ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Сирия

Отправившись в путешествие по странам Леванта, мы сумели добраться до Пальмиры, увидеть храм Баала и Тетрапилон, забраться в замок Пальмиры, выяснить, когда началась история Пальмиры и где можно поесть в Пальмире; чтобы узнать больше, внимательно читайте очередной отчёт из Сирии

 

Пятый день путешествия по Ближнему Востоку самостоятельно мы целиком отдали экскурсии по знаменитой Пальмире. Ну, ладно, насчёт целого дня я малость погорячился, потому как ещё требовалось добраться до Пальмиры из Дамаска. Будь дело где-нибудь в Германии, Испании или хотя бы Греции, я бы ничуть не беспокоился насчёт транспорта, но раз мы решили посетить достопримечательности Сирии, лёгких путей ждать не приходилось…

 

 

Для начала следовало как-то попасть в район Хараста, где находится автовокзал Pullman, обслуживающий восточное направление. Автобусы в Дамаске есть, однако разобраться с арабской вязью и понять, где выходить, когда указатели на английском отсутствуют полностью, та ещё задача. Словом, хотя мысль насчёт такси вызывала у нас из-за давешних событий аллергию, ничего другого не оставалось. Занятно, что в этот раз нам повезло, и водитель мало того, что взял столько, сколько полагалось по счётчику, так ещё и обошёлся без бухтения и курения, да и арабская музыка, этот бич машин и автобусов, нам не слишком докучала. За своё образцовое поведение сириец получил чаевые, а репутация его родной страны в наших глазах чуть-чуть подросла. До аборигенов ведь, по–моему, никак не доходит, что все негативные впечатления от стран Ближнего Востока рядовые туристы непременно изложат в рассказах, их отзывы прочитают тысячи людей, и многие из тех, кто собирался съездить в Сирию, Ливан либо Иорданию, попросту откажутся от путешествия, видя с какие проблемы их ждут. Следовательно, те же таксисты лишатся состоятельных клиентов, гостиницы останутся без самых платежёспособных постояльцев, и так далее. Вот конкретный пример: почти все автобусные компании Сирии вывешивают расписание и объявления на арабском, английский почти никто не использует. Значит, туристы идут в тот офис, где видят надписи латиницей – раз контора «Dejle» сообразила сделать нужный ход, она собирает все сливки. Не исключено, что правительство Сирии особым образом борется с безработицей, но, ей-богу, всю толпу зазывал и помогал, заполняющую автовокзал Пульман, мог бы заменить один-единственный указатель, дескать, добраться до Пальмиры из Дамаска можно отсюда. Нет, ну, в самом деле, зачем туристы отправляются на восток Сирии – только ради посещения древних развалин, правда? Не в Ирак же они собрались ехать? Кстати, я не шучу, из Сирии вполне можно съездить в Ирак на рейсовом автобусе, и мы даже вынашивали планы на сей счёт, пока не решили, что ну его нафиг…

 

Стало быть, увидев вывеску «Palmyra trip» возле филиала перевозчика «Dejle», мы, как и прочие самостоятельные путешественники, направились к ней, удивляясь предприимчивости менеджеров, додумавшихся облегчить жизнь гостям страны. Увы, на этом трезвые мысли у арабов, похоже, закончились, дальше начался обычный местный бардак. Так, помещение конторы было зачем-то разделено на две неравные части, одну из которых, занимавшую примерно пять шестых территории, оккупировали пять сотрудников, а в другой ютились клиенты. При этом из всей «великолепной пятёрки» работали три человека, да и то с разделением труда: один брал паспорта иностранцев и зачем-то рассматривал их, другой выписывал билеты, третий получал деньги и давал сдачу; остальные присутствующие мешали коллегам болтовнёй.

 

Выложив по 115 монет за каждое кресло, мы поспешили за любезно выделенным фирмой проводником, приведшим нас к дверям автобуса. Казалось бы, раз уж взялись опекать туристов, так и продолжайте, но нет, стоило нам оказаться на перроне, мужик моментально исчез, оставив нас разбираться с формальностями самостоятельно. Оказалось, прежде чем лезть в салон, следует записаться в особом журнале у шофёра – как будто тот же перечень пассажиров нельзя распечатать в офисе, раз уж там проверяли документы… Попав внутрь, мы поняли, что скучной поездка не будет: арабы составляли подавляющее большинство попутчиков. Из европейцев на борту имелась пара французов, потом ещё подтянулось немецкое семейство. Забавно, но все до единого европейцы, готовясь увидеть достопримечательности Пальмиры, читали в дороге «Lonely Planet Syria»…

 

Три часа дороги нам немного скрасил увлекательный фильм про неподкупного полисмена, храбро боровшегося с коррупцией в партийных и профсоюзных органах Сирии. Оторвавшись от подвешенных в проходе экранов, можно было увидеть лишь пейзажи бескрайней пустыни, изредка оживляемые бедуинскими палатками, пасущимися стадами да военными городками, так что фильм вынужденно пользовался популярностью, даром, что экипаж автобуса лишь к середине ленты догадался включить звук - и без того жестикуляция и мимика персонажей позволяла понять сюжетные ходы. В остальном пожаловаться было не на что, нас даже несколько раз обносил холодной водичкой помощник водителя, прямо как в Европе. Не премину всё же уточнить, что автобусы в Сирии бывают разные, и далеко не всегда попадаются современные комфортабельные машины, так что раз на раз не приходится.

 

Далеко не по-европейски организованы и автостанции; полагаю, по какой-то тайной договорённости с таксистами пассажиров обычно высаживают в стороне от предполагаемой конечной точки. Например, всех, кто решил добраться из Дамаска до Пальмиры, попросту сгрузили на обочине шоссе М20, предоставив им самим добираться по жаре до центра городка или же садиться в такси, стоявшие неподалёку в нетерпеливом ожидании.

 

Если таксисты поджидали нас, то, как оказалось чуть позже, для гостиничной обслуги мы стали поистине нежданными гостями: оказалось, что заказанная нами «Villa Palmyra» уже месяц как закрыта на ремонт. Получасовые переговоры, которые менеджер отеля провёл с европейским офисом системы бронирования, подложившей нам такую жирную свинью, не помогли установить, кто виноват в таком обороте вещей; нам предложили в качестве компромисса услуги другой гостиницы Пальмиры. В общем, худо обернулось к добру, мы получили ночлег более высокого класса за те же деньги, жаль только, что вся эта возня отняла немало драгоценного времени. Чтобы не погубить маршрут экскурсии по Пальмире окончательно, мы, едва открыв дверь номера, побросали вещи, и поспешили к границе археологической зоны.

 

 

Вообще-то, ни забора, ни каких-то табличек, отделяющих современный Тадмор от античной Пальмиры, нет, место начала осмотра обозначают музей и турофис. Первый мы пока проигнорировали, а второй навестили, чтобы получить практическую информацию и советы, что посмотреть в первую очередь. Визит вышел удачным: помимо устных указаний нам достались буклеты о Пальмире, где содержалась история местности, подсказки насчёт осмотра интересных мест и другие ценные сведения. Теперь можно было приступить к изучению города, прозванного местом встреч Запада с Востоком…

 

Уже с первых шагов стало ясно, что мы не зря отмахали 250 километров на автобусе из Дамаска в Пальмиру: ради открывшихся нам видов стоило проехать и много большее расстояние. Многочисленные колонны, арки, башни и другие постройки складывались в дивный калейдоскоп, равного которому нет на всей планете. Если бы ещё между древних камней не шныряли арабы и их верблюды, панораму я бы назвал сказочной.

 

Другим совершенно ненужным объектом является заасфальтированная дорога, ведущая аккурат к знаменитому храму Беда. Мы, как только позволила местность, немедленно с неё свернули и потопали напрямик по усеянной камнями земле, держа курс на всемирно известный Тетрапилон.

 

Четыре исполинские постройки, расставленные квадратом, пожалуй, стоит признать самым что ни на есть фотогеничным местом всей округи. Это настоящее сердце Пальмиры, от которого артериями расходятся в разные стороны ряды более-менее сохранившихся колонн, растянувшиеся на километр с лишним. Чтобы узнать побольше о том, кто, когда и зачем предпринял строительство такого масштаба, я достал путеводитель по Сирии и, пристроив под седалища куртки, мы устроились на камнях. Тогда история Пальмиры раскрылась перед нами по всей красе – можно было читать про достопримечательности и сразу их обозревать…

 

Тадмор, как называется город по-арамейски, или, на греческом, Пальмира, возник примерно в первой половине II тысячелетия до нашей эры, по крайней мере первые упоминания о нём, сделанные каппадокийцами, относятся к этому периоду. По идее, населённый пункт, затерянный посреди пустыни, мало кого должен интересовать, ан нет, его стратегическое положение на перекрёстке торговых дорог постоянно привлекало внимание завоевателей. История Пальмиры вышла полосатой: то попадутся чёрные страницы, вроде разорения ассирийцами и нападения полчищ Навуходоносора II, то белые. Последних особенно много стала в начале нашей эры, с оживлением караванных путей, связывающих Рим со странами Востока. Известно, что местные купцы наладили сообщение со Скифией, Южной Месапотамией, Аравией, государствами Средней Азии. Высшей точки расцвета Пальмира достигла в середине III века н.э, с приходом к власти царицы Зенобии. Хотя, если быть точным, наибольший вклад в процветание державы сделала не она, а её супруг Септимий Оденат. Талантливый полководец и толковый политик, он в 262-267 годах сумел одержать ряд побед над персами, используя как свои части, так и переданные под его командование римские легионы. Затем, освоившись, Оденат повёл себя так, словно был правителем независимого государства, и в ту пору, когда Римскую империю раздирала очередная серия склок, ему удалось обособиться по-настоящему. А Зенобия пришла, можно сказать, на всё готовенькое, и за короткое время умудрилась погубить все труды мужа. Вот как выглядят на деле факты, однако раз в них нет ни грамма романтики, они обычно затушёвываются: сколько, спрашивается, человечество видело талантливых полководцев и толковых политиков? То-то же, на подобном наследии жирную кашу не сваришь. Другое дело, если сложить легенду про царицу и завоевательницу, якобы на равных боровшуюся с Римом; взятый нами при входе путеводителя по Пальмире выспренно называл Зенобию «арабская Клеопатра» и употреблял в её отношении столько пафосных слов, что прямо удивительно. К сожалению, в буклете ни словом не упоминалось о более чем странных обстоятельствах ухода Одената из жизни и смерти его официального наследника, сына от первой жены, всё внимание уделялось успехам второй супруги, Зенобии. «О! - воскликнул вдруг брат, - А это не та ли царица, чьё имя фигурирует в одной из серии знаменитого мультфильма «Вокруг света за 80 дней?! Там ещё упоминался лиловый плащ царицы, и её золотой шлем, и белый верблюд, так что окружающим казалось, будто правительница вернулась через века». Поразмыслив, мы утвердились во мнении, что речь шла о легендарной владычице Пальмиры, и собрались было читать дальше, как вдруг из-за колоннады появилась сама Зенобия. То есть нам так на секунду показалось, на самом же деле пред нашими очами предстал подержанный араб на подержанном верблюде, желавший впарить иностранцам «почти совсем бесплатную поездку». Вопли «НОУ!!!» и активные размахивания руками всё же убедили его в бесперспективности поползновений и, отняв у нас каких-то семь или восемь минут, наездник убрался. К сожалению, его дело, как говорится, не пропало: декабристы, если так можно выразиться, разбудили Герцена. И не успели мы продолжить чтение, как наши скромные персоны удостоились форменного паломничества. Дальнейшая история Пальмиры протекала так: первые шесть лет своего правления Зенобия достаточно уверенно сидела на троне, её победоносные армии доходили аж до шурх-шурх-Босфора, и, не иначе как ощутив «головокружение от успехов», царица приняла вместе с малолетним сыном титул шурх-шурх-Августов. Пальмирцы взялись чеканить собственные монеты с профилем Зенобии и вообще вели дела так, словно шурх-шурх-Римская империя исчезла с лица Земли. Неудивительно, что император Халё-мистэр! – на книгу упала тень от ручонки какого-то попрошайки, с последним шурх-шурх из-за колонны появился её владелец. Не дождавшись реакции, мальчуган вытер нос грязным кулаком, разжал ладонь и предложил нам купить древнюю, вот только что извлечённую из раскопа монету в 2 евро. Получив категорический отказ сперва на английском, потом на арабском и, наконец, на матерном, юный предприниматель впал в задумчивость и отбыл восвояси.

 

 

Удручённо вздохнув, мы снова взялись за путеводитель по Пальмире: «Неудивительно, что император Аврелиан, собрав в 272 году войска, взялся за дело всерьёз. Разделавшись в районе шурх-шурх-Хомса с полевой армией пальмирцев, повелитель Рима осадил вражескую столицу, и через несколько недель город шурх-шурх-пал. Во время боевых действий Пальмира серьёзно пострадала, но не была полностью уничтожена, а вот её государыне повезло куда меньше: Зенобися попала в плен и через год предстала перед шурх-шурх-римским плебсом по время триумфального шествия Аврелиана. «Халё, мистэр!» - между камнями возникает новый грязнуля, теперь нам стараются всучить убогого вида бусы. Не достигнув успеха, продавец спускается с пригорка, и мы видим, как возле громадной кучи античных обломков он держит совет с такими же обалдуями-приятелями; участники совещания то и дело бросают на нас плотоядные взгляды.

 

Понимая, что спокойно посидеть нам теперь не дадут, мы решаем сменить дислокацию и, пройдя мимо бывшего лагеря императора Диоклетиана, направляемся к украшающим склоны холмов гробницам. Издалека данные сооружения выглядят невзрачными, с колоннадами им не тягаться, но стоит подойти поближе, как становится ясно, сколь они громадны и какой непосильный труд был вложен в их строительство. Помимо новых впечатлений башни дарят нам панорамные виды, если обойти некоторые из них с тыльной стороны, то забраться наверх, откуда Пальмира видна как на ладони, не составляет труда. Особенно хорошо наблюдать храм Баала, высящийся вдалеке; остаётся пожалеть, что какие-то умники додумались протянуть возле него линию электропередач, портящую весь вид. Помнится, под Владимиром, где находится храм Спаса на Нерле, железные вышки тоже стоят так, чтобы попадать в кадр при почти любом ракурсе – такое ощущение, что в обоих случаях изгадил пейзаж один и тот же человек…

 

Посетовав на недальновидность сирийцев, мы начали потихоньку спускаться с гряды холмов, как вдруг услышали страшный вопль. Осмотр местности показал, что ни бандиты, ни террористы в Пальмире вроде как не появились, так что до нас донёсся явно не крик о помощи. Поэтому мы спокойно продолжали прогулку до тех пор, пока на наш след не выскочил из-за склона крысообразный абориген. Под аккомпанемент поминутно издаваемых им «Халё, мистэр!» мы успели пройти две горки и три отрога, периодически останавливаясь, чтобы покричать «Ноу!» и помахать руками. Опыт подсказывал, что раз двумя часами ранее подобным образом от попрошаек удалось избавиться, то, вероятно, способ сработает опять. Хрена-с-два, незваный гость, вздымавший шлёпанцами тучи пыли, упорно держался в кильватере. Мы даже хотели было прибавить шагу, чтобы посмотреть, как он отреагирует, но поленились утруждаться на тридцатиградусной жаре. Наконец, житель сирийской пустыни нас догнал и принялся совать грязную, заскорузлую руку, бормоча какую-то ерунду. Обычно отделаться от попрошаек в Европе и Азии удаётся, если их игнорировать, однако специфика Ближнего Востока такова, что пока на араба не наорёшь или не пригрозишь ему, он не отстанет. Вот и здесь, видя, что туристы в упор не желают его видеть, приставала повысил голос и принялся требовать бакшиш, мол, бог велел делиться, вот и давайте. Я в ответ заметил, что данному призыву вняли, главным образом, амёбы, а брат произнёс нечто такое, что воспроизвести в печатном виде нет никакой возможности. Как мы потом не раз убеждались, русский мат действует на арабов очень хорошо, видимо, на уровне эмоций, и, услышав ругань, они мигом отваливают. Первый наш блин в этом плане не вышел комом: посланный далеко и надолго сириец сразу заткнулся и отчалил… Всё-таки, талант «глаголом жечь сердца людей» многое значит в этом мире…

 

Придя в храм Баала, мы заплатили за вход, разорившись на какую-то ерундовую сумму, зато обогатившись пониманием, как арабы относятся к попавшим к ним в руки культурным сокровищам – никак. Разумеется, взимать плату с посетителей они горазды, но заняться реставрацией исторического объекта или хотя бы убрать валяющийся окрест мусор им в голову не приходит. Там, где древние стены осыпались, работ не ведётся, однако места, через которые безбилетники теоретически могут проникнуть в святилище, заложены камнями. Нам пришлось очень постараться, чтобы остановить поношение сирийцев и сосредоточиться на осмотре ценнейшей достопримечательности Пальмиры.

 

 

Поскольку туристические группы, очевидно, посещают город по стандартному графику, почти все, кто доселе бродил среди развалин, видимо, отбыли на обед, и второй по величине римский храм Ближнего Востока, уступающий в размерах только Баальбеку, достался нам для приватного осмотра. Что я могу сказать: даже с учётом многовекового износа комплекс, возведённый в честь трёх главных богов пальмирского пантеона, Анлибола, Бела и Йархибола, выглядит чертовски солидно. Хоть некоторые части ансамбля пострадали довольно основательно, сохранившегося достаточно, чтобы без труда представить, какое сильное впечатление храм Баала производил во времена расцвета Пальмиры. На многих плитах даже сохранились высеченные много веков назад фигуры, лица, детали одежды.

 

Пользуясь тенью, окутывавшей значительный кусок площади храма Баала, мы достаточно долго сидели внутри, наслаждаясь полной тишиной и постепенно пропитываясь духом веков; к счастью, на огороженную территорию достопримечательности не пускают верблюжников, торговцев разной дрянью и прочих попрошаек. Но, как говорится, сколько верёвочке не виться, а конец всё равно будет: солнце уже начало клониться к горизонту, в то время как мы ещё не посетили такой важный объект, как арабский замок, возвышающийся над окрестностями. Мне не раз приходилось читать отзывы о нём, и везде фигурировала похвальба вроде: «Жёстко поторговавшись, мы не позволили на себе нажиться и сумели добраться до холма Аль-Тар, где находится замок Пальмиры, всего за 10 долларов». По собственному опыту могу заверить, что 10 долларов за дорогу – ровно на 10 долларов больше, чем реально стоит маршрут. В самом деле, за двадцать минут мы без каких-либо затруднений прошли по тропинке прямо к воротам цитадели, и наградой нам стали чудесные виды Пальмиры, открывающиеся с высоты.

 

Вход в замок стоил ерундовые деньги, жалеть о которых не приходилось, вот только, честно говоря, смотреть внутри кольца укреплений совершенно нечего. При виде пустых помещений мне сразу вспомнилась экскурсия в Зальцбург, когда в огромном замке архиепископов каждая комнатка, от караулки у входных ворот до верхних этажей донжона, была набита всяческими интересными экспонатами, включая старинную мебель, всевозможную утварь, средневековое оружие и так далее. Напротив, замок Пальмиры встречал посетителей голыми стенами, покрытыми пылью лестницами и пропахшими мочой закоулками. Сколько бы мы ни лазили по бастионам, как старательно ни заглядывали в каждый уголок, вердикт был однозначен: ходить внутрь комплекса, значит только время потратить зря.

 

Путеводитель по Сирии из серии «Lonely Planet» настоятельно рекомендовал посмотреть закат над пустыней с валов замка, и вполне можно было предположить, что вечером под стенами появятся все наличные туристы, изнывающие от желания увидеть разрекламированный аттракцион. Так и вышло: пусть тех людей, с кем нам довелось добраться из Дамаска до Пальмиры, нам не встретилось, зато их сограждан, французов и немцев, было хоть отбавляй. Им-то и уделили максимум внимания местные попрошайки, активно ползавшие вокруг в надежде продать какую-нибудь чепуху. Между тем, на садящееся солнце куда удобнее любоваться со смотровых площадок крепости – оттуда и округу видно лучше за счёт высоты, и настырные аборигены отсутствуют как класс. Но так как в путеводителе про стены ничего не сказано, естественно, европейцы на них не полезли…

 

 

Тем, кто соберётся гулять по Пальмире вечером, настоятельно советую прихватить с собой свитер или куртку, а лучше и то, и другое: хоть днём сирийское солнце жарит как ненормально, ночью в пустыне весьма холодно. Под конец экскурсии нас перестали спасать даже тёплые куртки, и чтобы согреться во время марш-броска в отель по извивающемуся аки змея шоссе, мы взялись петь русские песни. Первым делом мне пришли на ум чеканные строки «Варяга», и тут же над холмами полетело: «Наверх вы, товарищи…». Под боевую мелодию наше настроение пошло в гору, тогда как ноги под гору, и не успели мы пропеть пары куплетов, как впереди показалось междугородное шоссе. Близ него нас обогнал автобус, увозивший французов, а следом проехал мотоциклист, который настолько удивился хоровому пению туристов, что даже позабыл предложить свои услуги. Потом жадность пересилила, он вспомнил о долге каждого араба надоедать гостям страны и собрался было нас окучить, но получил в ответ фразу: «Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг», интуитивно всё понял и свалил.

 

Обретённый кураж мы укрепили исполнением песни-пародии собственного сочинения, включавшей строки: «Наш ротный старшина давно сошёл с ума, а у меня всё это впе-ре-ди!..» Тем временем замок Пальмиры оказался настолько далеко от нас, что появилась возможность как следует запечатлеть его в подсветке на фоне быстро темнеющего неба.

 

Вернувшись в жилые кварталы Тадмора, мы без труда отвергли попытки торговцев уличной снедью продать всякую дребедень, однако вопрос, где можно поесть в Пальмире, оставался нерешённым. Повторилась картина Дамаска: вроде точек общепита много, а пойти совершенно некуда, с той лишь разницей, что на этот раз ни одно кафе мы не сочли достойным. Кончилось дело покупкой жареной курицы, которую мы употребили в номере отеля. Прошедшая гриль животина обошлась нам в 4 доллара с учётом салата, приправ и прилагавшихся лепёшек – вполне божеская цена, не правда ли? Что касается завтрака, то он входил в стоимость проживания, и на нём-то мы развернулись во всю мощь, благо было чем подзакусить. Ни до, ни после нам таких трапез утром не выпадало: на «шведском столе» присутствовали сосиски и омлет, сыры, колбасы, джем, вкусный хлеб, не менее вкусная выпечка и фрукты. Короче говоря, наелись мы до отвала и в номер вернулись совершенно довольные.

 

Всё бы хорошо, но теперь нам вновь предстояло провести целый день в окружении арабов. Ух, как противно было выходить на улицу, однако долг звал: в конце концов, нас ждал величественный замок Крак-де-Шевалье, самая большая на Ближнем Востоке твердыня крестоносцев.

Посмотреть виды Пальмиры...

 

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru