ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Сирия

Путешествие по странам Ближнего Востока позволило нам добраться в Дамаск, посетить мечеть Омейядов и другие интересные достопримечательности Дамаска, съездить на гору Касьюн, выяснить, где можно поесть в Дамаске недорого; чтобы узнать больше, читайте новый отчёт из Сирии

 

Сирия для нас началась с раздолбанного в хлам «ПАЗика», в салоне которого было оборвано и сломано абсолютно всё, что можно, начиная от полочек и заканчивая ремнями безопасности. Мы вряд ли сели в такой агрегат, если бы имелась хоть какая-то альтернатива, но беда состояла в том, что её как раз и не имелось: добраться из Бейрута в Дамаск не то, чтобы очень просто - вроде бы расстояние небольшое, а вот поди ты… Рейсового транспорта на маршруте нам вообще обнаружить не удалось, а ливанские таксисты, услышав, куда нужно двум европейцам, называли какие-то безумные цифры. Хорошо хоть удалось договориться с водителем раздолбайки и поехать в Дамаск, отдав 16 тысяч фунтов за двоих, 10 долларов по тогдашнему курсу. Очевидным минусом такого решения была ветхость и низкая скорость дребезжащего «Росинанта», однако имелись и плюсы: весь тридцатиместный салон занимало четыре человека; кроме нас, добраться до Дамаска из Бейрута пожелали две девицы весьма подержанного вида. По-моему, они крайне обрадовались попутчикам: лично мне на их месте было бы чертовски неуютно ехать в темноте по Ливану и Сирии в компании одного лишь водителя-араба.

 

 

Почти сразу, как только мы выехали, на Ближний Восток спустились сумерки, и потому снова любоваться на пейзажи уже знакомой нам долины Бекаа мы не смогли. Оставалось таращиться в книгу и ждать границы. Расстояние между Бейрутом и Дамаском составляет чуть больше 100 километров, и будь дело в Европе, у нас ушло бы на всё про всё не больше часа, с учётом погранконтроля. Здесь же на один только переезд до КПП потребовалось два часа, и чуть ли не столько же заняли формальности. Сперва дела шли сносно, наша компания из четырёх иностранцев в считанные мгновенья закончила процедуру выезда из Ливана, в соседней очереди, состоявшей из усатых арабов, так же быстро прошли контроль наш водитель и его приятель, подсевший по дороге. Казалось, дело сделано, но Ближний Восток имеет свои особенности, так что легко мы не отделались. Оказалось, что наши попутчицы нарушили какие-то бюрократические тонкости, и теперь с ними будет объясняться местное начальство. Водила, видя такой оборот событий, отогнал автобус в грязный тупичок подле барака и отправился выручать заблудшую паству. Нас оставалось только ждать, сидя в остывающем салоне и тихо бранясь под аккомпанемент накрапывающего дождя…

 

Выручить любительниц острых ощущений – а как ещё назвать двух девушек, наладившихся в путешествие по Ближнему Востоку без мужчин?! – удалось спустя час, и, не успели злосчастные европейки усесться, как водитель нажал на газ, и помчались по нейтральной полосе между Ливаном и Сирией, как будто пытались наверстать упущенное время. Ха, если дядька куда-то спешил, то, думаю, он сто раз проклял свою жадность, заставившую его взять пассажиров: теперь пришла наша очередь мешать ему добраться до Дамаска. Самое интересно, что девиц сирийцы проверили в мгновенье ока, а нас отчего-то мурыжили очень долго…

 

Сколько, думаете, времени может занять изучение 36 страниц? Ну, положим, если не торопиться и тщательно проверять каждый листик, есть ли на нём или нет израильские штампы, с которыми в Сирию не пускают, то, пожалуй, минуты за 3-4 управиться с заданием вполне реально. Реально, но не для араба. Проверяющий, мужик в полтора центнера весом, вероятно, мнил себя Юлием Цезарем, потому как пытался делать зараз несколько дел. Он одновременно листал наши документы, интересовался у сидящего на полу приятеля, вскипел ли кофе в замызганной турке, обсуждал с коллегами, судя по радостному гоготу, нюансы половой жизни с ишаками, чесал солидный бланш под глазом и поглядывал за окно в темноту. При этом, видимо, его оперативная память постоянно переполнялась, заставляя процессор останавливаться и начинать всё заново. Араб раз десять начинал заново листать мой паспорт, и лишь измусолив пальцами-сардельками каждую страничку многократно, он всё-таки соизволил поставить штамп о въезде. Теперь та же катавасия ждала братов документ: снова листание страниц с первого попавшегося места, снова вопросы, готов ли кофе, снова проверка, не сбежал ли из-под глаза бланш и так далее. Во всём этом безобразном, типично арабском мероприятии нашёлся лишь один положительный момент: я, пока ждал окончания проверки, взялся изучать помещение и обнаружил на стене чёткое указание: «Все прибывающие ОБЯЗАНЫ иметь визу». Это поставило жирную точку в дискуссии на тему, можно ли получить визу Сирии на границе.

 

Вырвавшись, наконец, из лап погранзаставы, мы вернулись к «родному» автобусу, и водитель погнал свою колымагу со всей возможность скоростью. Дороги в Сирии, как оказалось, куда лучше ливанских, и 50 километров, отделявших нас от столицы страны, мы проскочили всего за час.

 

Автовокзал Барамке, где в Дамаске останавливаются междугородные автобусы, находится неподалёку от старого города, и, значит, до заказанного отеля нам нужно было пройти примерно километра два. Вопрос состоял в том, удастся ли нам добраться куда нужно живыми и здоровыми, потому что, судя по рассказам туристов, криминальная обстановка в Сирии составляла желать лучшего. Идти, что называется, не зная брода, по ночным улицам нам не хотелось, и, значит, единственным выходом становился наём машины. Цены такси в Дамаске невысоки, любая поездка в пределах города должна стоить не больше 50 монет, короткие отрезки обходятся ещё дешевле. Вообще-то, по правилам водитель обязан включать счётчик и рассчитываться согласно его показаниям, но Восток есть Восток, на деле сумма оплата зависит от умения клиента торговаться. Мы тогда нужным опытом не обладали, зато нас снедало страстное желание побыстрее добраться до гостиницы, и когда шофёр согласился привезти нас в «Аль Маджид» за 50 монет, то сразу получил ответ: «Айва». Пусть мы сильно переплатили, но если подумать, далеко ли можно уехать в Москве или Петербурге, не говоря уж про города Европы, на 1 доллар?

 

Через несколько минут мы выгрузились возле нужной точки, и тут нас ждал очередной сюрприз, не первый, и отнюдь не последний в этом путешествии по Ближнему Востоку. Я ведь выбрал «Аль Маджид» за неимением лучших вариантов, и горячего желания испытывать гостеприимство именно этой гостиницы Дамаска у меня не было. Вот мы в нём и не поселились, потому что нас под бубнёж про «апгрейд» переместили в находящийся по соседству отель «Аль Фарес». Тамошние условия нас вовсе не обрадовали, и коли так комната, что нам досталась, числилась как «upgrade», то как же выглядело наше первоначальное жилище?!

 

 

Нет, существенных претензий персоналу предъявить было нельзя: в нашем распоряжении имелись две кровати, платяной шкаф, столик, холодильник, телевизор и, что немаловажно, раскалённая батарея. Однако, на дворец «Al Fares Palace» никак не походил в силу общей потёртости, и ещё нам крайне не понравилось соседство комнаты с подсобкой, вечно забитой гомонящей и хохочущей обслугой. Тем не менее, мы неплохо выспались, потому что здорово устали и вымотались за предыдущий день. Завтрака нам по условиям брони не полагалось, но и этот вопрос решился, потому что на ближайшей улице отыскалось сразу несколько недорогих кафе, булочных и кондитерских, где можно поесть в Дамаске очень дёшево. Пока брат кипятил чайник, я произвёл закупки, и под кофеёк круассаны с сыром и выпечка пошли «на ура». Настало время идти осматривать достопримечательности Дамаска.

 

Для начала мы позаботились раздобыть план местности: скачать из Интернета карту Дамаска теоретически можно, однако на самой подходящей из найденных числилось посольство СССР; сами понимаете, какого года издание было отсканировано. К счастью, рядом с нашей гостиницей находился офис туристической информации, где нам выдали не только современную схему столицы, но также и карты Пальмиры и Алеппо, которые мы намеревались посетить – без этих городов программа путешествия по Сирии просто немыслима. Попутно выяснилось, что за углом от нас расположено российское консульство, где есть Интернет, и, главное, пользователям терминалов доступна русская клавиатура – в тех краях это диковинная редкость. Даже тот факт, что за каждый час удовольствия приходится платить 60 фунтов, чуть больше 1 доллара.

 

Итак, прошло уже четыре дня с начала поездки по странам Ближнего Востока, а мы всё ещё были живы и здоровы, мало того, сыты и бодры, а перед нами простирался Дамаск, старинный и загадочный город, справедливо прозванный «древним, как сама история». Действительно, столица Сирии была основана как минимум три с половиной тысяч лет назад, скорее всего постарались подданные фараона Тутмоса III. Позже в борьбу с египтянами за обладание перекрёстком торговых путей вступили хетты и жители Миттании. Основание на рубеже I и II тысячелетий до нашей эры арамейского царства превратило Дамаск из весьма заурядного населённого пункта в центр крупного государства. Затем городом последовательно владели израильский царь Давид, монархи Ассирии и Персии, Александр Македонский, и представители династии Селевкидов. Захват римлянами Сирии добавило к облику Дамаска новые штрихи, равно как и период, когда обширными землями Ближнего Востока правили императоры Византии. Но подлинный взлёт ждал сирийскую столицу в VII и VIII веках, с возвышением халифата Омейядов. Значительно увеличившись в размерах, Дамаск обзавёлся множеством роскошных дворцов, и как раз в этот период была построена громадная мечеть, получившая имя в честь халифа Валида I. Потом свою лепту в украшение округи внесли династии Аббасидов, Фатимидов и Аюбидов, не все сразу, конечно, поочерёдно. Увы, история Дамаска рассказывает нам не только про взлёты, но и про падения: положим, крестоносцы трижды безуспешно осаждали город в 1125, 1129 и 1148 годах, однако там, где они не преуспели, позже справились монголы. В 1260 году захват Дамаска монгольскими войсками привёл к жуткой резне. Спустя 141 год «подвиг» удачливых завоевателей повторила армия Тамерлана. Потом регионом надолго завладели османы, а когда их огромная империя распалась, ближневосточные земли прибрали к рукам французы, оформившие их как подмандатные; от иностранного ига сирийцы сумели избавиться только в 1941 году.

 

По-моему, даже краткая история Дамаска даёт понимание, как долго и сложно складывался его облик: каждая смена власти привносила в жизнь города новые черты. Скажем, приход турок ознаменовался как сносом примерно трети застройки, так и строительство на освободившемся месте караван-сараев и огромных жилых комплексов. В общем, нам предстояло с головой окунуться в замысловатый коктейль культур и архитектурных стилей.

 

 

Первым объектом маршрута экскурсии по Дамаску мы решили сделать площадь Жертв, она же Пляс дю Мартир. Обширное пространство на западной границе исторического ядра создали в своё время османы. Они же опосредованно дали площади название, казнив на ней майским днём 1916 года арабских патриотов. Также о былом владычестве соседей сирийцам напоминает здоровенная мечеть.

 

Вокруг площади полно магазинов и кафешек, некоторые из них мы приметили на будущее, чтобы когда возникнет необходимость поесть в Дамаске недорого, не плутать попусту. Затем мы поменяли сотню долларов по довольно выгодному курсу 50.5, и через подземный переход вышли к воротам огромного крытого рынка. Сук Аль Хамидие совершенно справедливо записан в достопримечательности Дамаска первой величины, он олицетворяет сразу и торговое и культурное значение столицы Сирии. Не зря город много веков славился на всю Ойкумену богатством, а про изделия местных оружейников не слышал разве что глухой. Правда, где купить саблю из дамасской стали, мы так и не отыскали, но под сводами рынка нашлось много чего – и приправы, и благовония, и трикотажные костюмы, и машинное масло, и много чего ещё. К сожалению, среди рыночного изобилия нам никак не удавалось отыскать того, что нужно, а именно миниатюрных копий исторических зданий, которые я обычно привожу из поездок. В то же время многие лавки буквально ломились от ковров и кальянов. Словом, купить сувениры в центре Дамаска можно, но далеко не всякие.

 

Замечу, что несмотря на будний день, Сук Аль Хамидие заполняла многоцветная толпа, в которой преобладал праздный люд. Большая часть народа, кажется, ничего не покупала, а просто слонялась без особого дела. Интересно, что головы в чалмах и платках попадались довольно часто, тогда как никабы вообще не встречались, из чего мы заключили, что ислам в Сирии не такой жёсткий, как в Иране или на Аравийском полуострове.

 

Лавируя среди оживлённых людских потоков, сложно было отвлечься и посмотреть наверх, а это обязательно следовало сделать: весь старый рынок Дамаска накрывает крыша, выглядящая как звёздное небо. На деле «звёздами» являются пробоины в крашеном куполе, но благодаря ним потолок выглядит чертовски занимательно. Кстати, разглядывая его, мы заметили каких-то диковинных птиц, гнездившихся на стропилах. Как оказалось, это были фигурки из картона, которых сирийские умельцы плодят в огромных количествах и потом отправляют в полёт. Судя по состоянию балок, «научить» изделия махать крыльями арабы сумели, однако с управлением у них проблемы, потому как их творений под крышей полным-полно.

 

Прогулка по рынку постепенно переродилась в экскурсию по старому Дамаску. Помнится, я незадолго до отъезда прочитал отзыв о путешествии в Сирию, где автор, помимо прочей белиберды, утверждал, будто заплутал в центре города и часами бродил по извилистым улочкам в поисках выхода. Гм, прямо-таки, ни деть, ни взять сюжет из «Бриллиантовой руки», за исключением проститутки – в Дамаске с этим дело худо. Думаю, что тот, кто написал подобную чушь, не только не удосужился добраться до Сирии, но даже и карту не посмотрел, иначе бы понял, что исторические кварталы занимают территорию километр на полтора, то есть их можно без труда пройти минут за двадцать хоть вдоль, хоть поперёк. Перед нами задача скоростной ходьбы не стояла, однако мы, то и дело останавливаясь для осмотра зданий, сумели за полчаса достичь площади Баб Тума, расположенной вне кольца старинной стены Дамаска. Тогда было решено подойти к вопросу более ответственно, и в обратный путь через городское ядро мы пустились, взяв в руки путеводитель по Сирии.

 

Значит, руководствуясь советами «посмотрите направо, посмотрите налево», мы за короткое время посетили две важные достопримечательности Дамаска. Сначала перед нами предстал караван-сарай Асад-паши, недавно прошедший реставрацию. К сожалению, ремонтные работы на момент нашего появления ещё не была полностью завершены, и подъём на террасу здания, с которой открывается панорама округи, был невозможен; нас-то как раз соблазнила возможность обозреть виды, и вот облом. Сама по себе постройка не слишком интересна, даром что это самый большой караван-сарай Дамаска, занимающий площадь 2500 квадратных метров. Определённый шарм колоссальному сооружению могли бы придать предметы быта прошлых эпох или старинная мебель, а на голые стены что таращиться?

 

Куда больше нам запомнился дворец Азем, построенный в XVIII веке для наместника турецкого султана. Бывшую чиновничью резиденцию нынче занимает Музей народных традиций Сирии, чья экспозиция заслуживает самых лестных слов. Тут не жалко было раскошелиться, не то что в караван-сарае. Начать с того, что внутри красивой достопримечательности Дамаска воспроизведена атмосфера эпохи османского владычества. По залам разложены ковры, расставлена изящная мебель, там и сям развешаны элегантные светильники, под стёклами витрин укрыты разные финтифлюшки типа инкрустированных ножниц, а в одном месте нам попался громадный самовар. Иллюзию погружения в прошлое поддерживают манекены, на которых красуется традиционная одежда арабов. Фигуры позволили оформителям вдохнуть жизнь в интерьеры: то нам попалась сцена купания в хамаме, то вышивающие женщины гарема, то официальный приём.

 

По окончании экскурсии я так проникся восточной роскошью, что ненадолго ощутил себя пашой, отчего на снимке, сделанном возле украшающего внутренний дворик фонтана, был запечатлён с крайне надменным видом…

 

Побродив ещё немного и подивившись на магазины золота, которых не лишён Сук Аль Хамидие, мы снова выбрались к воздвигнутому римлянами портику, отмечающему вход в мечеть Омейядов. Возле него собралась приличных размеров толпа, глазевшая, как съёмочная группа снимает процесс кормления голубей арабской красавицей. Хоть мы присоединились к зевакам ненадолго, этот момент стал поворотным: лично мне явственно захотелось, чтобы и меня покормили. Казалось бы, проблем насчёт поесть в Дамаске возникать не должно, ведь все до единого путеводители утверждали, будто город набит точками общепита, а блюда сирийской кухни и хороши на вид, и редкостно вкусны. В реальности, уличных кафешек действительно нашлось немало, вот только их вид никак не пробуждал аппетит, скорее наоборот. Особенно нам не понравились лотки, где продаются свежевыжатые соки. Прочитанные нам отзывы о Сирии чуть ли не поголовно рекомендовали «упиться фрешей», и мы не раз последовать советам, однако нас всегда останавливала царившая вокруг них жуткая антисанитария; думается, любой европейский врач немедленно опечатал бы соковыжималки сразу, как только их узрел. Единственное, на что у нас хватило в тот момент духу – посетить кафе-мороженицу. Мы долго выбирали заведение посимпатичнее и, наконец, угнездились в таком, где было много местных жителей. Кондитерская предлагала три вида блюд, а именно фисташковый пудинг, торт «Мечта о фисташке» и фисташковое мороженое, каждая позиция стоила 25 монет, официанты к заказу бесплатно подавали свежайшую, только-только налитую из-под крана воду. Учитывая, что разносили они жидкость в порядком заляпанных кувшинах из нержавейки, мы предпочли оставить запивку в покое и сосредоточиться на угощении – как говорится, раз уж собрался вкусить восточной экзотики, изволь хлебать её полной ложкой.

 

Дегустация, к нашему удивлению, прошла прекрасно; пудинг сильно смахивал на обожаемый мною молочный кисель, торт заслуживал всяческих похвал, как и мороженое. На радостях мы оставили хмурому официанту щедрые чаевые и, явственно почувствовав прилив бодрости, собрались смотреть достопримечательности Дамаска дальше, тем более что самая знаменитая мечеть города находилась прямо рядом с нами.

 

 

Вход в построенный Омейядами комплекс, вопреки ожиданию, был платным, безвозмездно пускали только мусульман. Думаю, что кабы цена билета составляла 500 фунтов, а не 50, возможно, мы постарались прикинуться правоверными, благо облик рядового сирийца не так уж сильно отличается от физиономий обитателей стран Южной Европы европейского, но хитрить ради грошовой экономии определённо не стоило, тем более в святом месте. К тому же вместо билета нам досталась небольшая книжечка, содержавшая исторический очерк о мечети. Благодаря ему мы выяснили, что ансамбль стал результатом многовекового развития строительных технологий Востока и впитал лучшие черты исламского религиозного зодчества. Возведение громадины размером 97 на 157 метров началось в 705 году и продлилось 10 лет. Далее сообщались статистические данные, из которых мы узнали, сколько в мечети дверей, залов и минаретов – приведённая авторским коллективом последняя цифра нас особенно умилила, поскольку все три вертикальных элемента можно было заметить без особого труда. Создатели прихваченного нами «Ле Пти Футэ», пошли иным путём и постарались внести в описание немного романтики, подчеркнув, как сильно, дескать, «поражает огромное пространство двора», из-за чего якобы «человек ощущает себя вне пространства и времени». Ну, не знаю, не знаю… Вне времени и пространства за время экскурсии по главной мечети Дамаска я как-то не выпал, зато всё время ощущал себя не в своей тарелке, потому что ходить без обуви по каменным плитам, изрядно загаженным голубями, было неприятно. Интригу отчасти возродил всё тот же путеводитель по Сирии, утверждавший, что где-то во внутренних помещениях скрывается минибар. Мы были крайне заинтригованы данным фактом и даже собирались внимательно обшарить все залы, пока не сообразили, что в книге опечатка, и на самом деле имеется в виду минбар, как называется на Востоке характерная для мечетей кафедра проповедника.

 

Постигшее разочарование здорово подкосило наше стремление смотреть достопримечательности Дамаска. Тем не менее, проведя некоторое время на коврах святилища, мы собрались с духом и попытались продолжить знакомство с городом. Теперь объектом нашего внимания стал район к западу от старых кварталов, где находится Военный музей Сирии. К нашему огорчению, он как раз закрылся, и мы сочли за благо посетить как его, так и Национальный музей, через несколько дней, после возвращения из Алеппо, перед тем как совершить переезд из Дамаска в Иорданию. В общем, самым интересным эпизодом этой части дня стал визит на блошиный рынок, раскинувшийся близ моста Хафеза Асада. Хотя купить сувениров из Сирии нам не было тогда суждено, мы заметили книги на русском языке, невесть какими судьбами попавшие на Ближний Восток. И если томик «Анатомия конфликта на Ближнем Востоке», вышедший из-под пера признанного специалиста по региону Е.М. Примакова, казалась более-менее уместной, то лежащая на сирийском асфальте брошюра, посвящённая защитному шунтированию электроустановок, смотрелась совершенно сюрреалистически…

 

Пешая экскурсия по Дамаску могла бы продолжаться долго, кабы не дождичек, начавший покрапывать совершенно недвусмысленно. Пришлось нам укрываться в отеле до тех пор, пока небеса не смилостивились. Вторую часть дня должна была целиком занять поездка на гору Касьюн, с высоты которой открываются лучшие виды столицы Сирии. Как и следовало ожидать, никакого общественного транспорта к популярной достопримечательности Дамаска местные власти организовать не удосужились, так что нам пришлось прибегнуть к помощи такси. Договорившись о сотне монет за проезд, мы уселись в порядком поношенный драндулет и двинулись в путь. Дорога заняла никак не больше двадцати минут, так что включённый водителем счётчик едва дополз до отметки 60 фунтов. Хмыкнув, я отдал таксисту оговоренную сумму и был несколько удивлён когда тот потребовал ещё денег. Мне показалось, будто он хочет через некоторое время отвезти нас обратно и просит залог, чтобы не проводить время попусту. Выудив из кармана ещё одну купюру, я заодно объяснил арабу, что, дескать, мы вернёмся к «сабаа», и пусть он нас ждёт на этом же месте. Шофёр покивал, и уже собрался отъехать, как вдруг его осенило поинтересоваться, сколько туристы дадут за проезд обратно. Мы были малость скандализованы, так как только вот-вот отдали ему двойную сумму против уговоренной. Урод же, призвав в подпевалы двух шедших мимо соплеменников, начал гундеть, что, дескать, из-за нас он уехал в такую даль, и почему бы наглым богатеям не раскошелиться, раз он будет возвращаться без пассажиров. Следующие несколько минут мы пеняли визави на нерушимость договора, а они показывали жестами, мол, платить надо за дорогу туда и обратно. Общению сильно мешало полное незнание сирийцами английского, а нами арабского, но в целом наш обмен мнениями шёл очень живо. Наконец, таксист с угрюмой миной вернул мне одну из пятидесяток, но идти на дальнейшие уступки отказался наотрез. Пришлось прибегнуть к сильному средству, то есть угрозе сообщить о жульничестве полицейским. Я демонстративно встал перед машиной и принялся делать вид, будто записываю номер.

 

Упоминание о полиции подействовало на присутствующих арабов как святая вода на чертей: прохожие тут же вспомнили о важных и неотложных делах, а водила с воем выскочил из авто и сунул мне два «четвертака». На этом мы с вымогателем распрощались, не успев проверить следующие степени взаимодействия с подобными типами, а именно обещание вызвать «мухабарат», как называется служба безопасности Сирии, и приложение доброго русского кулака к недоброй туземной харе. Далее всё разворачивалось так, как и обещал путеводитель по Дамаску: не обращая на удаляющиеся крики про «шайтанов», мы двинулись к смотровой площадке и оттуда пронаблюдали, как на мегаполис спустился вечер, тишину прорезали голоса муэдзинов и под ногами распростёрлось море огней.

 

 

Любоваться панорамами можно было бы бесконечно, и мы, ей-ей, так и поступили бы, кабы сообразили одеться ещё теплее. Теперь встал вопрос, как добраться до центра Дамаска, ведь автобусы или маршрутки на гору Касьюн не ходят. В теории, с высоты можно спуститься по косогору прямо к границе городских кварталов, но сделать этот в темноте было затруднительно, и мы, скрепя сердце, взялись искать такси. Остановленный нами мужик сперва любезно согласился подкинуть нас на автовокзал Барамке, однако на вопрос о цене сразу не ответил, буркнув что-то типа «все свои, договоримся». Как выяснилось, договор в его понимании означал тройную плату, и после некоторых препирательство мы с ним расстались на развилке возле подножья горы, отдав 100 монет. Миф о приветливости и добродушии сирийцев был развеян по ветру. Спустя полчаса был развеян и ещё один миф, о том, как хорош в Сирии автостоп. Сколько бы мы ни пытались голосовать на обочине, никто окромя треклятых таксистов, на наши знаки не реагировал. Окончательно обозлившись, мы потопали в отель пешком, изощрённо ругаясь и придумывая для арабов различные кары. Брат в итоге предложил поменять название Пляс де Мартир на Пляс де Мартир де Абортэ...

 

Кое-кто может удивиться, с чего это мы развели такой сыр-бор, убыток от жульничества был вроде как невелик. Однако, дело в принципе – нельзя позволять себя надувать. Особенно возмутительно, что арабы плюют на все правила и приличия: допустим, в Юго-Восточной Азии таксист или продавец сувениров вполне может назвать завышенную стоимость, но когда вы с ним ударили по рукам, не станет требовать денег сверх уговоренного, а на Ближнем Востоке такое в порядке вещей, и никому до этого нет дела. Кто, например, мешает поставить таксистов в стойло? Они ведь даже по корану обязаны относиться к приезжим с уважением и пиететом? Почему бы, спрашивается, не организовать нормальный доступ на Джебель-Касьюн? В Будапеште, Барселоне, Праге и других городах руководство сумело ведь провести фуникулёры к смотровым площадкам. Отчего бы не устроить на горе рынок народных промыслов? Подзорные трубы на кручине тоже никто не додумался поставить. А ведь как было бы хорошо: одним доход, другим удобство и возможность купить сувениры из Сирии.

 

Забегая вперёд скажу, что это мы рассуждали, принимая арабов за нормальных людей, потому что не знали, как обстоят дела в Иордании, но зачатки понимания, что к чему, уже начинали внутри нас прорастать. И предстоящий переезд из Дамаска в Пальмиру уже не казался нам плёвым делом, равно как и следующий этап пути, из Пальмиры в Алеппо. Мне и раньше казалось, что путешествие по Ближнему Востоку самостоятельно не будет лёгким, однако чем дальше, тем разные тяготы всё сильнее давали о себе знать…

Посмотреть виды Дамаска...

Поехать в Пальмиру... 

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru