ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Бруней

Во время путешествия по Азии самостоятельно я смог посетить Бруней, где увидел такие достопримечательности Бандар-Сери-Бегавана, как мечеть Омара Али Сайфуддина и Кампонг Айер; чтобы узнать как можно больше, читайте подробный отчёт об экскурсии по столице Брунея Бандар-Сери-Бегавану

 

До недавнего времени посетить в Бруней было нереально, почти как слетать на Луну. Ну, может, не совсем нереально, но весьма и весьма проблематично. Примерно такой же визовой политики придерживались Саудовская Аравия и Катар, куда попасть не получалось даже бизнесменам – им под разными предлогами банально не давали визы. При этом теоретически имелась возможность побывать в закрытых странах, совершая длительную пересадку; словно в насмешку над размерами пассажиропотока, экскурсии по Дохе проводились четыре раза за сутки, на каждую выделялся один автобус. К тому же, разрешение выйти в город давали пограничники, действуя по собственному разумению и желанию, а угадать, левая или правая пятка зачесалась у конкретного араба, конечно, было невозможно.

 

 

Абсолютно так же вело дела самое закрытое государство Юго-Восточной Азии. Чтобы получить визу Брунея, приходилось изворачиваться, и никакая возня, отмечу, не гарантировала результат. Да, правила декларировали безвизовый транзит, однако доступ на территорию крохотного султаната обставлялся целым рядом условий. Обязательны, например, были рейсы «Royal Brunei» - только их пассажиров привечали, и, опять-таки, выпускали из аэропорта исключительно на усмотрение властей. Соответственно, путешественникам приходилось изворачиваться, подбирая перелёты с большими зазорами, и без гарантии, что удастся пройти границу. Я прочитал немало отчётов, чьи авторы описывали своим злоключения в аэропорту брунейской столицы, и это были те, кому повезло, ибо летевших «Air Asia» часто попросту не сажали на рейс, и практически никогда не давали им «зелёный свет». Словом, посмотреть достопримечательности Бандар-Сери-Бегавана не получалось, хотя все страны региона давным-давно ввели безвизовый режим для граждан России. Соответственно, мне покорились Индонезия, Малайзия, Таиланд, Вьетнам, Филиппины, Сингапур, Лаос, Камбоджа, но попасть в Бруней не получалось.

 

К счастью, человеческий прогресс не стоит на месте. Мысль о развитии туризма с целью диверсификации экономики пришла в головы даже таким твёрдолобым правителям, как саудиты, и эмир Катара. Как следствие, за один 2018 год я дважды наведался в Доху, и хотя с Эр-Риядом пока не сложилось, Саудовская Аравия намечена приоритетной целью. Султан Брунея, не исключено, ориентировался на своих коллег, а, впрочем, трудно сказать, о чём он думал столько лет, пока не пришёл к идее пополнить казну за счёт путешественников. Главное, виза Брунея ушла в прошлое, дорога оказалась открыта!

 

 

Однако радовался я рано: учитывая, сколько авиакомпаний летает в Бандар-Сери-Бегаван (чтобы их посчитать на пальцах, не придётся разуваться), посетить Бруней - ещё тот квест. Я вдобавок запланировал отдых на Ломбоке, что дополнительно осложняло логистику. Значит, про недорогие перелёты «Air Asia» из Куала-Лумпура пришлось забыть, а другие варианты массово не просматривались. Поразмыслив, я перенацелился вместо Куала-Лумпура на Кота-Кинабалу и наметил хитрый план с транзитом «Royal Brunei» до Денпасара. Выходило разумно и по времени, и по деньгам, так что мы отправились в самостоятельное путешествие по Юго-Восточной Азии с лёгким сердцем.

 

До поры до времени всё шло гладко, но едва минули вторые сутки вояжа, как брунейцы подложили нам свинью, отменив вечерний рейс из Кота-Кинабалу. Всех пассажиров они перекинули на следующее утро, что моментально отрезало нам добрый кусок экскурсии по Бандар-Сери-Бегавану. Я-то рассчитывал заночевать в столице, и, оставив вещи на попечение портье, провести целый день, гуляя налегке. Новая обстановка обрекала нас таскаться по жаре с ручной кладью; ну хоть основной багаж остался в аэропорту, и то, как говорится, хлебушек. Всё-таки, сбой сказался, и нам удалось увидеть далеко не все достопримечательности Бандар-Сери-Бегавана.

 

Знакомство с третьей по счёту страной путешествия началось рано утром. Позавтракав в бизнес-ложе аэропорта, мы погрузились в новенький А-320 и обнаружили, что желающих посетить Бруней почти нет – в полуторасотместном салоне копошилось десятка два пассажиров. Перелёт много времени не занял, едва набрали высоту, как тут же началось снижение. Зелёный покров джунглей внезапно расступился, внизу замелькали домики, и вот мы уже катимся по земле одного из двух существующих на планете султанатов.

 

 

Аэропорт Бандар-Сери-Бегавана сопоставим по размеру с кота-кинабаловским, только народа внутри него побольше, а свободного места поменьше. Как и в Малайзии, я легко нашёл пункт обмена валюты, и сбагрил оставшиеся ринггиты по разумному курсу 3,11: большие расходы не ожидались, и серьёзную валюту я решил приберечь на будущее. Курс доллара в аэропорту Брунея, кстати, ниже городского, но ненамного, пара разница составляет всего пару процентов.

 

Обзаведясь местными деньгами, можно было начинать хлопоты насчёт транспорта. Такси, стоившее около тридцатки «зелёных», я отверг и мы отправились искать, где в аэропорту находится остановка автобусов. Как выяснилось, через воздушную гавань проходит несколько маршрутов, однако доехать до Бандар-Сери-Бегавана позволяет лишь один, номер 23, и то не будет лишним спросить у водителя, куда конкретно он едет.

 

Отъезда мы ждали около двадцати минут. Стоимость проезда в Брунее велика по российским меркам, отдать пришлось порядка 100 рублей, но это в пересчёте, а если не задумываться о курсе, один доллар уходит влёт, без напряга. Заняв места в середине салона, мы приготовились к знакомству с наиболее обеспеченным государством мира. Кроме шуток, владыка страны, к примеру, отстроил себе самую большую на планете правительственную резиденцию, превосходящую ближайшего соперника (Ватикан, к слову) по количеству помещений на четверть с лишним. Другой штрих: в гараже султана ждут своего часа почти две сотни «Роллс-Ройсов» - никто другой подобной роскоши позволить себе не может. Соответственно, мы ожидали увидеть нечто необыкновенное; может, не кисельные реки и молочные берега, но их близкое подобие…

 

 

Увы, весь путь до города никаких видимых признаков богатства за окном не наблюдалось. Дома мелькали заурядные, пейзажи тоже были так себе. Дороги вот отличные, однако следует помнить, что погода в Брунее обычно стоит хорошая, перепадов от -30 до +35 на Борнео не бывает в принципе (правда, однажды была зафиксирована рекордно низкая температура +21), иными словами, покрытию попросту не с чего разрушаться. Короче говоря, первые впечатления вышли нейтральными.

 

По прибытию на улицу Jalan Cotor, где находится центральный автовокзал Бандар-Сери-Бегавана, возник вопрос, что делать дальше. Я было рыпнулся пересесть на автобус, уходящий в южный пригород, дабы посетить Национальный музей Брунея, но меня совсем не вовремя осенила идея добраться до отеля, дабы оставить там вещички и слегка передохнуть – в конце концов, номер был оплачен и до времени выселения в полдень мы могли пользоваться им как угодно. Вот так мы сваляли дурака, и отправились пешком вдоль проспекта султана Омара Али Сейфуддина, рассчитывая вскорости выйти на Эдинбургский мост.

 

 

Где-нибудь в средней полосе России или, скажем, посреди Милана, подобная прогулка прошла бы с огоньком, однако мартовские тропики быстро лишили нас сил. Чем дальше мы шли, тем глупее выглядела затея. Примерно на полпути моя половина явно собралась устроить скандал, и я предпочёл завершить поход, тем паче, что слева от дороги заманчиво красовался Музей регалий султана. Туда мы и направили уставшие ноги.

 

Как и ожидалось, внутри этой достопримечательности Бандар-Сери-Бегавана царила прохлада и, что особенно приятно, работала камера хранения, позволившая нам избавиться от рюкзака и сумок. Ах, до чего же приятно было пройтись налегке!

 

Музей, созданный в 1992 году, вмещает бесчисленное количество разного добра, подаренного правителям Брунея коллегами. Возле каждого экспоната размещена табличка с указанием имени благодетеля. Помимо прочего, мы отыскали на витринах подарок от Российской Федерации. Некоторые предметы заслуживают пристального внимания, другие выглядят заурядно. Вот чему действительно следует посвятить время, так это церемониальным регалиям, которые используются при коронациях. Их, включая впечатляюще оформленную колесницу, кстати, можно фотографировать, что запрещено в остальных залах.

 

Покидать прохладные кондиционированные помещения нам не хотелось, но долг путешественника звал в дорогу, тем паче, что музей регалий султана привлёк ненужное внимание группы китайских туристов. Они мигом наводнили главный холл собой и создаваемым гомоном. Между прочим, кое-кому из прибывших не хватило бесплатных тапок, выдаваемых служителями по запросу. Рекомендую озаботиться этим вопросом в первую очередь сразу после прихода: полагаю, ходить по каменным полам босиком не совсем приятно.

 

Пока китайцы суетились, у меня мелькнула мысль отвалить из музея втихую, оставив рюкзаки на попечение местных, раз камера хранения в Брунее отсутствует как класс. К сожалению, моя половина занервничала, опасаясь, как бы храм культуры не закрылся раньше времени. Вздохнув, я забрал вещи, и мы продолжили прогулку.

 

До следующей достопримечательности Бандар-Сери-Бегавана идти потребовалось недолго. Собственно, мы её уже видели, когда двигались из центра на север, просто не придали значения странной конструкции, торчащей невесть зачем посреди перекрёстка. Путеводитель по Брунею, на чьи страницы я удосужился, наконец, заглянуть, пояснил, что Памятник времени установили в 1959 году, дабы увековечить приезд видного борца за независимость азиатских стран Абдул Рахмана. Тот собирался организовать обширную федерацию, включавшую также Сингапур и Бруней. Сингапур принял предложение, однако не прошло и десяти лет, как сбежал на вольные хлеба. Султан Брунея после долгих колебаний отказался объединяться, сочтя, что с далёкой Англией иметь дело приятнее, нежели с близкой Малайзией. Более того, когда Лондон вознамерился сбыть с рук непрофильные активы, брунейская делегации специально летала за тридевять земель, пытаясь отказаться от навязываемого суверенитета – во как!

 

Помимо основной функции памятника часы имеют и другую: от них отсчитываются все расстояния государства, даром, что счётчики никогда особо не утруждаются по причине малых размеров Брунея.

 

 

Нам невеликие дистанции были только кстати, все основные достопримечательности Бандар-Сери-Бегавана мы рассчитывали посетить в ходе пешей прогулки. Достаточно сказать, что ближайший важный объект находился от Памятника времени в трёхстах метрах к западу.

 

Мечеть Омара Али Сайфуддина, получившая имя в честь 28-го по счёту султана, отца нынешнего правителя, справедливо считается жемчужиной исламской архитектуры. Её построили в 1958 году, когда Бруней становился на ноги, обретая новый, современный облик. Ходят слухи, будто проект, соединивший черты малайской архитектуры с индийским зодчеством эпохи Великих Моголов, утверждал лично повелитель страны. Денег на создание символа процветания не пожалели, материалы везли из разных концов Земли, от Италии до Китая. Габариты мечети не так уж велики – эмир Абу-Даби отгрохал себе ещё более крупное здание – но изящества постройке не занимать. Особый интерес представляют минарет, подозрительно смахивающий на венецианскую колокольню Сан-Марко, и здоровенный купол, покрытый слоем настоящего золота. Вот здесь богатство Брунея предстало перед нами ощутимо и зримо.

 

 

Внутрь мечети пускают всех желающих, при соблюдении, конечно, мусульманских канонов. Разуться пришлось нам обоим, на мою половину к тому же напялили серый халат не первой свежести, заставлявший её поминутно фыркать. Понятно, надолго под сводами священного места мы не задержались, но поснимать ковры, люстры, мраморные колонны и расписные потолки успели.

 

 

Столь свободолюбивая личность, как свет моих очей, ещё долго бухтела бы, понося правила поведения женщин в мечетях, кабы не парк, примыкающий к самой интересной достопримечательности Бандар-Сери-Бегавана. То есть сначала мы смотались по мостику к «припаркованной» на озере барже, откуда открывались лучшие виды только что посещённой нами белоснежной постройки. Прообразом плавсредства послужила парадная баржа одного из султанов, живших в XVI веке, точную копию создали полсотни лет назад по случаю 1400-летнего юбилея обретения правоверными корана.

 

Засняв должным образом мечеть Омара Али Сайфуддина, мы обошли водоём и попали в царство чистоты с преобладанием геометрических узоров. Другого такого уголка, как парк Таман Махота Джубли определённо нет на всём Борнео. Гулять по мощёным дорожкам в окружении подстриженных на английский манер кустов и травы было чертовски приятно. Что интересно, вплоть до 2017 году эту часть столицы занимали традиционные дома на сваях, сиречь район представлял из себя живописные трущобы. О том, как смотрелась набережная раньше, мы могли судить по кварталам, распростёршимся вдоль речек. Кампонг Айер нам навестить не удалось, однако и его северного, более скромного коллеги хватило с избытком. Я не мог понять, как султан терпит подобные халупы, пока не заглянул в путеводитель по Брунею. Выяснилось, что хаотическое нагромождение халуп считается – кроме шуток! - важным элементом культурного наследия…

 

 

Узнав статус самой оригинальной достопримечательности Брунея, мы испытали сильное удивление, но весть, что Кампонг Айер прозван местными «Восточная Венеция», поверг нас в неподдельное изумление. Можно понять, когда с Венецией сравнивают Петербург, Бамберг или Кольмар, но здесь мы имели дело с откровенно неприглядными пейзажами. Примерно так же выглядят многие цыганские таборы, а лично мне сразу вспомнился мусорный город на окраине Дакки. Мешанина из проводов, труб, деревянных мостков, ржавых листов железа и сушащегося белья заставляла непроизвольно скукоживаться в старании ничего не касаться. Не добавляла оптимизма и плескавшаяся под ногами вода откровенно мерзкого цвета; полагаю, про канализацию обитатели Кампонг Айер не в курсе, и все отходы идут прямиком в реку. Такой, понимаете ли, заповедник традиций, богатый историей и культурой – дословная, кстати, цитата из путеводителя…

 

Остаётся пожалеть, что брунейцы не добавили району дополнительной реалистичности, пустив по рекам лодки с бандитами – в конце концов, вплоть до конца XIX века основной доход султанату давали пиратство и связанная с ним работорговля. Ей-ей, было бы весело отлавливать тупорылых гейропейцев и продавать их куда-нибудь на плантации в глубине Борнео. Может, при таком раскладе азиаты хоть отчасти сквитались с колонизаторами…

 

 

Ясное дело, эта часть экскурсии по Бандар-Сери-Бегавану не пришлась нам по вкусу. Единственным светлым пятном стал новенький, с иголочки мост через Сангай Кедейн. Его конструкция оригинальна до невозможности, подобных проектов мне ранее не встречалось. Поистине, поразительным оказался и другой проект – внутри находившегося неподалёку торгового центра «Yayasan Sultan Haji» негде было купить воды. Привыкнув, что в России и других европейских странах крупные комплексы магазинов снабжаются супермаркетами чуть ли не по умолчанию, я всё не верил глазам и порывался проверить обстановку ещё раз. Моя половина хоть и призывала бросить поиски и идти смотреть другие достопримечательности Брунея, настаивала не своём особо сильно, чтобы подольше побыть в создаваемой кондиционерами прохладе.

 

Ползанье по этажам ТЦ всё-таки привело к положительным результатам. Пусть купить воды нам не удалось, зато мы нашли пару кафе, где можно поесть недорого, а в Бандар-Сери-Бегаване это редкость. За 6.80 динаров нам достался комплексный обед, включавший помимо основных блюд ещё и напитки. Последние пришлись особенно кстати: у меня, например, аппетит на жаре обычно пропадает, однако нужда в питье никуда не девается.

 

 

Подкрепившись, мы собрались было на выход, но я наткнулся на магазин, где продаются сувениры из Брунея и других стран. Мне пришлась очень по душе футболка производства Камбоджи – во время посещения этой страны купить одежду не вышло, и вот, спустя годы, оплошность была исправлена. Нашей добычей также стали магнитики и разная мелочь, постепенно заполнившая всё свободное место в рюкзачке. Тут мы постигли на практике законы Архимеда: купленное имущество вытеснило почти все наличные. Посчитав расходы, я откашлялся, поскольку отдал продавцам 23 динара, втрое больше, нежели стоил обед. Да, цены в Брунее аховые, всё стоит куда дороже, нежели в соседних Малайзии с Индонезией.

 

Пожалуй, мысль поесть в Бандар-Сери-Бегаване была ошибочной: разнежившись в холодке, мы лишились былого задора и дальше действовали уже без огонька. Нам ещё удалось пройтись вдоль южной набережной столицы и увидеть небольшую мечеть Аббаса Сулеймана, но и только. Прочие достопримечательности Брунея, вроде Национального музея, Морского музея и султанских мавзолеев, расположенных примерно в трёх километрах к востоку, нас, разбитых чередованиями жары и холода, уже не вдохновили. Стараясь прятаться с тени, мы побродили по улицам и проспектам, и только. Я попытался подбить свою половину на подвиги, однако получил в ответ солидную порцию нытья. Так была свёрнута программа осмотра интересных мест…

 

 

Как добраться до аэропорта, мы отлично знали, и когда ноги принесли нас на центральный автовокзал Брунея, было невозможно упустить отъезжающий транспорт. Испытывал ли я грусть от расставания с крохотным султанатом? Ну, разве чуть-чуть. Начнись экскурсия по Бандар-Сери-Бегавану через несколько дней, когда закончилась акклиматизация, думаю, мы провели бы время куда более плодотворно. Помню, как в Джакарте после прилёта меня донимала тропическая жара, а спустя трое суток я уже козликом скакал по ярусам Боробудура. Вот и тут перепад температур всё ещё сказывался.

 

Наше появление в терминале международных вылетов произвело некоторый фурор: большинство рейсов «Royal Brunei» отправляются ближе к вечеру, и оттого желающие пересечь границу отсутствовали полностью. Пограничник даже поинтересовался, точно ли мы хотим отчалить, коли до вылета остаётся больше пяти часов. Что ж, на тот момент любые достопримечательности Брунея не были для нас столь привлекательными, как холодные помещения бизнес-ложи. Те порадовали безлюдьем и обилием всевозможной снеди, равно как и напитков. Мы выдули бесчисленное количество соков, минералки и чая, прежде чем снова ощутили себя в своей тарелке. А там уже и посадку объявили.

 

Если желающих добраться в Бруней из Кота-Кинабалу нашлось немного, то Бали вызвал куда больший интерес почтеннейшей публики. Нет, салон не забили под завязку, но авиакомпания умудрилась продать примерно две трети билетов. Думаю, свою роль сыграли транзитные рейсы «Royal Brunei» из Бангкока и Сингапура. Во всяком случае, до Бандар-Сери-Бегавана с нами летели сплошь приличные люди, теперь же там и сям виднелись немытые головы бэкпекеров. Вот кому Бали – рай… Хорошо, что нам с ними было не по пути: мы на самом деле держали курс на Ломбок, где я рассчитывал, как и в прошлый раз, со вкусом отдохнуть…

Посмотреть фото из Брунея...

Скачать путеводитель по Брунею... 

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru