен курган из многих тысяч человеческих голов.

 

Более-менее спокойные времена настали для местных жителей после захвата Ближнего Востока турками. В 1516 году Халеб опять стал столицей, пусть не государства, а пашалыка, то есть области, и всё же это был значительный прогресс по сравнению с предыдущим веком. Всё же былых размеров и значения Алеппо достичь не смог и, кажется, навсегда остался дублёром Дамаска.

 

Главные достопримечательности Алеппо сосредоточены в историческом центре, куда мы направились первым делом. Но добраться к цитадели, доминирующей над округой, оказалось не так просто: старые кварталы плотно окружают её со всех сторон. Поэтому по дороге мы заглянули в Большую мечеть и прошли через рынок Алеппо. Надо сказать, святое место мне как-то не глянулось, оно проигрывает виденной нами в Дамаске мечети Омейядов, и по оформлению, и по размерам. И то, что с нас, как с туристов, содрали какие-то деньги за вход, просто свинство: смотреть внутри совершенно нечего. В качестве своеобразного утешения Махмуд показал нам группу нищих, сумевших выучить коран дословно и сделавших свои знания источником дохода: по его словам, верующие, не сильно знающие священный текст, обращаются к завсегдатаям мечети, чтобы те помолились за них.

 

 

Куда больше мне понравился рынок Алеппо, вот он интереснее и экзотичнее дамасского аналога. Мы даже отыскали то, что было можно привезти из Сирии, а именно уникальные монеты, до которых брат сам не свой. В лавке старьевщика он провёл, наверное, минут двадцать, копаясь среди денежек различных стран. Увы, все, представленные на лотке монетки в его коллекции имелись, а динары с портретом иракского диктатора Саддама Хусейна ему отыскать не удалось.

 

Постепенно, секция за секцией, Аль-Мадина, как называется рынок Алеппо, оставалась позади и, наконец, пройдя очередную арку, мы оказались возле гигантского рва, опоясывающего знаменитую крепость. Цитадель произвела на меня сильное впечатление, хотя её виды серьёзно портили строительные леса: правительство Сирии на тот момент собиралось организовать вокруг ключевой достопримечательности Алеппо нечто вроде средневекового района, этакой приманки для туристов. «Ради этого будет выселено даже полицейское управление», - не без гордости поведал нам Махмуд, постоянно рассказывавший интересные истории о родном городе. Причём делал он это с душой, увлекательно и планомерно, вестимо, сказывался опыт преподавания в университете; думаю, никакой профессиональный гид по Алеппо так не смог бы…

 

Под Махмудовы рассказы мы облазили огромную цитадель вдоль и поперёк, сунули нос во все уголки, взошли на стены, полюбовались панорамными видами. Лично мне больше всего запомнилась Змеиная башня, прикрывающая вход. Помню, при осмотре средневековых замков я всегда удивлялся, почему никто из их строителей не додумался снабжать  ворота надёжной защитой. Что ведь получается: стоит врагу подтянуть таран и вынести створки, как дорога оказывается открыта, входи кто хошь, делай что хошь. Особенно взбесил меня в этом плане «Властелин колец» бездарного Джексона, где все до единого ворота открывались внутрь и противник их выламывал на раз. Жители Алеппо, в отличие от волосатого неумехи, дураками не были, и устроили около входа в крепость ловушку. Если даже осаждающим удавалось прорвать первый рубеж обороны, их ждал поворот и вторые ворота, за двумя изгибами коридора. Смекаете?! При таком раскладе те, ловкачи, которым удалось бы втащить таран по склону, физические не смогли бы двинуть его дальше, тем более, если из бойниц под потолком по ним вёлся бы беспрерывный огонь. Подобный подход мне очень-очень понравился…

 

 

Могу сказать, что и сам город понравился мне больше, чем Дамаск или Бейрут. Он как-то спокойнее, симпатичнее и располагает к себе. В этом я убедился, когда, уделив достаточно внимания центральной достопримечательности Алеппо, мы отправились гулять, и осмотрели жилые кварталы. Особенно стильно выглядел старинный район Джейде, основанный ещё в XV веке. Там полно симпатичных особняков и домов, во многих устроены частные лавочки и кафешки. В одном из заведений мы культурно подзакусили, взяв, по совету Махмуда, типичные блюда арабской кухни. Впечатления от трапезы у меня остались двойственными: если протёртый солёный сыр лично мне не понравился, то мамуния, сиречь зерновая каша, пошла на ура. А ещё в Джейде с нами случился вот какой конфуз - завидев магазинчик с вывеской русскими буквами «Мирд Ухов», мы сперва решили, что над входом красуется имя её хозяина; нет, в самом деле, кавказские общины на территории Сирии обосновались давно, почему бы их представителю не вести торговлю. Потом, присмотревшись, мы поняли, что буква «д», просто отделена от второй половины фразы крепежом, а относится как раз к ней. Теперь стало ещё интереснее: «Мир дУхов» подразумевал, что любой желающий может купить сосуд с джинном или приобрести для личного пользования суккуба; в конце концов, раз мы совершаем путешествие по Ближнему Востоку, то нельзя исключать ничего, всё-таки «Волшебная лампа Аладдина» и другие арабские сказки родились не на пустом месте. Заинтересовавшись, мы подошли поближе, и тогда витрина, уставленная сосудами с названиями благовоний, разочаровала нас донельзя; магазин назывался «Мир духОв».

 

К сожалению, посмотреть такие достопримечательности Алеппо, как городской музей и античный водопровод нам не удалось: во время прогулки через парк Аль Амма Махмуду позвонили с кафедры, и ему пришлось срочно ехать на работу. Что ж, зато мы посмотрели, как выглядит университет Алеппо и, надо признать, выглядит он вполне по-европейски, как и большая часть города.

 

Пожалуй, одно меня раздражало – постоянные гудки машин, звучные и резкие. Это просто какое-то местное бедствие, о котором власти, видимо, знают, отчего там и сям на основных магистралях висят агитационные плакаты, призывающие по возможности хранить тишину. Махмуд прокомментировал наш вопрос на сей счёт следующим образом: «Это чтобы люди без надобности не жали на клаксон - тут наша машина издаёт сочный «Бии-и-и-ип!» - но если мы не будем давать знать о себе, нас не посчитают за нормальных людей, а потому – «Би-и-и-и-ип!»

 

Хохоча во всё горло, он тем не менее успевал ловко маневрировать в потоке; я бы на его месте вез извёлся, потому что дорожное движение в городах Сирии весьма хаотично, мало кто соблюдает правила, а уж подавать сигналы при перестроении вообще никто не считает нужным. При этом пробки скорее правило, чем исключение, и, очевидно, вырвавшись из них, водители стараются гнать как сумасшедшие, чтобы не опоздать к очередному затору.

 

Другой особенностью арабской культуры является уличная еда. Ближний Восток в этом плане превосходит и Африку, и Юго-Восточную Азию, как обилием выбора, так и совершенно жуткой антисанитарией. Однако, на поверку всё выходит не так уж плохо, как кажется, просто надо знать, куда ходить. Мы, например, за время экскурсии нашли множество мест, где можно поесть в Алеппо, но подавляющее число кафе выглядело довольно отталкивающе. Словом, мы сами, по доброй воле, ни за что не стали кушать в той закусочной, что выбрал Махмуд, уж больно страшненько выглядели её интерьеры. Тут сыграли свою роль его клятвенные заверения, как местного жителя, что трапеза пройдёт на ура. По его словам, это весьма достойное заведение, где клиентам позволяют лично выбрать лакомые кусочки и проследить, как их готовят.

 

Вопреки нашему скептицизму, трапеза и впрямь прошла на ура, вкусными оказались даже непривычные нашим желудкам сирийские блюда. Повар явно был в ударе, и всего через 10 минут после оформления заказа нам подали громадное, длиной с полметра, блюдо, заваленное разными видами мяса. Под салат и лаваш снедь улетала споро, и мы постепенно настолько раздухарились, что начали есть руками. То есть сперва не совсем руками, а зажатыми в пальцах кусочками лаваша, но потом всё-таки уже и руками. Под конец каждый из нас так наелся, что еле мог ходить, и я забеспокоился, не повредят ли нам блюда арабской кухни; особенные переживания вызывал отличавшийся необычным вкусом салат из огурцов в чесночно-сметанном соусе. К счастью, никаких побочных эффектов этот «праздник живота» не возымел, тут, я думаю, сказалась осторожная пищевая акклиматизация, о которой мы заботились с самого начала поездки. И вот, когда пробил час, поглощённые арабские блюда сошли нам с рук…

 

 

Немножко развеявшись на вечернем холодке, мы зашли в ещё одно кафе из тех, где можно недорого покушать в Алеппо, и там распили на прощанье фруктовый коктейль. Затем мы забрали из махмудова дома рюкзаки, и около полуночи добрались до вокзала. Там, по идее, уже должна была полным ходом иди посадка, но покамест около сотни человек приплясывало возле запертых дверей на платформу. Казалось, сирийские железные дороги вовсе не в курсе, что пора отправлять поезд. На самом деле, как выяснил Махмуд, пообщавшись с окружающими, работники станции никак не могли отыскать ключи от ворот и клятвенно обещали, если не получится по-хорошему, вышибить двери ногами. Хорошо, что всё обошлось, и железнодорожники сумели отворить запертый «сезам». Мы разумно выждали, пока алчущая мест толпа схлынет, после чего спокойно пошли искать спальный вагон. Он оказался в самом конце поезда, причём вычислить его местонахождение можно было и без номера: рядом стояло меньше всего народа.

 

Как потом оказалось, чтобы съездить из Дамаска в Алеппо, подавляющее большинство сирийцев предпочитает автобусы, железная дорога популярностью не пользуется, а те, кто покупает её билеты, предпочитают сэкономить, занимая сидячие вагоны. Мы потом видели, что там творится – настоящий ад и угар: аборигены курят прямо внутри салона, плюют на пол, швыряют где попало мусор и так далее. Думаю, неспроста на межвагонной двери выбранного нами «первого класса» висел здоровенный амбарный замок, не позволявший проникнуть пришельцам извне. Впрочем, и «спальными» пассажирами были сплошь арабы, так что чистенький поначалу санузел ближе к утру превратился в форменную клоаку.

 

О чем не могу сказать ничего плохого, так это про купе: доставшийся нам двуместный отсек в середине вагона отличался современным оформлением, в нём имелись, помимо полок, шкаф для одежды, зеркало, розетка на 220 вольт и столик, словом, всё, что нужно для путешествия. Как только состав тронулся, любезный проводник, седовласый мужчина, принёс нам бутылку минеральной воды, подарок от железной дороги Сирии, и пожелал спокойной ночи на английском (!) – с английским на Ближнем Востоке сущая беда. Немного погодя, мы завалились спасть и продрыхли без просыпу до самого Дамаска.

 

Утро нас встретило не слишком приятной прохладой, дополненной не слишком приятными пригородами сирийской столицы. Полагая, что времени ещё навалом, мы неторопливо собирались и мылись, как вдруг поезд остановился, и вагон заполнился выходящей публикой. Как оказалось, вокзал Хиджас, который прихваченный нами путеводитель по Сирии указывал в качестве конечной точки, недавно закрылся на ремонт, и с той поры приезжающие по железной дороги вынуждены пользоваться одной из станций, что находятся у чёрта на рогах. Пришлось добираться в центре Дамаска маршрутками, используя испытанный трюк: если не было заранее известно, сколько стоит проезд в сирийском транспорте, мы протягивали попутчикам горсть монеты и жестами просили их отобрать нужную сумму; способ действовал всегда, без сбоев и ошибок. Вот и тут приятный молодой человек выудил в общей сложности 20 монет за двоих, и едва деньги перекочевали в карман водителя, как за окном показался уже знакомый пейзаж: мы успели выяснить, как выглядит автовокзал Барамке, и не дали маху.

 

Отмечу, что на территорию автостанции ведут несколько ворот, туристам наиболее интересны те, что находятся на улице Abdul Ramman Annacer, откуда можно уехать автобусами в Иорданию и Ливан из Дамаска. Однако, прибыв туда, следует быть начеку, потому что округа полна таксистов, предлагающих довезти куда угодно, «совсем дёшево, да?», и называющих затем немыслимые цифры. Кое-кто утверждает, правда, что «шаред-такси», сиречь набитая под завязку легковая машина – лучший способ передвижения по странам Ближнего Востока. Ой, я в этом не уверен: представьте, что в салон набиваются четверо попутчиков, скорее всего арабов, которые всю дорогу будут орать, курить и пихаться. Всё ещё интересно?

 

Мы решили вопрос транспортный иначе: отыскали закуток, где собрались офисы автобусных компаний и там договорились насчёт переезда из Дамаска в Амман. Как обычно, наши денежки заполучила та контора, которая сообразила повесить надпись на английском, тогда как все остальные ограничились местной вязью, отчего их вывески смотрелись как «клюв пеликана, раздавленный удод, два дохлых червяка» - изволь сам додумываться, что бы это значило…

 

Милая девушка, сидевшая за стойкой перевозчика «Hermon Challenge», которым можно было добраться из Дамаска не только в Амман, но и в Бейрут, Алеппо, Хомс, Хаму и другие города региона, порадовала нас редкой для тех краёв добротой: отношение к туристам в Сирии, как я уже упоминал, не лучшее, а тут с нами не только поговорили на языке Шекспира, но и по-настоящему выручили. Мы-то, когда узнали, во сколько уходят автобусы до Аммана, предпочли выехать в 15 часов вместо уже готового к отправки девятичасового, и нам любезно разрешили оставить рюкзаки в офисе, чтобы можно было осмотреть музеи Дамаска налегке. Кроме того, сирийка взяла с нас причитавшуюся оплату, 14 долларов за 2 места, частично валютой, частично родными фунтами, что избавило нас от возни с обратным обменом денег. Короче говоря, это был третий, после Махмуда и проводника, человек, отнесшийся к нам добросердечно.

 

Благодаря гостеприимной девушке, мы получили достаточно времени для визита в несколько мест, что нужно непременно посетить в Дамаске. Ближе всего к нам находился Военный музей Сирии, ставший нашей «жертвой» сразу по окончании завтрака. Что нас сразу удивило, так это стоимость билетов - 5 монет взамен уже ставших привычными 150. Затем, от зала к залу, наше удивление только росло: судя по витринам и пожелтевшим фотографиям складывалось ощущение, будто вся экспозиция как была создана в 1960-х годах, так и не обновлялась ни разу. Весьма поразительными оказались и большинство витрин, содержавших порой форменную ненаучную фантастику. В одном зале, помнится, рассказывалось про военные успехи арабов, достигнутые в эпоху мустье, то есть минимум 30 тысяч лет назад; я уж не говорю, что сирийцы, если верить создателям музея, били как Юлия Цезаря, так и Александра Македонского в хвост и в гриву… Самым занятным (и правдивым) разделом оказалось «Покорение космоса», где в подробностях расписывалось, как на советском корабле слетал в космос гражданин Сирии. Помимо прочих артефактов, под стеклом лежала серия фотоснимков героя, сделанных непосредственно перед стартом: от кадра к кадру Мухаммед Ахмед Фарис, как звали первого сирийского космонавта, выглядел всё более уныло; отчётливо было видно, как сразу после подъёма на стартовый стол обвисли его усы…

 

Полагаю, Военный музей только выиграл бы, сообрази его дирекция продублировать надписи на французском англоязычным переводом. Хотя, если подумать, то, что уже сделано, лучше бы не делалось: порой таблички заставляли нас ржать в голов. Могу припомнить, например, фото патриотов-висельников с комментарием: «Gallows for free». Вероятно, неизвестный араб хотел сообщить, что перед нами казнённые борцы за свободу, но вышло у него, дословно, «повешенные бесплатно». Вообще, неграмотный перевод – просто бич Ближнего Востока: то реклама желает «hapy jurney», то иноземных гостей приглашают откушать в «ristourant», «resturan», «ristoran»; всех вариантов того, как арабы пишут «ресторан» на английском, не перечесть.

 

Национальный музей Сирии понравился нам куда больше Военного, а особенно нас обрадовали донельзя раскалённые батареи парового отопления, к коих мы отогревались с четверть часа; всё-таки погода на Ближнем Востоке переменчива, а ветер из пустынь веет чаще всего вовсе не жаром. Вынужденная пауза позволила нам придти в более-менее божеский вид, и тогда мы взялись «окупать» уплаченные за билет средства, внимательно изучая экспонаты. Старинная керамика, сирийское оружие, арабская бытовая утварь, предметы искусства Сирии – чего только не было в музейных залах. Напоследок мы воздали должное расставленным в прилегающем саду статуям.

 

До отъезда оставалось ещё около трёх часов, которые было решено занять осмотром ещё какой-нибудь интересной достопримечательности Дамаска. Наш выбор пал на памятник Неизвестному солдату; где он находится, мы знали, и взяли курс на северо-запад, к выезду из города. В принципе, добраться к мемориалу можно маршрутками, однако какой именно транспорт туда идёт, мы не знали, а объяснить туземцам, что нам нужно, не было возможности. Что ж, получасовая прогулка оказалась не слишком утомительной.

 

 

Комплекс, посвящённый героям Сирии, погибшим в разных войнах, хорошо виден издалека – огромную армейскую каску не заметить просто невозможно, тем паче что место там пустынное. В то же время, прибывающие туристы тоже хорошо заметны, и стоило нам появиться, как откуда-то вынырнула обтрёханная фигура в мятом спорткостюме, принявшаяся бубнить «но фото». На заданный ему по-английски справедливый вопрос, кто он такой, чтобы объявлять запреты белым людям, араб, посопев, ничего не ответил, но пошлёпал к кучке бездельничавших неподалёку приятелей, гомоня: «атакаллам инглизи», в смысле, туристы понимают английский. Тогда от кодлы отделился индивид, как мы поняли, отвечавший за экскурсии на английском языке по этой достопримечательности. Как оказалось, что знания его ограничивались жестами, коими он пробавлялся всю, если позволено будет преувеличить «экскурсию», когда мы спустились в подземелье. Что до оформления монумента, то, безо всякого сомнения, он способен произвести сильное впечатление на неграмотных крестьян из сирийской глубинки, которых партия БААС привозит по разнарядке для знакомства со столицей. Нам же, видевших массу отечественных музеев, ближневосточные потуги казались смехотворными; «Бородинская панорама» и «Штурм Севастополя» по сравнению с ними смотрятся высшей лигой, даже с довольно-таки скромными диорамами Артиллерийского музея в Санкт-Петербурге поделки сирийцев поставить рядом никак нельзя. Ну, разбросали они перед грубо намалёванными батальными картинами амуницию, и что?

 

Изо всех представленных в подземном зале сражений лично мне больше всего запомнились сопроводительные таблички, восхваляющие различные битвы мусульман с христианами; по моим прикидкам, все до единой были выиграны Востоком за счёт подавляющего численного преимущества. События Шестидневной войны, когда арабские армии благополучно продули всё, что можно, сирийцы благоразумно освещать не стали…

 

«Экскурсия» окончательно отвратила нас от общения с аборигенами, и мы сочли за благо отправиться восвояси. Хорошо, что добраться до Барамке не составило труда, следовало просто сесть на любую маршрутку, идущую в центр, и вскоре мы опять стояли у входа в Старый рынок Дамаска. Там мы опять, как и три дня назад, откушали мороженого и сластей, купили сувениры и около трёх часов пополудни пришли к офису «Hermon Challenge», чтобы сесть в автобус из Дамаска в Иорданию. Что я, что брат определённо ощущали, как сильно нам надоел Ближний Восток. А ведь наше самостоятельное путешествие даже не достигло экватора, и мы ещё не знали, какими безобразиями нас встретит следующая страна маршрута…

 

P.S. Посовещавшись, все участники экспедиции единогласно постановили направить в Министерство туризма Сирии пожелание проявить, наконец, хоть какую-то заботу о туристах…

Посмотреть виды Алеппо...

 

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru